Вводная картинка

«Сейчас Путина прятать уже не просят» Как Сергей Полунин набил на груди татуировку с Путиным и изменил свою жизнь

Культура

21 июня на сцене Crocus City Hall состоится показ балета «Распутин» в постановке японского хореографа Юки Ойши. Григория Распутина танцует звезда мирового балета Сергей Полунин, императрицу Александру Федоровну — олимпийская чемпионка в танцах на льду Елена Ильиных. Специальный корреспондент «Ленты.ру» Петр Каменченко встретился с Сергеем Полуниным и поговорил с ним о российском балете, японском хореографе, личности рокового старца, гомофобии, политкорректности, татуировке с Владимиром Путиным и жизни после смерти.

Чтобы обрести звездный статус, сегодня уже недостаточно быть просто лучшим в профессии. Нужно обладать яркой харизмой, уметь удивлять пресыщенную зрелищами публику, иметь скандальную репутацию, паблисити и никогда не останавливаться на достигнутом. Все это с избытком есть у Сергея Полунина. Вот некоторые факты его неординарной биографии.

В четыре года Сергея отдали в секцию спортивной гимнастики. Малыш решил, что обязательно должен стать олимпийским чемпионом, и тренировался по шесть часов в день. В восемь лет начал заниматься танцами, в девять поступил в Киевское хореографическое училище, в двенадцать стал призером крупного международного конкурса, а через год при поддержке фонда Рудольфа Нуриева получил возможность учиться в школе Королевского балета в Лондоне. В 17 лет был принят в труппу, а в 19 стал самым молодым премьером в ее истории.

Полунин с неизменным успехом танцевал в самых известных постановках Лондонского королевского балета: «Манон», «Жизель», «Баядерка», «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Золушка»… Но одновременно с ростом его славы в желтой прессе все чаще стали появляться истории о бурной личной жизни танцора, о вечеринках в модных лондонских клубах, о наркотиках, депрессии и даже о попытках членовредительства.

За Сергеем закрепились скандальная репутация и прозвища enfant terrible и bad boy британского балета. В 2012 году Полунин неожиданно покинул Королевский балет, заявив, «что из-за слишком жесткой атмосферы театра в нем погибает художник». Однако вскоре выяснилось, что в Лондоне ему оформили «волчий билет», и ни один европейский театр строптивую звезду в труппу взять не спешит.

Sergei Polunin x Anton Corbijn

Тогда опальный танцор приехал в Россию, где стал премьером Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко и постоянным приглашенным солистом Новосибирского театра оперы и балета, а с 2016 года — приглашенным солистом Баварского государственного балета (Мюнхен).

В 2018 году Полунин принял российское гражданство, добавив его к уже имеющимся у него украинскому (родился в Херсоне в 1989 году) и сербскому (с 2017 года).

В 2019 году артист должен был танцевать в балете «Лебединое озеро» в Парижской национальной опере, но тут вдруг обнаружился его пост в Instagram, который почему-то сочли гомофобским. Одновременно Полунину припомнили его высказывания о бодипозитивных гражданах с избыточным весом и татуировку на груди с портретом Владимира Путина. Контракт был разорван.

В том же году Полунин стал и.о. ректора Академии хореографии Севастополя, за что был назван врагом Украины на известном интернет-сайте «Миротворец». В первый набор Академии вошли 30 детей дошкольного возраста, обучение которых финансируется фондом, созданным Полуниным.

В 2020 году у Сергея Полунина и Елены Ильиных родился сын, которого назвали Мир.

О толерантности и свободе самовыражения

«Лента.ру»: Готовясь к интервью, я довольно подробно ознакомился с вашей биографией и прочел то, что пишут в прессе. И, честно сказать, нахожусь в растерянности. С одной стороны трудоголик и перфекционист — в недавнем интервью вы сказали, что за год у вас было всего четыре выходных, а с другой — то, что принято называть прожиганием жизни: загулы, скандалы, ночные клубы, наркотики… Как это сочетается? Или что тут неправда?

Сергей Полунин: В газетах много чего пишут, не стоит всему этому верить. А если что и было, то давно прошло. Сейчас другое время — коронавирус.

