Вводная картинка

«Мы делаем свое дело» Как две сестры связались с рэпом и стали самой многообещающей поп-группой России

Культура

Осенью 2020-го года Скриптонит представил новых участниц своего лейбла: к команде присоединились Настя и Маруся Муравьевы, создавшие вместе с музыкальным продюсером Павлом Петренко группу «Сестры». За их приходом последовал первый альбом на Musica36 «Когда были волны» и фит с самим Скриптонитом — причем и то, и другое разительно отличалось от того, что слушатели привыкли слышать на лейбле, выпускающем преимущественно хип-хоп-артистов. «Сестры» привнесли в коллекцию Musica36 хрупкий и деконструированный поп, которым начали заниматься задолго до встречи с продюсером. Артистки, выросшие в семье музыкантов (отец — гитарист, а мама — пианистка) и получившие академическое образование, выпустили дебютный EP еще в 2018-м, но первые интервью, клипы, выступления на «Вечернем Урганте» и рецензии с фразами вроде «самый многообещающий поп-проект» посыпались на группу лишь в последние месяцы. «Лента.ру» поговорила с «Сестрами» об ощущении собственной популярности, «пацанском» языке рэперов и мечтах о «Коачелле».

«Лента.ру»: Ваш первый альбом на лейбле Musica36 вышел в разгар пандемии: концертов почти не было, гастролей тем более. Что-то поменялось с тех пор? Все-таки работать над треками в студии и выступать перед публикой — это два довольно разных аспекта жизни музыкантов.

Настя: Конечно, это совсем другой режим.

Маруся: У нас еще не было концертов. В августе будет джем Musica36 — это, получается, будет первое выступление перед слушателями. Так, в основном были только съемки.

Настя: Мы играли на презентации медиа Karmapolitan. Это вот, пожалуй, и было наше первое выступление. К Новому году еще был джем Musica36, но это тоже была съемка. Там была съемочная группа и артисты. Было очень уютно, классно, спокойно.

Где бы вы хотели выступить?

Маруся: Вообще хорошо бы, чтобы фестивали все сначала заработали, а не отменились и не переносились на годы вперед.

Настя: Если про фестивали, то да, нам, конечно, хотелось бы сделать крутое шоу, например, на «Коачелле». А так мы с удовольствием выступим там, куда придут люди, которые хотят послушать нашу музыку.

А ваша жизнь вообще как-то поменялась после выхода альбома «Когда были волны»? Ощущаете, что появилась какая-то популярность, вас начали узнавать люди?

Маруся: Мы все еще в таком довольно закрытом режиме, потому что мы либо дома, либо на студии пишем музыку. Конечно, жизнь переменилась отчасти, но не могу сказать, что разительно, потому что как раз нет концертов, нет внешней социальной жизни. В основном мы сидим дома.

Настя: Бывает, что кто-то подходит и просит сфоткаться. Это необычно.

Какая у вас разница в возрасте?

Маруся: Три с половиной года.

Вы в интервью часто говорите, что легко находите общий язык, по крайней мере в работе. Так было всегда?

Маруся: Ну да, у нас всегда были хорошие отношения. А в работе, мне кажется, у нас никогда не было проблем и разногласий никаких. Может, за счет того, что мы очень похожим образом понимаем все, у нас хороший коннект. Не знаю, нам очень интересно вместе.

Настя: Мне кажется, в нашем случае то, что мы долго знаем друг друга, работает только в плюс, не приходится многое объяснять словами. На интуиции очень многое держится.

С вами еще работает Павел Петренко. За что вы отвечаете в написании музыки, а за что он? Как происходит рабочий процесс?

Настя: Мы начинаем с Марусей идею, записываем ее у себя дома. У нас маленькая студия, мы записываем там вокал полностью, как правило. Еще какой-то аккомпанемент можем накидать, сыграть, может быть, на фортепиано или гитаре. Иногда Маруся может сразу прописать струнные, например. То есть мы делаем песню в варианте акустики, можно сказать. Потом мы приходим к Паше, и он делает аранжировку.

Маруся: Да, аранжировку, звук, сведение. Мы обычно сидим с ним втроем и по дороге все обсуждаем. Понятное дело, что бывают разные моменты, когда кому-то нравится больше одно, кому-то другое.

Настя: Ну, конечно, у каждого свое видение, но в итоге мы всегда приходим к компромиссу. Иногда спорим, но чаще всего Паша что-то начинает накидывать и мы просто: «Воу, ну, вот так это и должно звучать, идеально». Мы с Марусей уже как будто привыкли к такому, но на самом деле это же просто магия, то, как он чувствует музыку.

Есть некий стереотип, что творческие профессии, в том числе музыка, менее надежны с финансовой точки зрения. Ну, и от родителей часто можно услышать просьбы пойти на какую-то более понятную и оплачиваемую работу. У вас были такие переживания по поводу занятий музыкой?

Настя: Мне кажется, в каждой семье это сильно по-разному. Зависит от того, чему посвятили жизнь родители. В зависимости от того, чем они занимались, они делают какие-то свои выводы, пожелания.

