Африка де лас Эрас

«Я поклялась, что живой не сдамся» Как отважная испанка стала советской разведчицей и добывала секреты по всему миру

Силовые структуры

«Лента.ру» продолжает цикл статей о советских разведчиках, оказавшихся в центре самых важных событий мировой истории. В прошлой статье речь шла о создателе уникальной группы агентов «Крона» Яне Черняке. Сегодня наш рассказ о разведчице Африке де лас Эрас, которая отдала советской разведке 50 лет жизни. Она готовила покушение на Троцкого, в годы Великой Отечественной войны была радисткой в спецотряде «Победители», а после Победы перешла на нелегальную работу в Европе и Латинской Америке. Ей удалось получить информаторов среди высокопоставленных чиновников и влиятельных бизнесменов. К сожалению, значительная часть ее биографии до сих скрыта под грифом «Совершенно секретно».

Своим необычным именем разведчица обязана месту своего рождения — африканскому Марокко. Отец Африки — испанский офицер, обосновался в городе Сеута и трудился военным архивариусом — это занятие приносило неплохие деньги, что позволяло его жене не работать и вести домашнее хозяйство. Помимо родившейся 26 апреля 1909 года Африки, в семье росла ее старшая сестра Виртудес.

Будущая разведчица была спортивным ребенком и, благодаря близости океана, быстро научилась хорошо плавать. Азы наук Африка постигала в колледже «Святое сердце Иисуса» в Мадриде, куда вернулась ее семья. В 1923 году отца, который примкнул к оппозиции, выслали из страны — де лас Эрасы вновь отправились в Марокко, где Африка окончила монастырскую школу в городе Мелилья. В возрасте 19 лет девушка вышла замуж, но семейная жизнь не сложилась. Супруги не сошлись по политическим взглядам, а последней каплей стала смерть маленькой дочери. Вскоре после этой трагедии Африка подала на развод.

В начале 30-х годов ее ждало очередное потрясение — умер любимый отец. Африка с матерью и сестрой вернулись в Испанию. Мечтам девушки о высшем педагогическом образовании не суждено было сбыться: чтобы прокормить семью, она устроилась ткачихой на текстильную фабрику. В свободное от работы время Африка училась рисовать в Академии изящных искусств Сан-Фернандо, занималась живописью и историей искусств. Среди ее знакомых были художники Пабло Пикассо и Сальвадор Дали, а также поэт Гарсия Лорка.

Мятежная Африка

Вскоре де лас Эрас вступила в компартию — впервые проявить себя ей пришлось в 1934 году, когда в провинции Астурия началась подготовка к восстанию горняков. Африке поручили наладить связь между отрядами повстанцев и снабжать их оружием. Пистолеты и запрещенную литературу она перевозила, облачившись в монашеское одеяние, — это снижало риск того, что ее задержат и подвергнут тщательному обыску.

Ни годы, ни трудности борьбы не поколебали моей веры. Напротив, трудности всегда были стимулом, источником энергии в дальнейшей борьбе. Они дают мне право жить с высоко поднятой головой и спокойной душой, и никто и ничто не сможет отнять у меня этой веры, даже смерть

Африка де лас Эрас
из книги Владимира Антонова «Жизнь по «легенде»

Вскоре восстание было подавлено, и те, кто избежал смерти и ареста, в том числе и Африка, залегли на дно. По другим данным, ей все-таки пришлось отсидеть в тюрьме, откуда она бежала во время начавшейся в 1936 году в Испании Гражданской войны.

Африка вместе с матерью сражалась на стороне республиканцев. Она познакомилась с дружинником Рамоном Меркадером, с которым, по слухам, ее связали романтические отношения. В 1937 году мать Рамона Каридад, которая полностью разделяла политические пристрастия сына, свела Африку с представителями советской разведки. По другим данным, знаковому знакомству поспособствовала автор знаменитой фразы «No pasaran» испанская коммунистка Долорес Ибаррури. Как бы там ни было, предложение о сотрудничестве противница режима генерала Франко де лас Эрас приняла с радостью.

Африка де лас Эрас

Африка де лас Эрас

Для начала Центр решил проверить способности Африки, которой присвоили псевдоним Патрия (Родина) — ей поручили перевезти из Парижа в Берлин крупную сумму денег. Ехала Африка поездом под видом канадской подданной. Однако операция чуть было не закончилась крахом: проверяя паспорт «иностранки из Торонто», пограничник обратил внимание на существенную ошибку — провинцией, в которой находился город, был указан не Онтарио, а Квебек.

