Джо Байден и Владимир Путин

Вот и поговорили. Как встреча Путина и Байдена изменит отношения России и США?

Мир

Весь мир возлагал большие надежды на встречу президентов Владимира Путина и Джозефа Байдена. Это первый саммит России и США наивысшего уровня за три года. Предыдущий, с участием Дональда Трампа, только усугубил непростые отношения двух стран, привел к новым санкциям и эскалации напряжения. Переговоры с Байденом прошли в еще более неспокойной обстановке на фоне заметного похолодания в отношениях Москвы и Запада. Но, кажется, встреча на вилле у швейцарского озера Леман дает робкую надежду на оттепель. Во всяком случае так оценили ее результаты американский и российский лидеры. Что стоит за этими словами и каковы шансы на то, что надежды оправдаются, — в материале «Ленты.ру».

Напряженная обстановка

Незадолго до переговоров в Женеве президент США даже успел обсудить грядущую встречу с Путиным с партнерами НАТО, которые назвали саммит «очень своевременным». В последние месяцы со стороны альянса неоднократно звучали громкие и противоречивые заявления в адрес России: в НАТО вроде бы соглашались с необходимостью диалога с Москвой, но чаще все же высказывали опасения по поводу «российской угрозы» и предостерегали от враждебных действий.

И очевидно, что перед Байденом как перед президентом страны-лидера НАТО стояла задача выразить не только свою частную позицию, но и мнение блока в целом. Примечательно, что на Дональда Трампа такой ответственности никто не возлагал: у него с союзниками по альянсу были напряженные отношения, так что экс-президент говорил в большей степени от своего лица.

Сильно беспокоились в преддверии саммита и американские СМИ и политики. Их крайне заботило впечатление, которое произведет их лидер. Администрацию Байдена всячески предостерегали от «PR-трюков» российского руководства. Президенту даже рассказывали, что регулярные опоздания Путина к западным лидерам играют роль провокаций, а на совместных пресс-конференциях он всегда стремится доминировать и диктовать повестку.

Похоже, с предостережениями все же немного перестарались. В итоге Путин прибыл на встречу первым, а кортеж Байдена опоздал на 12 минут. Путин же взял и первое слово на переговорах, поблагодарив коллегу за предложение встретиться, несмотря на напряженный график. Байден также выбрал предельно уважительный тон и подчеркнул важность встречи, отметив, что стороны по-прежнему ищут точки соприкосновения и возможные сферы для сотрудничества.

А там, где у нас есть разногласия, мы должны сделать все для того, чтобы мы смогли рационально и предсказуемо обсудить вопросы — две великие державы

Джо Байден
президент США

По наблюдениям корреспондента «Ленты.ру», присутствовавшего на саммите, все накопившееся напряжение перед встречей двух лидеров нашло неожиданный выход. Сначала оно вылилось в давку журналистов на входе в виллу Ла Гранж. Работники американских СМИ, которых не пустили на протокольную часть встречи, столпились у дверей и начали кричать на сотрудников службы безопасности.

Неспокойно было и в самой библиотеке, где проходили переговоры. Попавшие внутрь журналисты толкались, выкрикивали вопросы и даже просили президентов еще раз пожать руки — «для фотографии». Из-за гвалта на всех видеозаписях разобрать слова Путина и Байдена крайне сложно. Покинуть помещение журналисты тоже не торопились, и сотрудникам службы безопасности пришлось выдворять их, повторяя: «Все закончилось. Просим вас, уходите».

Сами мировые лидеры сохраняли завидное спокойствие и отнеслись к нездоровому ажиотажу с юмором. Путин наклонился к Байдену и, активно жестикулируя, что-то ему рассказал, после чего оба посмеялись. Переговоры завершились на час раньше, чем планировалось: Байден уехал с виллы, предоставив Путину возможность первым проводить пресс-конференцию. «Больше времени нам не понадобилось (...) Мы успели очень многое обсудить. После более чем двух часов мы посмотрели друг на друга и сказали: "ну, окей?"», — объяснил Байден такую спешку.

Холодный мир лучше кибервойны

Можно сказать, что опасения американских политиков по поводу стремления Путина доминировать отчасти сбылись. Уступив российскому коллеге право первого слова, американский президент по сути дал ему ту самую возможность диктовать повестку. Именно Путин обозначил основные темы саммита. И многие вопросы, заданные Байдену, уточняли или продолжали заявленные Путиным темы.

Предсказуемо, что в разговоре двух ядерных держав ключевой темой стала стратегическая безопасность. Оба президента подтвердили, что договорились об обсуждениях дальнейшей судьбы ракетного договора СНВ-3 и приняли совместное заявление о комплексном двустороннем диалоге по вопросу контроля над вооружениями. Также Москва и Вашингтон займутся ядерным сдерживанием Ирана, будут совместно решать проблему безопасности в Сирии и Афганистане.