Вас нередко обвиняют в эпатаже, но у меня сложилось впечатление, что вы человек искренний и достаточно смелый. Я прочел ваше высказывание (и то, что было по-английски), из-за которого вас обвинили в гомофобии и разорвали контракт в Париже, и не нашел в нем абсолютно ничего гомофобского и предосудительного. Вы честно и прямо сказали, каким, на ваш взгляд, должен быть современный мужчина. Неужели для того, чтобы получить работу, нужно скрывать свои взгляды и лицемерить?

Когда ты говоришь людям правду, то есть то, что ты на самом деле думаешь, это не всем нравится. Ни в какой форме. Нужно быть политиком, потому что люди остро воспринимают любое высказывание, противоречащее их принципам и интересам. Нужно быть очень аккуратным и все время контролировать, что, где и кому ты говоришь. Особенно если ты человек публичный и работаешь в сфере культуры, кино, музыки.

Там очень следят за тем, что ты сказал десять или даже тридцать лет назад и жестко наказывают, если это не соответствует сегодняшним требованиям или просто нужен повод

Это называется cancel culture (культура отмены — прим. «Ленты.ру»). Человека исключают из социальной жизни — так, что он не может получить работу. И это, конечно, несвобода. Я думаю, на Западе это тоже людям не нравится, от этой культуры все уже устали.

И как с этим бороться?

Смотря где ты находишься. В каждой стране — свои правила. Если ты хочешь работать в Америке — там свои условия, в России — свои, в Китае — свои… Если не хочешь попасть в неприятности, за этим всем нужно постоянно следить. Или, наоборот, пытаться это пробить и, если есть силы, свою дорогу топтать. Но не у всех есть силы, чтобы бороться против системы. Умнее бывает влиться в общий поток и искать в этом свою выгоду.

У вас нет ощущения, что в сегодняшнем мире остается все меньше и меньше свободы, в том числе и свободы творчества?

В творчестве — да. Например, в Лондоне меня обвиняли в гомофобии, а в Сингапуре и в Китае я не мог продать свой спектакль Sacre, посвященный Вацлаву Нижинскому, потому что там персонаж — мужчина — помадой красит губы. То есть нужно постоянно следить за тем, что можно, а чего нельзя, в каких культурных традициях это принимается, а в каких нет.

Sergei Polunin performing Take Me To Church in London

Ваша карьера выглядит как осознанный отход от классического балета в сторону современного танца, поиск новых форм, сочетаний жанров, а также как стремление преодолеть сложившуюся иерархию и диктат государственных театров. Вам не хватает личной свободы или это диктуется необходимостью развития самого танца?

Все индустрии меняются, ничего на месте не стоит. На этом фоне балет — это очень старая и консервативная система, она не развивается столь динамично, как футбол или кино. Раньше киностудии имели свой штат актеров и могли диктовать им собственные правила. Потом у актеров появились агенты и менеджеры, и они стали диктовать студиям собственные условия. Балет, на мой взгляд, это очень своеобразная и устаревшая культура, которая не раскрылась. И было бы здорово параллельно существующей системе выстроить новую, которая с ней конкурировала бы или хотя бы предложила выбор. Потому что когда есть выбор — есть стремление развиваться. Сейчас как: в Лондоне, Мюнхене или Москве, если тебе не нравится театр, то нужно менять страну. У тебя нет альтернативы. А значит, ты должен радикально поменять свою жизнь. Кроме того, театры договариваются между собой. В результате свободы нет и в творческом плане — танцевать, где хочешь, и в денежном плане.

О «Распутине», космосе и Boney M

На премьере в Лондоне публика приняла ваш балет «Распутин» с восторгом, а отзывы в прессе были ужасными. Что это — месть, политика, непонимание, дурной вкус?

Прессу в Лондоне легко просчитать. Что им выгодно, то они и будут поднимать и поддерживать. И наоборот. Я много раз был тому свидетелем. Борис Эйфман привозил свой балет, и это было очень круто, я своими глазами это видел, а критики в Лондоне ему ставили две-три звезды. Через пару дней мы ходили на английского хореографа, это невозможно было смотреть, и публика была согласна, что работа неудачная. Не потому, что хореограф плохой, а просто работа не получилась, а газеты все по пять звезд ему дали. То, что им выгодно, они преподносят, а что невыгодно — клюют.

Rasputin x Ulyana Sergeenko

Вы уже работали с Юкой Ойши раньше. Какова ваша и ее роль в создании балета «Распутин»?