Маруся: У нас все в семье зарабатывали на жизнь только музыкой. В семье мы не видели, чтобы кто-то заниматься чем-то другим. Так что это как раз было нормально, то есть [нам говорили]: «Учись музыке и будешь ездить на гастроли, когда вырастешь. Учись музыке и всегда сможешь заработать себе денег». А даже если ничего не говорили, всегда было ощущение, что музыка — лучшее из занятий и всегда стоит потраченного времени.

Как создавались ваши клипы?

Настя: С клипом «Нет дела» на самом деле было очень все спонтанно, было предложение от режиссера Жени [Бакирова].

Маруся: То есть мы решили снимать клип на эту песню, и несколько режиссеров предложили свои идеи.

Настя: И то, что предложил Женя, нам понравилось. В случае этих двух работ, «Нет дела» и «Никаких стен», идея шла от режиссеров в основном. То есть они предложили свое видение. Мы решили попробовать и посмотреть, что из этого получится.

Маруся: В «Нет дела», в общем-то, получился сюжет, довольно близкий к смыслу песни. А второй клип снимала Таню Муиньо, она очень крутой режиссер. И там идея полностью ее. Он снимался в карантин в Одессе, и мы даже не смогли выехать на съемку, поэтому наблюдали за процессом дистанционно.

Ваш трек «Тайна» попал в саундтрек сериала Happy End. Вы следите вообще за кинематографом, в том числе российским? Это для вас является каким-то источником вдохновения?

Настя: Очень сложно, в последнее время мы из медиаполя как-то подвыпали и не следим.

Маруся: На самом деле если что-то интересное выходит и много людей начинают об этом говорить, ты хочешь не хочешь обращаешь внимание и что-то смотришь. Но так, чтобы пристально, не могу сказать. А вдохновение — оно отовсюду. Вообще не поймешь, откуда оно пришло.

Вы в числе источников вдохновения часто называете рэперов, плюс сотрудничаете с лейблом, который тоже выпускает преимущественно рэперов. Тем не менее хип-хоп-культура по-прежнему часто ассоциируется с текстами про тачки, телок, бабки. У вас это не вызывает диссонанс? Все-таки у вас совсем другая музыка.

Настя: На лейбле появились рокеры!

Маруся: На самом деле мы любим хип-хоп, поэтому какого-то противоречия нет.

Настя: Просто каждый же в своей органике выражается. Вот у нас есть какой-то бэкграунд, и мы разговариваем на языке, который органичен нам, а пацаны рассказывают про свой опыт своим языком. И если это получается действительно классно, то окей. К тому же одна и та же фраза будет иметь сто разных смыслов в зависимости от контекста.

Маруся: Нас на лейбл позвал Адиль, мы очень любим его музыку. Не было никаких противоречий, наоборот, мы были очень рады.

А как вам помогает сотрудничество с Musica36?

Маруся: Мы до попадания на лейбл сидели дома, писали музыку и у нас не было никакого понятия, что делать дальше. Мы не знали, как это продвигать, не знали никого, ничего. Просто что-то записывали, сводили и выгружали на площадки. Соответственно, мы поняли, что нужно как-то организовать эту схему. Сейчас очень разная музыка по-разному продвигается. Например, есть музыка с таким очевидным вирусным потенциалом, и она классно продвигается в TikTok, но у нас какой-то другой жанр.

Настя: Но у нас более основательный и серьезный жанр, поэтому нужен другой подход. Мы поняли, что для нас это [сотрудничество с лейблом] будет хорошо.

Вы с кем-то поддерживаете общение с лейбла? Может, планируете какие-то совместные работы?

Маруся: Мы, конечно, со всеми в хороших отношениях, видимся периодически, но не могу сказать, что мы много общаемся с кем-то.

Настя: Со всеми хорошо.

Маруся: qurt очень крутой, у M'Dee очень классная музыка. Не знаю, мне вообще часто нравятся треки, которые выходят у нас на лейбле.

Настя: Все разные очень. Есть у всех своя фишка.

Мне кажется, ваша фишка в очень меланхоличной и где-то даже апатичной по своему настроению музыке. Это продуманная концепция или отражение каких-то внутренних переживаний?

Маруся: Там никакой придуманной концепции, такая вот музыка получилась.

Настя: Конечно, когда делаешь музыку, она отражает тебя и твои переживания в какой-то момент времени. По крайней мере в нашем случае это так.

Маруся: Нам-то кажется, что наше творчество не очень грустное.

Настя: Люди про нашу музыку очень разные вещи пишут. Это их право, потому что мы делаем свое дело — все, вот оно. Дальше вы можете понимать, как хотите, для себя интерпретировать.

Маруся: Мы пытаемся на максимум вложить все, что хотим, поэтому, когда выпускаем музыку, отделяем себя от этого. Интересно наблюдать, как люди по-разному понимают и интерпретируют.

Настя: Музыка своей жизнью живет. Мы смотрим уже со стороны.

21 августа группа «Сестры» выступит на 36 Summer Jam — большой вечеринке лейбла Musica36. Мероприятие пройдет на площадке Gazgolder Sound Garden.