Эллиот Пейдж

«Операция изменила мою жизнь». Звезда «Джуно» Эллиот Пейдж сменил пол и стал мужчиной. Через что ему пришлось пройти?

Культура

После трансгендерного каминг-аута в конце 2020 года канадский актер Эллиот Пейдж ненадолго исчез из соцсетей и прессы, однако весной 2021-го вернулся с массой откровений о своем детстве, личной жизни, пережитых невзгодах и о том, как изменилось его состояние после операции. «Лента.ру» приводит самые яркие детали из этих рассказов, а также объясняет, почему голливудская звезда, ставшая в мгновение ока самой известной трансперсоной в мире, решила подробно поведать поклонникам о столь личной и, как выяснилось, крайне болезненной теме.

«Нет, ты не мальчик»

В детстве Эллиот Пейдж был уверен, что он мальчик. «На сто процентов. Я знал, что я мальчик, с самого с младенчества. Я писал любовные письма несуществующим людям и подписывался “Джейсон”. Я не мог переварить тот факт, что мне говорили: нет, ты не мальчик, и когда вырастешь, тоже им не будешь», — делился актер в интервью Vanity Fair.

В беседе с телеведущей Опрой Уинфри Пейдж признался, что вспоминает все моменты детства, когда ему удавалось делать что-то «мальчишеское», с невероятным теплом — артист называет это состояние «гендерной эйфорией»: «Я помню, что был дома у моего друга Тима, они поставили на заднем дворе надувной бассейн. У меня не было купальника, и мне позволили надеть мальчишеские плавки. И я был просто невероятно доволен жизнью. Так счастлив! Просто потому, что видеть себя в купальнике, носить его всегда было некомфортно. Так что — да, я никогда не забуду этот момент, и все те моменты моего детства, когда мне удавалось быть тем, кто я есть».

Со временем, однако, гендерные рамки начали довлеть над юным Пейджем все сильнее: если до подросткового возраста на то, что он проводит больше времени в компании мальчиков, просто закрывали глаза, то в период полового созревания это неожиданно стало проблемой для окружающих. Это время Пейдж описывает как «сущий ад»: «Меня дразнили, мне постоянно было невероятно некомфортно в моем теле, я не ощущал с ним связи».

Пейдж дебютировал в кино в 1997 году, в десятилетнем возрасте снявшись в фильме и сериале-сиквеле Pit Pony («Рабочий пони»). Актерская игра быстро стала его страстью, но для этой работы ему пришлось идти на компромиссы. «Разумеется, мне нужно было выглядеть определенным образом», — объяснял он в интервью журналу Time.

Я каждый день приходил на съемочную площадку и надевал женскую одежду, мне было от этого тошно

За небольшим проектом последовала серия других, а затем — первая большая роль в картине о молодежном культе «Лицом к лицу» 2004 года, для съемок в которой ему, помимо прочего, пришлось побриться налысо. За «Лицом к лицу» последовала главная роль в триллере о мести педофилам «Леденец», он даже появился во второстепенной роли в боевике «Люди Икс: Последняя битва», но мировая слава — совершенно, к слову, неожиданно — пришла к актеру благодаря маленькому инди-фильму «Джуно». За роль беременной девочки-подростка, решившей вместо аборта отдать ребенка обеспеченной семье, 21-летний Пейдж был номинирован на «Оскар». Актер, однако, оказался совсем не готов к мировой славе.

«Фильм неожиданно стал большим хитом, а я — довольно известным. Но я чувствовал, что почти не могу выразить уровень той боли, которую испытывал. Например, после “Оскара” я не мог смотреть на фото с красной дорожки (плачет). Я понимаю, что люди могут посмотреть это и сказать: “Господи, этот человек ноет по поводу ночи на “Оскаре”...» — откровенничал Пейдж в видеоинтервью Опре Уинфри.

Я себя не узнавал. Долгое время я даже на свои фото смотреть не мог

Постоянное внимание прессы и общественности вкупе с гендерными нормами, которым Пейджу приходилось соответствовать ради карьеры, буквально съедали его изнутри: «В некоторые моменты я чувствовал, что почти не существую».

Актер описывает свое состояние в самый звездный период как близкое к депрессии, при этом размышления о корнях этих негативных переживаний Пейдж от себя неосознанно отгонял. «Были дни, когда мне не хотелось выходить из квартиры, было очень тяжело общаться с людьми. Было даже тяжело за день прочесть сценарий. И ты не понимаешь, почему так, не понимаешь, как это выразить. Я вижу, почему это может быть крайне непонятно другим людям, никогда не слышавшим этот белый шум», — признавался он Опре.