Сегодня мы подтверждаем приверженность принципу, согласно которому в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана

из совместного заявления Путина и Байдена по стратегической безопасности

Сотрудничество экспертов в этой области вполне может улучшить двусторонние отношения — она играла роль своеобразного мирного «якоря» еще во времена холодной войны. Такое мнение высказал в разговоре с «Лентой.ру» бывший дипломат и профессор Католического университета Америки Майкл Киммейдж. Он, однако, отметил, что в области безопасности есть куда более трудный вопрос: речь идет о кибернетической войне. В этой сфере все «куда более анархично», и контролировать ситуацию в ней значительно сложнее.

«Некая страна может совершить атаку на Москву или Вашингтон и при этом сделать вид, что ответственность несет одна из этих сторон. Это может дестабилизировать отношения между двумя ядерными державами», — отметил он. При этом, подчеркнул эксперт, предыдущая администрация США отказывалась идти на диалог с Россией по этому поводу, а нынешняя готова создавать контактные группы и вести совместную работу с российскими специалистами по кибербезопасности.

Это станет структурной частью отношений США и России. Я бы назвал это большим шагом к их развитию с американской стороны

Майкл Киммейдж
профессор Католического университета Америки

На встрече Байден обратился к вопросу киберпространства напрямую: он передал Путину список отраслей, которые ни при каких обстоятельствах не могут стать объектом кибератак. «Это химический сектор, сектор коммуникаций, критическое производство, дамбы, ВПК, экстренные службы, энергетический сектор, сектор финансовых услуг, производство продуктов питания и сельское хозяйство. В общей сложности их 16», — позже рассказал журналистам высокопоставленный сотрудник Белого дома.

Таким образом американская сторона провела «красную черту» в сфере безопасности, однако обошлась при этом без обвинений в адрес российского государства. Другие западные лидеры доходили до того, чтобы увязывать кибератаки на инфраструктуру, предположительно, связанные с россиянами, с деструктивными намерениями РФ. Такое заявление, к примеру, сделал недавно глава британского МИД Доминик Рааб.

При этом Байден даже в свете самой громкой за последнее время кибератаки на крупнейшего производителя мяса в США подчеркнуто избегал инсинуаций в адрес российского руководства. На саммите с Путиным он и вовсе перевел этот вопрос из области противостояния в область совместной работы против глобальной угрозы — а именно по таким направлениям Россия и США способны достичь соглашения, учитывающего взаимные интересы. Враждовать в вопросах стратегической безопасности не в интересах обеих сторон, и оттого неудивительно, что президентам удалось договориться по этому направлению.

Дипломатическая оттепель

Другой ожидаемой темой для обсуждения стали дипломатические отношения Вашингтона и Москвы, переживающие беспрецедентный кризис. Байден и Путин также смогли сдвинуть ситуацию с мертвой точки и договорились о возвращении послов. Точных сроков не прозвучало, но в разговоре с журналистами заместитель главы МИД Сергей Рябков заявил, что посол Анатолий Антонов наверняка отправится к месту своей постоянной службы уже к концу июня. Сам глава дипмиссии общался с журналистами сдержанно и сказал, что предстоит «разгребать накопившиеся завалы».

Однако генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов не считает эту новость поводом для оптимизма. По его мнению, решение о возвращении послов это необходимое, но недостаточное условие для полноценного восстановления отношений. И проблемы в дипломатической сфере гораздо масштабнее.

Наши посольства обескровлены. В Москве не работает даже американское консульство

Андрей Кортунов
гендиректор РСМД

«Конечно, нужно думать не только о возвращении послов, но о восстановлении самих диппредставительств: о возвращении людей, возвращении собственности, о восстановлении нормального функционала. И это потребует дополнительных значительных усилий с обеих сторон», — сказал эксперт в разговоре с «Лентой.ру».

Майкл Киммейдж видит ситуацию более позитивно. «Да, я думаю, сейчас это скорее символический жест. Но в дипломатии важен символизм», — считает он. Профессор подчеркнул, что отношениям двух стран помогло бы восстановление консульской работы: возвращение консульств в американском Сан-Франциско и ряде российских городов и возобновление выдачи виз.

Информацией о визах поделился с журналистами и Сергей Рябков, но ее было немного: заместитель министра поведал, что пока что продвижения в этом вопросе нет, однако «разговор начат». Пожалуй, такую оценку можно дать и всей остальной повестке саммита.

