Вводная картинка

«Миропорядок надо менять» Бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад — о крахе США, роли России в мире и письмах Путину

Мир

На президентских выборах в Иране предсказуемо победил ультраконсерватор и сторонник жесткой линии — председатель Верховного суда Ибрагим Раиси. Он получил 62 процента голосов иранцев. Новый президент известен тем, что еще в 1980-е годы входил в так называемый «комитет смерти», который выносил решения о казнях политзаключенных. Именно от его позиции теперь будет зависеть судьба международной ядерной сделки, а также отношения Ирана с внешним миром. Но в США сомневаются в том, что иранские выборы были свободными, поскольку Совет стражей сделал все возможное, чтобы не допустить к участию в президентской гонке потенциальных соперников Раиси, в том числе бывшего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада. Он выставил свою кандидатуру, но получил отказ в регистрации. В интервью «Ленте.ру» Ахмадинежад рассказал, почему Иран должен отказаться от ядерного оружия, зачем мир должен знать правду о терактах 11 сентября 2001 года в США и что нужно сделать, чтобы раз и навсегда остановить войны.

Народный кандидат

«Лента.ру»: После ухода с поста президента в 2013-м вы говорили, что планируете уйти из политики. Но затем подавали документы на участие в президентских выборах как 2017 года, так и нынешнего. Почему вы передумали?

Махмуд Ахмадинежад: Честно говоря, я не помню, чтобы говорил нечто подобное в 2013 году. Но раз вы спросили... Понимаете, каждый человек рождается с обязательствами перед другими людьми. Измениться самому и изменить мир вокруг — это одно из таких обязательств, и именно благодаря переменам люди оживают, растут и совершенствуются. Но изменения бывают разные. К сожалению, условия жизни иранского народа за эти восемь лет стали очень неблагоприятными, и народ находится под большим давлением. Региональные и международные проблемы также очевидны. Я думаю, что и мир, и Иран нуждаются в больших переменах. И я думаю, что страной можно управлять намного лучше.

Когда 25 мая в Иране опубликовали список кандидатов, допущенных до президентских выборов, вас в нем не оказалось. Почему? И насколько была прозрачна процедура отбора?

Мне должны были официально объявить причину дисквалификации, но ничего не объявили. Позиция нынешних властей ясна. Моя тоже: я сразу говорил, что, если меня захотят отстранить от принятия решений, я не буду участвовать в выборах и никого не буду поддерживать, потому что это навредит стране.

Но надо понимать, что то, что сделал Совет стражей Конституции, является вопиющим нарушением закона. У них нет законных оснований для моего недопуска. Люди со всей страны спрашивали меня, буду ли я избираться на пост президента, требовали этого, писали и посылали сообщения о том, что я должен участвовать в выборах. Я продолжу свою работу, потому что не могу смириться с узурпацией прав народа, потому что хорошо знаю положение дел в стране, регионе и мире.

592
человека
хотели зарегистрироваться как кандидаты на выборах президента Ирана. Допущены были только 7 человек

Говорят, во время вашего президентства у вас был доступ к ряду личных файлов в Министерстве разведки, это правда? Вы собираетесь раскрыть эти файлы?

Меня информируют обо всем. У меня есть друзья в разных ведомствах. Они надежны, альтруистичны и заботятся о народе.

Тогда, возможно, вы знаете, почему среди стран Ближнего Востока именно Иран оказался на первом месте по числу заразившихся коронавирусом? Как вы оцените действия властей? Сказываются ли санкции на поставках или производстве вакцин?

Вы должны последний свой вопрос адресовать чиновникам. В Иране распространено мнение, что выбранная политическая стратегия и макроуправление не увенчались успехом в борьбе с коронавирусом.

Видите ли вы необходимость в смене подходов к региональной политике вашей страны? Ведь многие считают, что Иран стал изгоем.

Я считаю, что мы все должны признать суверенитет друг друга и позволить народам самим определять свою судьбу.

Как вы думаете, в чем главная проблема Ирана?

Пожалуй, самая большая проблема сейчас — это отход от идеалов Иранской революции, концентрация власти и богатства в одних руках. Мы должны вернуться к ним, перераспределить ресурсы. Как именно это сделать, я подробно изложил в своей теории управления.

О гонке вооружений, теракте 11 сентября и новом мире

Кстати, о самоопределении народа. Верную ли стратегию выбрал Иран для урегулирования конфликта в Сирии? Я читал, что во время вашего президентства вы выступали против поддержки режима Асада в Сирии. Не хотите ли каким-то образом расширить сотрудничество с Россией по Сирии?

Я считаю, что мы должны позволить сирийскому народу принимать решения, выражать свое мнение. Это принцип невмешательства, и я бы распространил такой подход не только на Сирию, но на весь регион. Но что касается именно Сирии — на мой взгляд, дальнейшее нахождение у власти нынешних правителей не идет на пользу народу. Новому поколению пора сыграть свою роль. В своем письме господину Владимиру Путину я объяснил, что продление срока правления [президента Башара Асада] может принести небольшую пользу, но в долгосрочной перспективе ущерб будет огромным. Это мое мнение о Сирии.

К вопросу о союзниках Ирана. Какие, на ваш взгляд, есть три главных направления работы с Россией в настоящее время?

Иран и Россия могут очень активно работать во всех областях. Мы два соседа, у нас давние и исторические отношения, и у нас может быть очень хорошее сотрудничество в области экономики, политики, науки и техники. Я очень уважаю русский народ и люблю их всех.