Она придумала этот балет, имея в виду меня. Ей хотелось сделать балет на какую-то историческую тему, и чтобы личность, которую я буду танцевать, была мне интересна. И у нее родилась идея «Распутина». А моя компания помогла Юке спродюсировать этот балет. Мы помогли ее идеям воплотиться в реальность, дали ей необходимую платформу: соединили ее с Ульяной Сергеенко, которая подготовила костюмы, соединили с Кириллом Рихтером, который написал музыку. Моя роль в создании этого балета была в большей степени продюсерской.

Григорий Распутин — он кто? Каким вы его себе представляете?

Когда я танцую Распутина, то воспринимаю его позитивно. Представляю, что он хотел царской семье добра, хотел помочь больному ребенку, успокоить его мать, дать совет отцу. Но в нем были и темные стороны, жили свои демоны. Конечно, он манипулировал людьми. Про него много всего написано, и оценки ему даются разные, часто противоположные.

Кто-то его считает чертом, а кто-то — святым мучеником

Юка не писала конкретного исторического персонажа, а полагалась на собственную интуицию. Мне она сказала, что о Распутине слишком много всего написано, и она лучше постарается почувствовать своим нутром, как все это правильно представить. Она особенный человек, черпает информацию из космоса, что ли... Она не придумывает это головой, а просто чувствует, как должно быть.

Готовясь в этой роли, вы знакомились с историческим контекстом, что-то специально читали о Распутине и его времени? Например, знакомы ли вы с дневниками личного секретаря Распутина Арона Симановича, которые наделали в свое время много шума?

Мы посмотрели несколько фильмов о Распутине, но не могу сказать, чтобы я очень углублялся в исторические события или подробно изучал личность Распутина. Юка это сделала. Что я заметил у Юки — когда начинаешь танцевать ее хореографию, понимаешь: ага, вот что она имела в виду! Каждое движение продумано, просчитано. Танцуешь и понимаешь — вау, вот он какой, Григорий Распутин! Почему я работаю с Юкой? Потому что она не фальшивит. Когда я это понял, я стал ей абсолютно доверять.

Вам близок образ Распутина, его дуализм?

Может быть... Я думаю, темная и светлая стороны в каждом человеке присутствуют. История Распутина — очень человеческая. В каждом из нас происходит борьба добра и зла.

Этот балет играется на разных площадках, от Барвихи до античного цирка в Кесарии в Израиле. Какая площадка вам особенно запомнилась и насколько спектакль зависит от сцены, где он играется?

Площадки играют важную роль, также многое зависит от количества зрителей. Очень запомнилось выступление в Амстердаме. Там проходил музыкальный фестиваль, и я выступал в два часа ночи. Было больше двух тысяч зрителей. Кто-то пришел с танцев, кто-то уже подвыпил, многие вообще никогда в жизни не видели балета и, может быть, вообще никогда в театр бы не пришли, а тут смотрели балет, затаив дыхание. Очень круто было завоевать их внимание и танцевать для них. Видеть, как меняются их эмоции, как меняется атмосфера. Люблю танцевать в таких местах, где танец никогда не показывали. Хотел бы станцевать «Распутина» на Красной площади.

Забавный вопрос: вам приходилось слышать знаменитый хит Boney M «Ra-Ra-Rasputin, Russia's greatest love machine» и как вы к нему относитесь?

Ну, это очень известная песня, и у многих людей при имени Распутина тут же возникает в памяти ее припев. Я и сам его часто напеваю. Но перед спектаклем мы ее, конечно, не слушаем (смеется).

Об азбуке танца, застое и новых технологиях

Как вы относитесь к новым технологиям? Сейчас поясню: некоторое время назад я делал материал о балете «Сны спящей красавицы» с Дианой Вишневой, был на репетициях, разговаривал с артистами, хореографом, продюсером, техниками и т.д. В этом спектакле используется множество новых технологий. Вишнева и ее партнеры танцуют в специальных костюмах с датчиками, а на экране вместе с ними танцуют их аватары, созданные под разные настроения. Множество визуальных и звуковых эффектов. Видели ли вы эту постановку и насколько такой подход, на ваш взгляд, перспективен?

Ко всему новому я отношусь очень хорошо. Если технологии что-то улучшают или что-то добавляют в шоу, я использую это обязательно. На мой взгляд, чтобы отражать в искусстве современность, ты должен использовать самые современные возможности. Если есть возможность использовать датчики в костюмах и создавать при их помощи танцующие аватарки — это круто. Но если ты используешь технологии 20-летней давности, то это уже совсем не круто, потому что это уже устарело. Но какими бы ни были прекрасными технологии, танец в балете — все равно самое важное. Танец для меня — это дело на миллион долларов.