Впрочем, удача в этот день была на стороне де лас Эрас — ее не стали задерживать. Поскольку возможности оформить новый документ тогда не было, перед Африкой встал выбор: попытаться еще раз прорваться в Германию или сообщить в Центр о невозможности выполнить задание. Разведчица решила рискнуть — в этот же день пересекла границу на автобусе и передала деньги адресату. Испытание было успешно пройдено.

Охота на Троцкого

Разведчицу привлекли к операции по ликвидации опального революционера Льва Троцкого. С будущей жертвой Африка была хорошо знакома: она сумела втереться к нему в доверие и стать его секретарем (по другим данным — переводчицей). Через некоторое время де лас Эрас очаровала одного из охранников опального революционера, и тот согласился открыть ворота для того, чтобы в особняк проникла группа советских боевиков. Но довести начатое до конца тогда помешал арест руководителя операции Сергея Шпигельгласа.

По другим данным, Африку вывели из операции из-за ее непосредственного начальника — испанского резидента НКВД Александра Орлова. В 1938 году, опасаясь репрессий со стороны генерального комиссара госбезопасности СССР Николая Ежова, Орлов бежал в США.

В своих письмах, адресованных Сталину и Ежову, бывший резидент в обмен на неприкосновенность своей семьи пообещал не выдавать большинство известных ему разведчиков. Свое слово он в итоге сдержал, но веры невозвращенцу не было — де лас Эрас была переброшена в Париж. Позже разведчице стало известно, что нанести Троцкому смертельный удар ледорубом по голове удалось Меркадеру. Впрочем, по словам ученицы де лас Эрас, разведчицы-нелегала Тамары Нетыксы, никакого участия в судьбе Троцкого ее учительница не принимала.

«Основное оружие — рация»

Вскоре после прибытия в Париж де лас Эрас узнала, что фашисты схватили и казнили ее мать, которая осталась в Испании. Освоившись во Франции, она по собственной инициативе внедрилась в филиал фашистского гестапо: работая там уборщицей, разведчица раздобыла план распределения по концлагерям местных евреев. Таким образом, были спасены тысячи жизней — часть указанных в черном списке людей успели вывезти из Франции через Испанию и Португалию в безопасное место.

После этого оставаться в Париже было опасно, и разведчица отправилась в Советский Союз. Прибыв, Африка зря времени не теряла — научилась владеть разными видами оружия и вскоре обзавелась значком «Ворошиловский стрелок». Де лас Эрас получила советское гражданство, поселилась в коммуналке и принялась за изучение русского языка. Официальным местом ее работы стал один из текстильных комбинатов. В начале Великой Отечественной войны Африка попросилась на фронт — она поступила в распоряжение отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД, где поначалу работала полевой медсестрой. Это событие вызвало у бесстрашной женщины настоящее ликование.

С большим трудом я смогла сдержать желание прыгать от радости и кричать во весь голос: «Ура! Я еду на фронт! Я самый счастливый человек в мире!»

Африка де лас Эрас
зал истории внешней разведки

В 1942 году разведчица с блеском освоила навыки радиодела — ее ждала ответственная миссия в составе партизанского отряда «Победители» под командованием Дмитрия Медведева. Африке пришлось срочно отрабатывать технику прыжков с парашютом. В ночь на 16 июня группа была десантирована неподалеку от западно-украинской станции Толстый Лес.

Действовавшая под именем Марии Павловны (Маруси) радистка в основном работала в паре со знаменитым разведчиком Николаем Кузнецовым.

По воспоминаниям сослуживцев, субтильная по телосложению де лас Эрас мужественно таскала тяжелый радиопередатчик и считала рацию своим основным оружием. При себе у нее всегда были пистолет, нож и две гранаты, чтобы свести счеты с жизнью в случае захвата фашистами.