Законы перспективы

Главным реальным достижением на переговорах Путина и Байдена пока можно считать установление уважительного, последовательного и обстоятельного диалога между сторонами — пусть без иллюзий теплоты и перспектив реального сближения. Оба мировых лидера высказывались о последствиях встречи позитивно, но дипломатично. Байден заявил, что о реальных результатах можно будет говорить через несколько месяцев, а Путин не стал исключать даже введения новых антироссийских санкций.

Лев Толстой как-то сказал: нет в жизни счастья, лишь зарница его. Ни о каком семейном доверии речи нет, но зарница его есть

Владимир Путин
президент России

Такая осторожность понятна. Вопрос российско-американских отношений в свете расследований из-за предполагаемой связи Дональда Трампа с Россией стал для США во многом внутриполитическим. Скандалы вокруг Трампа и межпартийный раскол, который сопутствовал его правлению, затрудняли любые внешнеполитические решения с его стороны.

Демократическая партия, к которой принадлежит Байден, во многом способствовала такому положению вещей — и нынешнему американскому президенту приходится работать с последствиями подобной политики. Хотя он затрагивал такие конфликтные темы, как Украина и Белоруссия, и даже напрямую высказывался в поддержку основателя ФБК (включен Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, и признан экстремистской организацией) Алексея Навального, в первую очередь переговоры касались ключевых вопросов международной политики.

Американскую прессу очень возмутило, что Путин не признал нарушений прав человека в России и не назвал Навального по имени. Они даже припомнили своему президенту инцидент, когда тот случайно назвал Путина «убийцей». Байден успешно вышел из этого сложного положения. Он не проявил особой теплоты к Путину, подчеркнул, что его позиция по Навальному неизменна, и вместе с журналистами возмутился тем, что российский коллега поставил в один ряд судебное преследование российских оппозиционеров и суды над участниками штурма Капитолия в США.

Но и каких-либо резких высказываний американский лидер при этом не допустил. Напротив, он всячески подчеркивал, что встреча прошла в хорошем, позитивном тоне, без жестких ультиматумов и преувеличений. Президента-демократа не станут «наказывать» за слишком приятный разговор с Путиным, как это сделали с его предшественником, да и оснований для этого не наблюдается.

Я сказал президенту Путину, что моя повестка не направлена против России, она направлена на то, чтобы принести пользу американскому народу

Джо Байден
президент США

Путин в своей пресс-конференции тоже не упустил случая покритиковать внешнюю и внутреннюю политику США. Президент России рассказал, что вопрос об иноагентах и нарушениях прав человека поднимался на встрече с Байденом, и ему пришлось напомнить о случаях нарушений, которые регулярно допускают власти США, в частности, о застреленных на улицах людях, секретных тюрьмах ЦРУ и бомбардировках в Афганистане.

Однако в целом Путин высказался о прошедшей встрече еще оптимистичней, чем американский коллега: он рассказал, что не почувствовал от собеседника какой-либо враждебности, разговор был конструктивным и касался конкретных вещей, важных для интересов обеих стран. Он подчеркнул, что Байден — профессиональный и опытный политик, а его поведение счел достойным и этичным.

Майкл Киммейдж указывает на то, что Байдену, в отличие от Трампа, наверняка удастся донести до сограждан, что соглашения с Путиным — его политический успех. По его оценке, налаживание диалога с США сыграет на руку и внутриполитическому положению российского президента, хотя его внешняя политика зависит от внутренней не в такой степени, как у американского коллеги.

Гендиректор РСМД Андрей Кортунов придерживался в разговоре с «Лентой.ру» осторожных оценок итогов саммита. По его словам, говорить о «наведении мостов» между сторонами рано, однако можно сказать, что стали видны некие опоры для этих мостов. Он указал на то, что лидеры вряд ли нравятся друг другу, но это не мешает им постепенно и в стабильном темпе восстанавливать отношения двух стран до того уровня, на который можно рассчитывать.

Знаете, как у больного — положение может быть критическим, а может быть стабильно тяжелым. Сейчас наша задача — от критического положения выйти на уровень стабильно тяжелого

Андрей Кортунов
гендиректор РСМД

После предыдущего не слишком удачного опыта от встречи президентов США и России не ждали революционных решений. Но на фоне длительного обострения отношений первый шаг в сторону примирения сам по себе становится большим событием. Обе стороны нуждались в диалоге по ключевым вопросам безопасности. Российское государство хотело разговора на равных, американское — стабилизации отношений с Россией в свете растущей китайской угрозы. Президенты, неоднократно критиковавшие друг друга публично, на личной встрече сохранили учтивость и уважение, а присутствовавшие на встрече команды дипломатов показали, что диалог можно вести не только с помощью санкций и угроз. И в целом можно сказать, что каждый участник женевского саммита получил именно то, чего хотел.