Александр Мостовой

«Спустили нас с небес на землю» Александр Мостовой — о разгроме России на Евро, претензиях к Дзюбе и уходе Черчесова

Спорт

Разгромное поражение сборной России по футболу от датчан и вылет с чемпионата Европы хоть и не стал большим сюрпризом, но вызвал широкий общественный резонанс. Эксперты и болельщики разделились: одни возмущены результатом, другие призывают поддержать команду в непростой ситуации. Российский футбольный союз (РФС), в свою очередь, с выводами не торопится и перемен в тренерском штабе на скорую руку делать не собирается. О провале сборной России на турнире, критике капитана Артема Дзюбы и возможном уходе Станислава Черчесова «Лента.ру» поговорила с легендой национальной команды Александром Мостовым.

«Мы возомнили о себе неизвестно что»

«Лента.ру»: Какие ожидания были у вас перед матчем? Была хоть какая-то надежда на выход сборной России из группы?

Александр Мостовой: Минимальная — была. Мы дня за два до игры сравнивали команды, шансы, потому что много было раскладов, предположений. Но большая часть из них была, конечно, не в нашу пользу. Я допускал, что чудо может произойти — все-таки ничья нам давала шанс на плей-офф. Но все равно прогнозировал 1:2. Друзья говорили, 1:3 будет, кто-то на 0:2 ставил. Я считал, что наши должны забить, а датчане забьют больше, потому что им вроде как нужнее. Они по всем показателям лучше, и они это доказали. Другое дело, что я не ожидал, конечно, что будет разгром. Потому что там, по идее, и 1:5 могло быть, у них еще пара моментов была. 

Общая картина очень удручает. До матча меня удивляло, что Дания с хорошим футболом имеет ноль очков. А мы, вроде как со слабым футболом, имеем три очка. Теперь нас спустили с небес на землю. 

Но вообще сами виноваты. Преподносим себя, будто у нас все здорово, сильные футболисты. Только откуда они сильные? Мы, кто в футбол по 20 лет поиграл, никак понять не можем. Мы всегда это говорим, а нас обвиняют, что мы критикуем. Это уже начинает бесить. Когда я говорю правду, мне говорят, что я критикую. Если я говорю, что этот футболист средний, значит, он средний. Беда, в общем, беда. 

Вот Зобнин совершил грубейшую ошибку (во втором тайме полузащитник Роман Зобнин отдал результативную передачу на датского игрока — прим. «Ленты.ру»). Да, любой мог быть на его месте. Но у нас же многие считают, что он звезда. Человеку 27 лет, он несколько мячей забил, не надо делать из него звезду какую-то, как у нас это принято.

Обычный игрок, добротный — ошибся, с кем не бывает. Что его, расстрелять после этого, что ли?

Вы сказали, что удивлены разгромом. Как теперь его себе объясняете?

Была пресс-конференция главного тренера. Он сказал что-то по делу? Нет? Ну, как всегда. Мы когда Бельгии проиграли 0:3, у нас многие заявляли: «Бельгия — ни о чем, [Ромелу] Лукаку ничего не показал». Только Лукаку в Европе играет, уже за 200 мячей забил, а у нас никто там не играет и играть не будет. И это одна игра, а представьте, если выходить так 30 матчей подряд — сколько они нам забьют? 

Да, в Дании, как и в Бельгии, много игроков топ-уровня. Но раз так, может, правильная тактика могла помочь? Какие-то тренерские ошибки можно выделить? 

Когда команда побеждает, все хвалят тренера. А потом команда проигрывает — и начинают тренерские ошибки искать. Но ведь они видны и когда команда выигрывает. Другое дело, что играют футболисты, а не тренер. Он сидит на лавке. Сейчас многие высказываются: должен уйти, должен прийти, это, то... Да как мы сыграли — и тренер не нужен, правильно? (смеется)

У меня были такие матчи, что я и не знал, кто у меня на скамейке сидит. Я брал мяч, обыгрывал троих и забивал. Играют футболисты — живые люди, которые могут ошибаться, могут не ошибаться. Наша проблема скорее в том, что мы возомнили о себе неизвестно что.

На волне успеха чемпионата мира, имеете в виду?

Да, но вы не забывайте, что чемпионат мира-то дома проходил. Я сколько раз говорил: если бы он не у нас был, мы бы, как обычно, из группы не вышли бы. Как в 2012-м, 2014-м, 2016-м… Когда провалились [Фабио] Капелло, [Леонид] Слуцкий, [Дик] Адвокат. Ведь на любом домашнем турнире команды обычно выстреливают.