Я торжественно поклялась, что живой врагу не сдамся и, прежде чем погибну, подорву гранатами передатчик, кварцы, шифры…

Африка де лас Эрас
из книги Владимира Антонова «Жизнь по «легенде»

Прибегнуть к таким радикальным мерам, к счастью, не пришлось, но Африку ждала очередная потеря — в боях погиб ее жених, белорусский офицер. Пережить трагедию разведчице помогла работа. В лесах под украинским городом Ровно радистки «Победителей» делились на три группы и начинали работать одновременно на разных волнах. Однако достоверную информацию передавала лишь одна из них, остальные отсылали дезинформацию для действовавших на вверенной территории фашистских перехватчиков радиограмм. Африка считалась лучшей радисткой и была назначена помощником командира взвода — именно ей доверили держать связь с отрядом генерала Сидора Ковпака во время его переброски в Карпаты.

Разведчица спокойно переносила недостаток сна — времени на отдых не было, ведь отряд держал на связи 30 боевых групп — и муки голода, преследовавшего «Победителей» на протяжении года. Единственное, от чего она сильно страдала, был холод; чтобы утеплиться, де лас Эрас надевала на себя побольше одежды, куталась в ватник. Все валенки были Африке велики — на ее миниатюрные ступни пришлось свалять обувь маленького размера. Постоянно мерзнущая радистка вызывала сочувствие и жалость у Николая Кузнецова.

Однажды в мороз за 30 градусов я в присутствии Кузнецова работала на «ключе», и от холода меня стала бить дрожь. Тогда Николай Иванович снял с себя свитер и надел на меня. Так я и работала, с головы до пят одетая в кузнецовское тепло. А еще он мне подарил кашемировую шаль, черную с розовыми цветами (где только взял?!), и я чувствовала себя королевой

Африка де лас Эрас
Из книги Игоря Атаманенко «Женщины в войне разведок»

С товарищами по отряду, который был расформирован в 1944 году, Африка продолжала держать связь — часто приглашала однополчан в гости и добывала для них необходимые для лечения лекарства.

«Верна своей судьбе»

За свои подвиги во время Великой Отечественной войны Африка была награждена орденом и двумя медалями. Ей предложили вступить в ряды разведчиков-нелегалов, и она, не раздумывая, согласилась. Де лас Эрас пришлось пойти на страшную для себя жертву — прервать общение не только с испанскими друзьями, но и со старшей сестрой. Родственница безуспешно пыталась разыскать «пропавшую» Африку и даже обращалась на радио, указывая координаты для связи.

Я не могла ответить, потому что выбрала другую дорогу. Я была верна своей судьбе, верна своему долгу, до конца верна Службе

Африка де лас Эрас
из книги Николая Долгополова «Легендарные разведчики»

В 1946 году ее стали готовить к командировке в Париж — согласно плану, Африка должна была попасть туда под видом стюардессы, уроженки Узбекистана. Но позже все переиграли — во Францию де лас Эрас прибыла на автомобиле транзитом через Берлин в образе испанской беженки. Разведчица взяла себе новое имя — Мария-Луиза Чина. Фамилия была позаимствована у первого мужа, а в качестве отца она указала своего дядю, который к тому времени дослужился до генеральского звания. На новом месте ей пригодились выученный еще в Марокко французский язык и художественный талант. Африка окончила курсы кройки и шитья и открыла Дом моды. По другим данным, она устроилась в ателье.

Талантливая и старательная де лас Эрас быстро обросла богатыми клиентками — представительницами элиты. Жены успешных предпринимателей и высокопоставленных чиновников нередко приглашали модельера к себе в гости и за чашкой чая делились разного рода информацией, связанной с деятельностью супругов. Все данные Африка отправляла в Центр — приобретенный за годы войны опыт радистки позволил ей в кратчайшие сроки наладить безопасную связь с Москвой. Детали радиопередатчика разведчица прятала в одном из своих манекенов.

Имена с могильных плит

В 1948 году было принято решение направить де лас Эрас в Южную Америку в город Монтевидео. Проблем с документами не было: Африке сделал вызов ее будущий муж — уругвайский писатель Фелисберто Эрнандес, с которым она познакомилась во Франции. Приехав на место, де лас Эрас устроилась модисткой и примерила на себя образ консерватора — Эрнандес был антикоммунистом и даже не догадывался о том, чем занимается его жена. Долго терпеть чуждого ее политическим взглядам человека Африка не стала и подала на развод. Перебравшись на новую квартиру, де лас Эрас первым делом установила на двери мощную щеколду, чтобы успеть избавиться от улик на случай, если к ней внезапно нагрянут с обыском. Вскоре после этого она решилась открыть новый модельный дом — начинание оказалось столь же успешным, как в Париже. Кроме того, де лас Эрас удалось восстановить связь с бывшим агентом советской разведки — владельцем крупного военного завода.

