Вводная картинка

Преступный президент. Как лидер Югославии приказал убить друга ради должности и на что он тратил миллиарды из госбюджета

Ценности

Бывшего президента Югославии Слободана Милошевича считают одним из самых противоречивых политиков ХХ века. Переживший трагическую гибель родителей, он прослыл тираном, топившим в крови любое инакомыслие, и в то же время — добрым семьянином, души не чаявшим в своей жене и детях. Милошевич присвоил себе миллиарды из бюджета страны, скрывая от окружающих, что живет в роскоши. При этом в глазах многих сербов он по-прежнему остается героем. О жизни одного из самых знаменитых подсудимых Гаагского трибунала — в новом материале «Ленты.ру» из цикла о политических деятелях всех времен и народов.

«Я разбил два гоночных автомобиля, остальные десять он мне простил»

«Отец никогда не ругал меня. Он сердился, лишь когда я разбил первые два гоночных автомобиля, остальные десять он мне простил», — вспоминал о Слободане Милошевиче сын Марко. Бывший сербский лидер обожал свою семью — жену, дочь и сына. Ведь его отношения с родителями сложились совсем иначе.

Слободан Милошевич пережил большую семейную трагедию. Трое самых близких ему людей совершили самоубийство

Первым был отец — черногорский священник Светозар. Из-за постоянных ссор с женой он бросил семью и впал в депрессию. Мужчина хотел уехать на Запад, но ему не выдавали загранпаспорт. Тогда он решил бежать. Светозару удалось добраться до Франции, но там его арестовали и выслали на родину. После этого он решил свести счеты с жизнью. Его сыну Слободану тогда было 20 лет.

Его мать-сербка Станислава тоже совершила суицид. Страдавшую от одиночества женщину обнаружили мертвой в собственной квартире. Ее брат также добровольно ушел из жизни. Произошедшее больно ударило по психике Слободана Милошевича. Впоследствии именно этим многие объясняли, почему он довел страну до полной катастрофы.

Справиться с горем Слободану помогала жена Мира. С ней он познакомился в 1958 году — она жила по соседству, а потом молодые люди вместе поступили на юридический факультет Белградского университета. У Миры были свои семейные тайны — мать девушки казнили партизаны в 1942 году. Они утверждали, что в плену она выдала их военные секреты. В окружении жены Милошевича говорили, что Миру всегда мучил вопрос: была ли ее мать на самом деле предательницей.

Супруга имела на Слободана огромное влияние. Многие считают, что именно она сделала из него президента. Хотя на самом деле счастливым билетом Милошевича стала дружба с Иваном Стамболичем. Его дядя был одним из руководителей компартии Югославии. В середине 1980-х Стамболич возглавил Союз коммунистов Сербии, своего друга Слободана он сделал главой Белградской партийной организации.

Через два года Иван Стамболич стал главой государства и пересадил Милошевича на свое прежнее место: он надеялся, что его протеже займется экономикой. Вместо этого Слободан начал плести интриги и в результате сместил бывшего друга с поста югославского лидера. Заняв место Стамболича, Милошевич и вовсе решил разделаться с бывшим покровителем. 25 августа 2000 года экс-президент загадочно исчез. Через три года выяснилось, что его убила группа из восьми офицеров из подразделения специальных операций. Приказ отдал лично Слободан Милошевич.

«Я распилю тебя на кусочки и выброшу в реку»

Став президентом, Слободан старался обеспечить своей семье роскошную жизнь. Первым делом он купил огромную виллу в Белграде. Обошлась она ему всего в 1112 долларов. В самом деле резиденция стоила 110 тысяч долларов, но один из крупнейших государственных банков покрыл разницу в цене. Впоследствии стало известно и о более крупных махинациях — хищении государственных средств в особо крупных размерах.

Свои дела Милошевич проворачивал через братьев Каричей — бывшие уличные музыканты быстро стали владельцами финансовой империи. Потом следствие установило, что Слободан действовал через подставных лиц, оффшорные компании и спекулировал на девальвации сербской валюты

Власти Швейцарии сообщали, что на замороженных счетах людей, близких к Слободану, обнаружили 100 миллионов швейцарских франков, а сам бывший президент выкачал из страны примерно пять миллиардов долларов — это почти половина внешнего долга страны, которой Милошевич управлял на протяжении десяти лет. Первый миллиард долларов из валютных резервов Югославии исчез в 1992 году. Деньги он предпочитал вывозить за рубеж.

При этом Слободан и его супруга отчаянно создавали иллюзию скромности. Они подчеркивали, что в Белграде живут лишь на государственной вилле на улице Толстого, которая раньше принадлежала Иосипу Броз Тито, а иногда проводят время в официальной президентской резиденции «Бьели двори». Единственное исключение делали для отдыха — отпуск семья предпочитала проводить на огромной роскошной вилле в Греции на берегу Эгейского моря.

Милошевичи делали вид, что главный доход их семьи — гонорары за многочисленные публикации Миры — профессора социологии. Хотя и это было явно немало. Супруга президента выпускала книги, воспоминания, заметки и научные исследования, которые стотысячными тиражами публиковали в Югославии и за ее пределами.

