Вводная картинка

Берегись автомобиля. Как и почему на Каннском фестивале победил фильм о забеременевшей от «Кадиллака» убийце?

Культура

74-й Каннский фестиваль, из-за пандемии коронавируса получившийся не только первым за два года и самым замаскированным в истории, но и, возможно, самым представительным по программе за последнее десятилетие, подошел к концу во Франции. Жюри с великим афроамериканским режиссером Спайком Ли во главе сенсационно наградило «Золотой пальмовой ветвью» буйную и броскую картину Джулии Дюкорно об автомобильной беременности «Титан», сумев при этом удивить и в плане распределения остальных наград. «Лента.ру» рассказывает о том, кто выиграл каннские призы — и насколько заслуженно.

«Золотая пальмовая ветвь» за лучший фильм
«Титан» (Titane), Франция, режиссер Джулия Дюкорно

Джулия Дюкорно, сделавшая себе несколько лет назад имя провокационным веганско-каннибальским хоррором «Сырое», судя по ее новому фильму не утратила таланта к эффектным экранным жестам: «Титан» начинается с секса трудящейся на автошоу танцовщицы с «Кадиллаком», а продолжается ее последовавшей беременностью, вспышкой кровавых убийств, бегством и удивительным обретением себя в доме свихнувшегося от горя и стероидов капитана пожарных — в качестве его сына! Во всем этом жонглировании жанрами и калейдоскопе образов вроде текущего из утробы машинного масла можно при желании рассмотреть религиозные аллюзии в диапазоне от древнегреческой мифологии до раннего христианства. А можно — не разглядеть ничего, кроме звенящей грохотом металла пустоты, замаскированной трюковой режиссурой. Спайк Ли и его жюри, в свою очередь, вполне могли увидеть в «Титане» самый сюжетно бойкий и визуально эффектный фильм конкурса.

Гран-при
«Герой» (Ghahreman), Иран, режиссер Асгар Фархади, и «Купе номер шесть» (Hytti nro 6), Финляндия, режиссер Юхо Куосманен

В условиях, когда в основном конкурсе соревновались сразу 24 картины (в обычных условиях это число не превышает двадцати), неизбежными оказались призы, разделенные между двумя фильмами — причем такое решение жюри приняло сразу дважды. Гран-при, вторую по престижности награду фестиваля, разделили два фильма о персональной цене свободы в реалиях тотальной девальвации последней. Так новая лента двукратного лауреата «Оскара» из Ирана Асгара Фархади «Герой» высказывается об иранской несвободе через сюжет о мужчине, пытающемся выбраться из долговой тюрьмы — с непредсказуемыми для его совести последствиями. Типичный для славящегося любовью к неразрешимым моральным дилеммам Фархади сюжет. А снятый с российским участием и в России фильм финна Юхо Куосманена «Купе номер шесть» всматривается в лихие, захлебнувшиеся обещанием свободы девяностые из окна поезда МоскваМурманск — и через фигуры двух случайных попутчиков, бегущей от несчастной любви финской студентки и обалдевшего от пьянства молодого русского шахтера. Куосманен, стоит отметить, доезжает на своем скором почти до пародии на русскую жизнь. Может быть, впрочем, это входило в его замысел.

Лучший режиссер
Леос Каракс, «Аннетт» (Annette), Франция

Француз Леос Каракс, некогда слывший вполне себе радикалом, в своем новом фильме несколько преображается — обращается к жанру мюзикла (на песни группы Sparks), существенно смягчает интонацию и, что самое главное, раскрывает душу на самом личном сюжете в карьере, о мужчине, доводящем любимую до смерти и остающемся один на один с дочерью. Все это — в эксцентричном антураже из песен во время куннилингуса, пародий на Супер Боул и криповатой куклы в заглавной роли. Причуды и искренность Каракса жюри, видимо, и оценило — предпочтя не обращать внимания на то, что в сущности режиссер здесь признается в том, что ему всерьез не интересен никто, кроме него самого. А значит, и проникнуться его лукавой тоской могут лишь те, кто терпелив к чужой жалости к себе.

Прочитать о фильме «Аннетт» подробнее можно здесь

Лучший актер
Калеб Лэндри Джонс, «Нитрам» (Nitram), Австралия, режиссер Джастин Курзель

Хорошо известный ролями в таких фильмах, как «Прочь» и «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», американец Калеб Лэндри Джонс — пожалуй, лучшее, что есть в картине Джастина Курзеля «Нитрам», разочаровывающей все сильнее и сильнее с каждой пятиминуткой экранного времени. Начинающийся как вдумчивый, почти импрессионистский портрет страдающего от депрессии и задержки в интеллектуальном развитии молодого обитателя Тасмании (как раз Лэндри Джонс), «Нитрам» к финалу вдруг съезжает в историю самого трагичного в австралийской истории массового убийства — и делает это не то, чтобы элегантно и оправданно. Бравурного перформанса Лэндри Джонса это, впрочем, не отменяет и не обесценивает.