Да и на рефлексию времени почти не оставалось: успех «Джуно» проложил Пейджу дорогу в Голливуд, и артиста засыпали предложениями съемок в главных ролях. Он сыграл главную роль в спортивном кинодебюте Дрю Бэрримор «Катись!», а затем появился в переполненном кинозвездами «Начале» Кристофера Нолана. Первый многобюджетный блокбастер стал для Пейджа настоящим испытанием, даже не столько во время съемок, сколько в период пресс-показов и рекламной кампании.

«Было множество премьер по всему миру, я носил платья и каблуки на каждом мероприятии. Я помню, как мы были на премьере в Париже, только разобрались с прессой и побывали на показе... Моя помощница — которая для меня часть семьи, очень меня поддерживала — была убеждена, что выручает меня, делает правильные вещи, способствует развитию моей карьеры, принуждая меня носить платья и каблуки. Она сказала: “У меня для тебя сюрприз”. Я уже выбрал себе платье для мероприятия, а она показала мне три новых, и я взорвался. Это будто была сцена из кино. Той ночью, после премьеры, на афтерпати, я просто сломался. И это часто со мной происходило, зачастую в связке с паническими атаками», — делился Пейдж.

«Почему эта маленькая красотка одевается как мужик?»

Несколько лет спустя Пейдж снялся еще в одном блокбастере — картине «Люди Икс: Дни минувшего будущего». Незадолго до выхода фильма на экраны он совершил первый каминг-аут: выступил на организованной «Кампанией за права человека» конференции в поддержку ЛГБТ-молодежи и со сцены признался, что ему нравятся девушки. Пейдж долгое время опасался рассказать об этом публике, ощущая, что из-за карьеры каминг-аут для него невозможен — он просто возьмет и все разрушит.

«Вот я перед вами, актриса, представляющая, в каком-то смысле, индустрию, которая диктует нам недостижимые стандарты. Не только для молодых — для всех. Стандарты красоты, хорошей жизни, успеха. Стандарты, которые повлияли и на меня. Тебе подсовывают чужие идеи, мысли, которых у тебя раньше не было, говорят, как ты должен себя вести, как одеваться и кем быть. И я пыталась бороться, быть настоящей, следовать зову сердца… но это может быть очень тяжело», — заявил Пейдж на конференции.

В своей речи артист также признался, как сильно его ранят статьи в таблоидах, в которых обсуждается его внешний вид или личная жизнь. Он подчеркнул, что эти маленькие и незначительные, но крайне токсичные и болезненные моменты могут понемногу уничтожать человека день за днем: «Я стараюсь не читать слухи о себе, но недавно на одном сайте появилась статья про меня с фотографией, на которой я в спортивных штанах иду в спортзал. И автор задался вопросом: “Почему эта маленькая красотка настойчиво продолжает одеваться как здоровенный мужик?” Потому что мне нравится чувствовать себя комфортно».

«Маскулинность и феминность окружают распространенные стереотипы, которые определяют, как все мы должны действовать, одеваться, говорить, но они никому не идут на пользу. Каждый, кто бросает вызов так называемым нормам, становится объектом обсуждений. А ЛГБТ-сообщество знает об этом лучше всех», — подчеркнул Пейдж.

После каминг-аута актер ударился в ЛГБТ-активизм, а также наконец смог появляться на публике со своей возлюбленной, художницей Самантой Томас: «Мне стало намного легче после этого. Я был крайне зажат все свои 20-е, а тут я впервые смог показывать свою любовь на публике, обсуждать партнеров на съемочной площадке. Но дискомфорт в моем теле никуда не ушел».

«Надо трахнуть ее, чтоб она поняла, что она лесбиянка»

Годы спустя артист заявил, что добровольному признанию в гомосексуальности предшествовал весьма болезненный опыт на съемочной площадке. Во время работы над картиной «Люди Икс: Последняя битва» режиссер фильма Бретт Ратнер якобы подговаривал другую женщину заняться с Пейджем сексом. «Тебе надо трахнуть ее, чтобы она наконец поняла, что она лесбиянка», — привел Пейдж слова кинематографиста в 2017 году. Ратнер также объявил об ориентации актера всей съемочной группе, при том что Пейдж свою тягу к женщинам тогда хоть и ощущал, но никогда не выражал. «Это было насилием. Этот мужчина, выбравший меня для съемок в фильме, начал нашу работу с ужасного заявления. Он объявил о моей ориентации без какого-либо переживания о моем состоянии, и это действие я расцениваю как гомофобное», — писал Пейдж в Facebook.

Все это время актер подозревал, что является трансмужчиной, но как только приближался к этому откровению, тут же отгонял его от себя: «Я помню, как читал книгу Redefining Realness [за авторством трансженщины Джанет Мокк], и осознал: я — транс».