Дети Милошевичей — дочь Мария и сын Марко — никогда не скрывали, что сказочно богаты. Мария жила в большой роскошной квартире в престижном районе югославской столицы. Ей принадлежали столичные радио и телестанция.

Марко, известный повеса и плейбой, владел бутиками модной одежды, хлебопекарней, булочными, парком аттракционов и самым большим ночным клубом в родном городе отца — Пожареваце, расположенном под Белградом. Оппозиционные сербские СМИ писали, что Марко тесно связан с контрабандой бензина и табака, торговлей наркотиками и оружием.

Сына Милошевича Марко обвиняли в том, что он с друзьями похитил одного студента-активиста из движения «Отпор» и угрожал ему жестокой расправой. Пленник потом рассказывал, что сын Слободана хотел выяснить, кто спонсирует «Отпор». «Размахивая передо мной включенной бензопилой, он кричал: "Если не скажешь, то я сам распилю тебя на кусочки и выброшу в реку"», — вспоминал потом активист. Впрочем, Марко за это ничего не было. Впоследствии уголовное дело закрыли.

Побег в Москву

В 2000 году Милошевич провалился на выборах, президентом стал Воислав Коштуница. Слободан хотел продолжить политическую карьеру как лидер югославских социалистов. Но в апреле 2001 года бывшего главу государства арестовали на его вилле. Премьер-министр страны Зоран Джинджич тайно передал политика Международному трибуналу по военным преступлениям в бывшей Югославии. Это вызвало возмущение многих сербов и, в частности, президента Коштуницы.

В Гааге бывшего югославского лидера обвинили в совершении военных преступлений в Косово в 1999 году, которые квалифицировали как преступления против человечности. Процесс по делу Милошевича не успел закончиться — подсудимый умер в тюрьме в 2006 году.

Когда режим Милошевича пал, Марко, прихватив жену и сына, первым бежал в Москву. Здесь ему помог дядя Борислав — старший брат Слободана, возглавлявший югославское посольство в России. Марко жил в Барвихе, потом его видели в Китае, Казахстане, на Кубе. Впоследствии его след потерялся. Ходили слухи, что он еще раз женился — на этот раз на россиянке, в браке у пары родилась дочь.

Из Сербии в Москву также бежала Мира. На родине ее обвинили в незаконном распределении государственных средств и причастности к убийству Ивана. Сербские власти пытались добиться ее выдачи через Интерпол, но Россия отказала. Мира Милошевич умерла в Москве в 2019 году.

Дочь Милошевича Мария в Россию не поехала — поселилась в черногорском городке Цетинье. В 2002 году на родине ее приговорили к восьми месяцам тюрьмы и двум годам условно. Она пыталась пойти по стопам отца и заняться политикой, но не смогла. Для этого нужно было отказаться от сербского гражданства. Сейчас о ней забыли как на родине, так и за рубежом.

Под звуки «Подмосковных вечеров»

После смерти Милошевича его семья сильно рассорилась. Одним из камней преткновения стал вопрос, где хоронить бывшего югославского лидера. Его жена и сын Марко хотели проводить Милошевича в последний путь в России, потому что в Сербии против них были возбуждены уголовные дела. В случае если бы они отправились в Белград, их бы там арестовали. Сербские власти заявили, что амнистию родственникам бывшего югославского лидера не предоставят.

Дочь Мария в Москву лететь категорически отказалась. К тому моменту она уже довольно долго жила в Черногории и считала, что похоронить отца нужно именно в этой стране, в местечке Лиева-Риека, тем более там находились могилы многих других членов семьи Милошевича.

Брат бывшего президента Борислав выступал за то, чтобы Слободана предали земле именно в Сербии. Пока шли споры о месте захоронения, единственное, что на тот момент объединяло всех родственников — уверенность в том, что Милошевича отравили. Результаты вскрытия показали, что он умер от инфаркта.

Всплывала и еще одна версия — самоубийство бывшего президента. Выяснилось, что Слободан по собственной инициативе принимал не назначенное ему лекарство — препарат для лечения туберкулеза и проказы, которыми никогда не страдал

Милошевича похоронили в Сербии. На центральной площади Белграда собрались около полумиллиона местных жителей, а также несколько десятков иностранных гостей и неофициальных делегаций. К вечеру траурный кортеж с телом бывшего югославского лидера прибыл в его родной город Пожаревац. На всем пути от сербской столицы траурную колонну встречали местные жители с цветами, сербскими флагами и портретами Слободана Милошевича.

В Пожареваце день похорон бывшего политика объявили днем траура. Никто из членов семьи на прощание приехать не смог. Сын и жена Милошевича написали прощальные письма, которые зачитали во дворе дома семьи. На церемонии присутствовали близкие друзья и соратники бывшего президента, звучали традиционные сербские народные песни и старинные русские романсы.

Гроб с телом бывшего сербского лидера, покрытый югославским флагом, опустили в могилу под звуки «Подмосковных вечеров». На ней установили плиту из серого итальянского мрамора. Вдова Милошевича попросила, чтобы ее имя тоже было выбито на плите, и впоследствии ее похоронили рядом с мужем. Мира скончалась в российской столице в 2019 году после тяжелой болезни. Ее последнюю волю исполнили — тело кремировали, а прах захоронили в могиле супруга.