«Итог — кошмарный, но первый тайм по игре не проиграли»

Так как все-таки против такой Дании нужно было играть?

Как играли в первом тайме. В принципе было нормально. Итог матча — кошмарный, но первый тайм по игре мы не проиграли. У датчан ведь, за исключением этого сумасшедшего удара, ничего особенного не было. У нас, за исключением удара Головина, — тоже. Равная игра была. Вот у Дании впереди играли [Юссуф] Поульсен и [Мартин] Брэйтуэйт, так их видно не было. Я фамилию Поульсен впервые услышал, когда Зобнин ему передачу отдал. 

А у нас впереди был Артем Дзюба. Как оцените его игру? 

На протяжении этого короткого чемпионата Европы — что мы там, три игры провели и вылетели — все грехи на Дзюбу вешают. Почему Дзюба-то, не пойму? Он же не один играет, там еще есть десять человек. Он, во-первых, самый возрастной. Во-вторых, если судить по вчерашнему матчу, один из лучших в нашей команде. Хотя многие по ходу матча говорили: надо его менять, он ничего не делает… Но он с двумя здоровыми защитниками стоит и выигрывает у них 50-70 процентов единоборств. У одного 1,95 метра рост, у другого — 1,93. Но он с ними борется, пытается, что-то делает. Ясно, что от него ждут всегда результата, но он ведь никогда и не был таким игроком, который может обыграть, убежать или еще что. В перерыве я вчера оказался прав, когда сказал, что его сто процентов не уберут с поля. За что его убирать-то? Выйдет [Александр] Соболев в помощь. Так и получилось. 

А что Александр Головин?

Потерялся, как и Алексей Миранчук. Ну, что делать? И другие футболисты потерялись. 

А Матвей Сафонов?

Да нормально. Сейчас его обвиняют, что первый мяч он прозевал…

Он взглядом его только проводил. 

Да там удар был сумасшедший, не знаю, как его взять. Не на силу, а на технику. А когда третий гол нам забивали, он два раза и спас еще. Первый удар отбил, на добивании отбил, потом сквозь защитников мяч пролетел по центру, но там летел мяч с такой силой… Нет, Сафонов — ничего. Тем более парень молодой.

«Нам судья дал соломинку спасительную»

Пенальти. Очень сомнительный эпизод. Могла команда в тот момент вернуться в игру? Один гол — и мы в плей-офф.

Пенальти не было, конечно. Человек получает мяч в штрафной, отскакивает на два метра и падает. За ним защитник стоит. А что защитник должен делать? Отойти в сторону, дать пробить, что ли? Смешно. Никто его не цеплял, не трогал, потолкались — и упал. Нам судья дал соломинку спасительную. Вот, мол, забейте, может, хоть интрига появится. А потом они следующей атакой — бам-бам-бам…

Ну хоть что-то хорошее в игре сборной можете выделить?

Я сказал, что в первом тайме с Данией нормально играли. Но никому легче не станет от этого — все равно проиграли 1:4. Команда занимает четвертое место в группе, очень трудно выделить что-то хорошее. 

Может, оно и к лучшему, что не вышли из группы, чтобы не мучиться больше?

К лучшему то, что нас щелкают по лбу все время. Показывают, что все плохо, надо что-то менять. Другое дело, что не меняется ничего. В 2016-м году то же самое — Уэльс какой-то разорвал нас. Все говорили: «Может, и к лучшему?». И что к лучшему тут?

Так и теперь на перемены рассчитывать не приходится?

Не знаю, перемены должны быть. Должны быть! Но кто будет этим заниматься, если всем и так комфортно и хорошо? Тут вот уже чемпионат мира скоро, весь график сжался с этим коронавирусом... 

Почему в Черчесова так вцепились?

Вот видите — тоже вопрос. Придумали даже усы Черчесова [усы надежды].

Это было на чемпионате мира, объяснимо, а сейчас-то что?

А сейчас то же самое, многие живут с этим. Этот вопрос возникает постоянно, и вчера его тоже задавали ведь, а Черчесов что сказал? «Нет, буду готовить боеспособную команду». Кто ж от сладкой клубники с большим контрактом откажется? И я бы, наверное, не отказался.