Но я будто бы затем отогнал эту мысль. Я просто не был готов к этому

После первого каминг-аута Пейдж начал появляться на красной дорожке и различных светских мероприятиях исключительно в мужских костюмах, а также указал подобный гардероб обязательным требованием для ролей в кино. В 2017-м он расстался с художницей Томас, а уже через год женился на танцовщице Эмме Портнер. Актер появился в одной из главных ролей в хитовом сериале «Академия “Амбрелла”», а потом наступила пандемия коронавируса, оказавшаяся для Пейджа судьбоносной.

«У меня появилось время побыть наедине с собой. Это было, конечно, привилегией — я не работал во время пандемии. Я думаю, дистанцирование от мира на короткий период помогло мне осознать определенные грани себя, этого я ранее себе никогда не позволял. Возможно, в какой-то степени не позволял специально, хоть и неосознанно», — признался он Опре Уинфри.

«Я напуган возможным вторжением в мою жизнь»

Во время локдауна Пейдж принял решение расстаться с супругой (они, по его словам, поддерживают дружеские отношения). В конце 2020 года актер опубликовал в Twitter пост, в котором вновь совершил каминг-аут, заявив, что его зовут не Эллен, а Эллиот Пейдж.

«Привет, друзья, хочу рассказать вам, что я — трансгендер, и мои местоимения — “он/они”, а имя — Эллиот. Мне очень повезло, что я пишу это, что я здесь, что я дошел до этой точки в своей жизни. Я чувствую невероятную благодарность людям, которые поддерживали меня в этом путешествии. Не могу выразить, как прекрасно это чувство — любить себя настолько, чтобы стремиться быть собой настоящим. Меня бесконечно вдохновляют люди из транс-сообщества. Спасибо вам за ваши смелость, щедрость и работу над тем, чтобы в мире было больше инклюзивности и сопереживания. Я окажу вам всю помощь, которую смогу, и продолжу борьбу за более любящее и равноправное общество», — говорилось в посте.

Я также прошу вас о терпении. Моя радость реальна, но хрупка. Несмотря на то что я невероятно счастлив, понимая, сколько у меня привилегий, я также напуган. Напуган возможным вторжением в мою жизнь, ненавистью, «шутками» в свой адрес, насилием

Каминг-аут Пейджа моментально сделал его самой известной трансперсоной в мире. За день число его подписчиков в Instagram увеличилось на полмиллиона, его имя вышло в тренды Twitter в десятках стран. Артисту выразили поддержку со всех сторон: Netflix поменял его имя в титрах к «Академии “Амбрелла”» (как и всех других фильмах и сериалах с ним) с Эллен на Эллиот, то же самое впоследствии произошло на сайтах Wikipedia, IMDb и «Кинопоиск».

После неожиданного объявления Пейдж на несколько месяцев пропал из соцсетей, а затем принялся активно раздавать интервью — каминг-аут артиста пришелся на агрессивную антитрансгендерную политику, которую стали проводить американские консерваторы. Пейдж решил привлечь к этой проблеме столько внимания, сколько возможно, и потому сделал свой переход публичным. Он дал интервью журналам Time и Vanity Fair, пообщался по видеосвязи с Опрой Уинфри, рассказав о тонкостях своих преображений и переживаний.

В частности, актер поведал журналистам об операции по удалению груди («Она полностью изменила мою жизнь»), а позже поделился в Instagram фотографией с голым торсом.

Мне все очень ново. Я только привыкаю к своему телу, даже стрижка для меня необычна. Я могу смотреть в зеркало и радоваться тому, что вижу

Сравнивая свое нынешнее состояние с прошлым, Эллиот во всех интервью подчеркивает ранее неведомое им единение с собственным телом. «Главное отличие сейчас — в том, что я теперь по-настоящему существую. Могу без проблем находиться наедине с собой, быть продуктивным, заниматься творчеством. Если говорить простым языком — мне комфортно. Я ощущаю огромную разницу в своем состоянии, в том, что могу существовать. Я нахожусь здесь и сейчас даже в общении с другими людьми, я могу быть расслаблен, и меня не терзает тревога», — объяснял он в беседе с Vanity Fair.

Но самое, должно быть, эмоциональное признание прозвучало из уст актера в интервью с Опрой: есть незначительные вещи, токсичность и болезненность которых ежедневно понемногу уничтожает человека, но настолько же малые моменты могут, как оказалось, дарить невероятную тягу к жизни:

Что принесло мне больше всего радости? Больше всего радости… Когда выходишь из душа с полотенцем вокруг пояса, смотришь на себя в зеркало и думаешь: «Вот он я». И нет никакой паники, нет никаких этих моментов, которые я переживал ранее просто от того, что надевал футболку… Когда можешь трогать свою грудь и чувствовать себя комфортно в собственном теле, возможно, впервые в жизни… (плачет) Слезы радости!