Николай Кузнецов

Николай Кузнецов

Передавая всю собранную информацию в Центр, разведчица успевала поддерживать связь и контролировать работу коллег, работавших в Северной и Южной Америке. Напрямую с другими нелегалами осторожная де лас Эрас не общалась: путешествуя по соседним странам, она держала связь с ними через надежных агентов. В начале 1950-х, когда разразилась корейская война, все вместе они готовили ряд диверсий в портах и на кораблях США, готовых к доставке военных грузов на Дальний Восток. Позже Центр операцию отменил, но Африка продолжала отслеживать маневры потенциального противника СССР в Тихом и Атлантическом океанах.

Де лас Эрас помогла некоторым разведчикам раздобыть нужные для прикрытия документы — новые имена, которые вписывались в паспорта, она брала с надгробий детей, похороненных 30-40 лет назад на провинциальных кладбищах Уругвая. Иногда Африке удавалось доставить в паспортный стол для восстановления «утерянных» паспортов пациентов местных психбольниц, которых она специально для этого брала под патронаж. Ничего не подозревавшие чиновники, сверив по своим книгам все данные, выписывали справки. Их передавали советским разведчикам, которые шли фотографироваться для нового удостоверения личности.

Африка стала первой из разведчиков в Латинской Америке, которой удалось наладить двустороннюю радиосвязь с Москвой — с этой задачей она справилась за год. До этого момента она при помощи размещенной в дымоходе антенны передавала данные на рыболовные советские суда, которые затем доставляли информацию по назначению

«Танго не танцуют в одиночку»

В 1956 году, когда объемы работы 47-летней де лас Эрас превысили все допустимые границы, стало понятно — разведчица нуждается в помощи. На подмогу ей под видом ее будущего мужа отправили 50-летнего советского разведчика итальянского происхождения Джованни Антонио Бертони (Марко). В 20-х годах уроженец итальянского города Фаэнци был боевиком антифашисткого движения — меткий стрелок сумел ликвидировать главу фашистского штурмового отряда в городе Равенна и получил 25 лет тюрьмы. Но, к счастью для себя, лишь заочно — к моменту вынесения приговора Джованни успел покинуть Италию и перебраться в СССР. Разведчиком он стал в 1936 году.

Джованни Антонио Бертони

Джованни Антонио Бертони

После Великой Отечественной войны Бертони вернулся в Италию. На родине он устроился в одно из госучреждений, а сам принялся формировать нелегальную советскую резидентуру. Действовал итальянец довольно аккуратно, но все равно угодил в поле зрения контрразведки — он попал в аварию на своем мотоцикле, при осмотре которого полиция обнаружила секретные документы. Разведчик ускользнул из госпиталя, в срочном порядке вернулся в Советский Союз и стал готовиться к поездке в Уругвай.

То, что ему предстоит связать себя узами брака с совершенно незнакомой женщиной, Бертони абсолютно не смущало. На авантюру он согласился без промедления, добавив, что «танго в одиночку не танцуют». Не удивило решение Центра и саму Африку — она спокойно приняла и известие о том, что «муж» будет ее непосредственным начальником. В назначенное время де лас Эрас отправилась встречаться с «суженым» в итальянский город Генуя.

С собой разведчица прихватила книгу с желтой обложкой и белую дамскую сумочку, из которой выглядывал красный платок, — знаки, по которым ее узнал Бертони. Так, в начале июня 1956 года встретились два идейных разведчика, которым предстояло жить и работать бок о бок в течение восьми лет. К слову, изображать из себя семейную пару им пришлось недолго — вскоре между Африкой и Джованни вспыхнули настоящие чувства.

Пара антикваров

В отличие от роли Африки, ее муж выступал в близком для себя образе — приверженца социалистических взглядов. Так супруги за счет новых знакомых значительно расширили сеть информаторов. Развитию нелегальной резидентуры способствовало и открытие разведчиками антикварного салона — деньги под этот проект они получили из казны Центра.

То, что затраты окупят себя в максимально короткий срок, стало ясно, когда среди клиентов салона стали появляться послы, высокопоставленные чиновники, представители местной элиты и богатые промышленники. Связанные с семьей «антикваров» не только бизнесом, но и приятельскими отношениями, они делились некоторыми подробностями своей работы — среди потока информации попадались очень ценные для СССР сведения. Однажды супруги оказались на грани провала — в их лавку заглянул уругваец, который в свое время жил в СССР и знал Бертони. К счастью, он согласился не раскрывать тайны разведчиков.