«Сны спящей красавицы» я пока не видел, но посмотрю обязательно, как только появится такая возможность.

Как, по-вашему, будет развиваться искусство танца вообще и балет в частности?

Классический танец — это самое ценное, что есть в балете. Классический танец — это азбука, ее уже придумали, а вот какую напишут книгу — вопрос. Да, я иногда ухожу от классики к современному танцу, к драматическим постановкам, но моя главная цель — это большие классические балеты, в современных постановках, с новыми артистами, современными костюмами, декорациями, дизайном, историей, эмоциями, современной музыкой — не попсой, конечно, а современной музыкальной классикой. На мой взгляд, это и есть развитие и правильный путь.

В СССР было принято гордиться космосом, хоккеем и балетом. Оставим космос и хоккей в покое, а как вы оценили бы настоящее состояние российского балета?

Наш балет остался хорошим, есть традиции, есть хорошие труппы, но нет прогресса, не идет развитие.

То есть застой?

Да. Я бы так сказал. В классическом балете я не вижу ничего, о чем можно было бы сказать, что это что-то новое и интересное. Правда, я пока не видел балет «Нуриев».

Ваши отношения с Большим театром?

Нормальные отношения.

Но вас туда не приглашают.

Я думаю, если бы стояла такая цель и у меня нашлось бы желание, и из театра пригласили бы. Но сейчас такой задачи нет. Не вижу в этом смысла, я уже станцевал много классических балетов, и это будет для меня шагом назад, а не каким-то развитием.

О тату с Путиным, о сербах, «Челси» и жизни после смерти

Расскажите о своих татуировках. Что они означают и зачем они вам?

Татуировки… Сейчас уже, наверное, они мне незачем, а когда я их делал, мне нравилось, как это выглядит. Изначально они давали мне ощущение свободы. Раньше, если человек работал в офисе какой-то серьезной компании или в банке, ему запрещалось делать татуировки на открытых частях тела, на руках или на лице. Если ты сделал такую татуировку, ты уже не мог в офисе сидеть и работать. Было такое табу.

Я смотрел на людей с татуировками и думал: вау, они, наверное, ни к чему не привязаны, они такие свободные!

А потом это стало популярным, и все их стали делать. Мне нравится, как они смотрятся, но такой уж серьезной надобности в них сейчас у меня нет.

Путин на тату — это был готовый трафарет или кто-то сделал для вас оригинальный рисунок?

Нет, это я сам фотографию нашел.

Часто приходится Путина замазывать?

Смотря какая ситуация в мире. Раньше — почти всегда. Даже в Китае во время съемок для модных журналов просили закрасить, хотя там очень любят Путина. Это политика. Я спокойно к этому отношусь, если меня об этом просят — для меня это не проблема. Но мир так быстро меняется, и так интересно за этим наблюдать, особенно когда много путешествуешь. Сейчас к татуировке чаще нормально относятся, и Путина можно уже не прятать.

Почему Сербия и сербское гражданство?

Как-то так получилось по жизни, что сербы мне очень помогали. Хорошие люди с правильными ценностями.

Знаю, что вы интересуетесь футболом. За какую команду болеете?

Когда в Англии жил — болел за «Челси», но сейчас футболом уже мало интересуюсь.

Расскажите о работе над новым клипом, который вы сняли с Еленой Ильиных.

У Елены есть мечта: она хочет стать актрисой, развиваться в этом направлении. Но ее дар и основная профессия — это фигурное катание. И мы решили сделать какой-то арт-проект, в котором можно было бы объединить ее желание и ее талант, а также дать толчок к дальнейшему развитию. Я не считаю себя каким-то большим режиссером, но Елена меня уговорила, и мы поехали на Аляску и там сняли клип.

Sia - Music (Elena Ilinykh Dance Video)

Последний вопрос. Верите ли вы в бога, рай, ад и жизнь после смерти?

Верю ли я в бога… Да, верю. В ад и в рай тоже верю, но представляю их как уровни — уровень вверх, уровень вниз. В жизнь после смерти верю как в реинкарнацию, но не обязательно в этом мире и в образе человека. Я верю в реинкарнацию после смерти, но неизвестно, будешь ли ты планетой, человеком, собачкой, насекомым или существом, которого мы еще не знаем…