Лучшая актриса
Ренате Реинсве, «Худший человек на свете» (Verdens verste menneske), Норвегия, режиссер Йоаким Триер

Йоаким Триер снял один из самых последовательно изобретательных фильмов основного конкурса — портрет норвежки Юли с 25 до 30, более того, портрет, в котором трудно не считывать приговор всему поколению, так остроумен Триер в иронии к женщине, мечущейся между профессиями, мужчинами и, самое главное, полярными представлениями о самой себе. Тем любопытнее, что замечая и укрупняя недостатки своей никак не взрослеющей героини, Триер при этом напрочь отказывается ее судить, обнаруживая в себе ресурс не только к сарказму и стилю, но и к редкой эмпатии. Его можно понять, как минимум глядя на перформанс Ренате Реинсве в заглавной роли — ухитряющейся одновременно быть и невыносимой, и понятной, и магнетичной.

Лучший сценарий
Рюсукэ Хамагути, Такамаса Оэ, «Сядь за руль моей машины» (Doraibu mai ka), Япония, режиссер Рюсукэ Хамагути

Пожалуй, один из самых оправданных призов всего расклада: Рюсукэ Хамагути и его соавтор Такамаса Оэ действительно проделали блестящую драматургическую работу. Лаконичный рассказ Харуки Мураками в их руках превратился в одновременно эпический (на три часа времени!) и интимный портрет современной японской печали, не меньшим фундаментом для которого служит не только их соотечественник-литератор, но и наш — Антон Чехов. Его «Дядю Ваню» главный герой «Сядь за руль моей машины» ставит — в авангардной лингвистической форме — на театральной сцене, попутно пытаясь на своем алом Saab доехать до того же неба в алмазах, о котором мечтали чеховские герои. Без особой надежды на успех — но с желанием жить, несмотря ни на что, которое постепенно разливается и по зрителю.

Прочитать о фильме «Сядь за руль моей машины» подробнее можно здесь

Приз жюри
«Память» (Memoria), Колумбия, режиссер Апичатпон Вирасетакун, и «Колено Ахед» (Ha'berech), Израиль, режиссер Надав Лапид

Спайк Ли и компания самое удивительное свое решение оставили для приза жюри — который они разделили между двумя впечатляюще не похожими друг на друга фильмами. Один, «Память», первый заграничный опыт тайского визионера Вирасетакуна — демонстративно медленный, созерцательный, следующий за героиней Тильды Суинтон в колумбийские джунгли на поиски терзающего ее парадоксального (и насильственного для барабанных перепонок) звука — где она находит контакт с памятью не только своей, но как будто бы и всего человечества. Другой, «Колено Ахед» Надава Лапида — напротив, резкий, суетливый, борзой, бесстрашно бросающий вызов израильскому порядку вещей с помощью сюжета о бунтующем на показе собственного фильма режиссере-нонконформисте. Оба фильма — так или иначе выдающиеся.

Прочитать о фильме «Колено Ахед» подробнее можно здесь

«Золотая камера» за лучший дебют
«Мурина» (Murina), Хорватия, режиссер Антонета Аламат Кусиянович

Приз за лучший дебют в Каннах вручают без оглядки на принадлежность к конкретной секции киносмотра (причем делает это специальное жюри) — и в этот раз его лауреатом стала участвовавшая в программе «Двухнедельник режиссеров» хорватская лента «Мурина». В ее центре — живущая с родителями на острове в Адриатике девушка, взросление которой ускоряется с прибытием сюда богатого бразильца, в свое время бывшего любовником ее матери. Антонета Аламат Кусиянович насыщает этот типичный для кинороманов воспитания сюжет таким напряжением, что смотрится «Мурина» почти как триллер, в котором отдельным персонажем становится само окружающее остров море — в нем героиня чувствует себя куда как комфортнее, чем на земле, среди завравшихся и зарвавшихся взрослых.

Гран-при секции «Особый взгляд»
«Разжимая кулаки», Россия, режиссер Кира Коваленко

Призы во второй по престижности программе Каннского фестиваля «Особый взгляд» вручили на отдельной церемонии еще 16 июля, но обойти их упоминанием невозможно — хотя бы потому что главным триумфатором секции, в свое время открывшей десятки великих режиссеров, стала россиянка Кира Коваленко. Ее драма «Разжимая кулаки» разворачивается в Северной Осетии (и снята на осетинском), где главная героиня, по которой в детстве прошелся жуткий теракт, пытается вырваться из тесных уз отцовской гиперопеки. Не меньше сюжета в фильме Коваленко впечатляет режиссура — тонкая, зрелая, внимательная не только к персонажам, но и к миру, в котором они обитают. А что еще важнее — сама способная из уз реализма и истории вырваться эффектными стилистическими решениями.

Прочитать о фильме «Разжимая кулаки» подробнее можно здесь