Каждая страна должна управляться своим народом. Третьи силы могут помочь разрешить конфликты, но затем должны позволить народу принимать решения. И эти решения неукоснительно соблюдать в дальнейшем

Что Ирану следует делать со своей ядерной программой? Как вы оцениваете шаги американской администрации и Джо Байдена по возвращению к ядерной сделке? Готовы ли видеть в качестве посредника, например, Китай? Какова сейчас роль России в этом вопросе? В какие сроки можно ожидать достижение договоренностей?

Мы видим, что господин Байден на практике не вносил никаких изменений в политику господина Трампа, потому что внешняя политика в Соединенных Штатах не регулируется президентами. Они лишь часть системы принятия решений, притом небольшая. Что касается того, стоит ли Ирану реализовывать свои программы — я считаю, что иранский народ должен пользоваться своими правами. Надеюсь, и Китай, и Россия будут решительно и открыто их защищать.

Насколько Иран готов к созданию собственного ядерного оружия и нужно ли оно стране? Справедливы ли действующие в мире договоренности по нераспространению?

Я уже неоднократно затрагивал эту тему. Сегодня у ядерного оружия нет практического применения, поэтому все затраты на его производство — лишние. Я в принципе считаю производство и накопление оружия бесчеловечным актом и категорически против этого. Раз мировые державы отказываются от господства и не ищут разногласий, войн, зачем начинать гонку вооружений? Почему богатство народов должно тратиться на производство оружия, предназначенного только для убийства, а не для процветания?

На моей первой встрече с господином Путиным в ООН в 2005 году я спросил его, неужели ядерное оружие могло предотвратить распад Советского Союза. Оно было высокоразвитым, да, но оно не остановило крах СССР. Потому что оружие в принципе не может улучшишь человеческие отношения. Сегодня в упадок приходит капиталистическая система миропорядка, возглавляемая Америкой.

Могут ли американские атомные бомбы остановить крах мирового господства США? Не думаю, что в мире есть хоть один мудрый человек, который дал бы на это положительный ответ

Стоит ли Ирану и дальше продолжать борьбу с США или ему необходимо восстанавливать отношения с Вашингтоном? На каких условиях?

Все страны и народы должны иметь дружественные, конструктивные отношения и взаимное сотрудничество в условиях уважения и справедливости, в дружественной и братской манере, для построения лучшего мира. Мир принадлежит всем. Я считаю это основополагающим принципом. И сейчас отношения между Ираном и США перешли в такую плоскость, где нет идеологического или религиозного аспекта. Проблема обнаружена, и рано или поздно ее нужно будет решить. Умные люди с обеих сторон должны собраться вместе и решить этот вопрос на основе справедливости и уважения.

В этом году исполнится 20 лет с теракта 11 сентября. Вы ранее говорили, что США могли сами устроить подрыв башен Всемирного торгового центра ради решения внутренних проблем. Вы все еще так считаете?

Начну издалека. Американцы тогда стремились изменить ситуацию в мире и на Ближнем Востоке в свою пользу и скрыть свои глубокие экономические и социальные проблемы. Можно сказать, эта затея не увенчалась успехом. Две крупные войны — одна в Афганистане и вторая в Ираке — все еще уносят жизни людей и заставляют их бежать. Инфраструктура этих государств разрушается, их будущее под вопросом.

И когда произошел теракт, я действительно заявил в ООН о необходимости создать единую следственную группу по установлению всех обстоятельств произошедшего и найти преступника. И указал, что американцы почему-то сами расследуют этот инцидент, сами ведут суды, все решают сами и из-за этого ведут войну в других странах, не позволяя никому комментировать происходящее. Помню, тогда в США на меня очень рассердились.

Но я лишь сказал о необходимости международного расследования, чтобы весь мир узнал, кто же совершил теракт? Что за связи такие у него были в разведке и системе госбезопасности США, что он смог прорваться через все заслоны и разрушить две башни в самом сердце американского государства? Но США отказались. Под предлогом борьбы с терроризмом, а на самом деле — из личных интересов были захвачены две страны, и они были уничтожены. Почему об этом никто не говорит?

Расшифровка событий 11 сентября 2001 года будет ключом к пониманию всех политических событий и процессов в области глобальной безопасности за последние 70 лет — и это проложит нам всем дорогу к лучшему миру

В последнее время арабские государства начали налаживать отношения с Израилем, несмотря на то что ранее не готовы были пойти на это без решения палестинского вопроса. Приветствуете ли вы подобные перемены? Кого считаете виновником в последнем обострении конфликта Израиля и Палестины?

Я неоднократно говорил, что палестинский вопрос должен быть решен в Палестине на референдуме, и все, кто имеет право на землю Палестины, должны прийти на него и определить свои обязанности. По сути, этот вопрос — он об отношениях нескольких арабских стран с сионистским режимом, которого нет, это вопрос оккупации земли, отмены права народа на национальный суверенитет. Время от времени между сионистским режимом и палестинским народом возникает серьезный конфликт, который приводит к большим потерям, но палестинское уравнение от этого не меняется.

Я предлагаю, чтобы весь мир признал право палестинского народа на самоопределение. Просто пока не все этого хотят. Но, если такое право у Палестины появится, мы увидим, что проблема региона наконец будет решена. И я считаю, что Иран также должен внести свой вклад в процесс осуществления права на самоопределение палестинского народа на этой земле.

Вообще я уверен, что глобально миропорядок нуждается в коренных изменениях. За последние 100 лет он породил сотни войн, убийств, гонок вооружений, широкое классовое разделение, бедность и социальные ограничения для наций. Я думаю, что мы все должны взяться за руки и построить новый мир, мир, в котором все люди будут свободны и уважаемы, а справедливость — актуальна. И я считаю, что благородный народ России может сыграть очень важную роль в этом процессе. Я желаю им всем крепкого здоровья и успехов.