В руках супругов оказалась важная информация по части Карибского кризиса и атомных разработок в Северной Америке. Им удалось привлечь к сотрудничеству двоих госслужащих. Разведчики контактировали с сенатором чилийского парламента Сальвадором Альенде и кубинским революционером Эрнесто Че Геварой. Для работы с агентами Джованни, как и Африка, часто выезжал в соседние государства. Иногда такие командировки проходили с риском для жизни и свободы: после одной из встреч разведчика чуть было не задержали — чтобы спастись, ему пришлось вплавь пересекать реку Парану.

Удача отвернулась от Бертони в 1964 году — 1 сентября он сломал ногу и вскоре скончался от осложнений. Однако после того, как уругвайцы узнали истинную историю супружеской пары, по стране поползли слухи — якобы Джованни разочаровался в идеях коммунизма, решил отойти от дел и был отравлен Африкой. Впрочем, вероятность такого развития событий минимальна, ведь де лас Эрас первой оказалась бы под подозрением местной полиции.

«Настроение у меня боевое»

Африка вновь осталась одна — нервное потрясение, которое она испытала, вкупе с чрезмерной рабочей нагрузкой привели к проблемам с сердцем. Кроме того, в связи со смертью мужа ей пришлось столкнуться с рядом бюрократических проблем, связанных с правами на автомашину и антикварный магазин. В ноябре ей поступило предложение Центра вернуться в Советский Союз, но разведчица его отвергла.

В стране сейчас крайне напряженное положение, и неизбежен военный переворот. У меня имеются возможности развивать прежние интересные связи. Считаю, что могу и далее продолжать разведывательную работу. Настроение у меня боевое

Африка де лас Эрас
из книги Владимира Антонова «Жизнь по «легенде»

Лишь три года спустя, осенью 1967 года, Африка оказалась в Москве, но ненадолго. В течение следующих четырех лет ее трижды отправляли в зарубежные командировки, однако подробности этих выездов до сих пор хранятся в строжайшем секрете. Окончательно в СССР она вернулась в 1971 году, но в отставку не спешила — дослужившись до звания полковника, 62-летняя Африка начала обучать испанскому языку и всему, что умела, молодых разведчиков.

«Студентов» она выбирала себе сама — обладая исключительным чутьем, Африка сразу же понимала, кто из них сможет в будущем вынести все трудности жизни нелегала. К талантливым ученикам де лас Эрас прикипала всей душой — с радостью принимала их в своей квартире, покупала книги, учила рисовать натюрморты и дарила украшения. В числе ее воспитанников были Михаил Васенков и супруги Виталий и Тамара Нетыкса, которые, так же как и их наставница, впоследствии успешно работали в странах Латинской Америки.

Например, в гостинице надо попросить, чтобы разбудили завтра в 6 часов. Времена тогда были другие, мобильников не было. И она [Африка де лас Эрас] учила: «В номере сразу на телефон положи платок. Когда тебя утром будут будить, ты спросонья не скажешь: "Алло", "Здравствуйте", — или что-то такое русское». То есть платок был знаком, напоминанием

Тамара Нетыкса
из интервью «Московскому комсомольцу»

«В ней было все — дух, совесть, честность»

В 1976 году копилка наград разведчицы пополнилась орденом Ленина — высшей награды для СССР. На заслуженный отдых де лас Эрас отправилась лишь в 1985 году. Спустя три года, 8 марта 1988 года, 79-летняя разведчица скончалась — в день, когда ей собирались вручить знак «Почетный сотрудник госбезопасности».

Я вам честно скажу, вот кто был настоящим нелегалом. В ней было все: дух, совесть, честность невероятная и необыкновенное чувство справедливости

Ученица Африки де лас Эрас
из книги Николая Долгополова «Легендарные разведчики»

Могила Африки де лас Эрас находится на Хованском кладбище столицы. Ее имя было рассекречено через девять лет после смерти. Великой разведчице посвящен художественный фильм «Поединки. Женщина под грифом "секретно"». В 2019 году в почтовом обращении появилась ее именная марка. Имя Африки де лас Эрас увековечено на монументе в честь российских разведчиков перед зданием штаб-квартиры Службы внешней разведки.