Вводная картника

«Моногамия нагоняет на меня тоску». Как Саркози женился на самой сексуальной женщине Франции и пошел под суд за коррупцию

Ценности

Николя Саркози был президентом Франции с 2007 по 2012 год. Вместе с ним в Елисейском дворце жила его третья супруга Карла Бруни — роковая красавица, известная громкими романами, обнаженными фотосессиями и провокационными заявлениями. Она считалась самой элегантной и сексуальной первой леди страны. Бруни богаче Саркози в десять раз, однако к тюремному заключению за коррупцию суд приговорил именно ее супруга. О роскошной жизни французской президентской четы — в новом материале «Ленты.ру» из цикла о политических деятелях всех времен и народов.

«У нас с Карлой все серьезно»

«Я верна только самой себе. Моногамия нагоняет на меня тоску», — эту фразу, произнесенную Карлой Бруни в молодости, имиджмейкеры постараются раз и навсегда вычеркнуть из биографии первой леди, создавая ее безупречный образ в глазах народа. Но скандальное прошлое Карлы будет постоянно давать о себе знать: многие до сих пор считают, что именно оно помешало Саркози избраться на второй президентский срок. Хотя не стоит переоценивать образ самого политика: Николя тоже далек от идеала.

Французские лидеры славятся своими любовными подвигами, исключением не был и Саркози. Его карьера стала стремительно развиваться благодаря Жаку Шираку, который тогда был мэром Парижа. С его помощью Саркози стал мэром Нейи-сюр-Сена — города-спутника французской столицы, где живут уважаемые и богатые парижане. Николя тогда было 28 лет, он был женат, что, впрочем, не мешало ему активно ухаживать за дочерью Ширака Клод. Ее семья была не против знаков внимания, но роман продлился недолго, и пара рассталась по обоюдному согласию, сумев сохранить хорошие отношения.

Саркози переживал недолго и уже в 1994 году снова влюбился. Будучи мэром Нейи-сюр-Сен, он сочетал браком телеведущего Жака Мартена и модель Сесилию Сиганер. Несмотря на это обстоятельство, а также на то, что женщина была на девятом месяце беременности, Николя принялся за ней ухаживать и четыре года добивался взаимности.

В итоге Сиганер бросила мужа и ушла к Саркози, который формально был еще женат. Он развелся лишь через восемь лет, в 1996 году, и сразу же женился на Сесилии

Но семейная идиллия закончилась в 2005 году, когда Сиганер влюбилась в журналиста Ришара Аттиаса и бросила Николя, который уже возглавлял МВД Франции. Впрочем, когда Саркози решил участвовать в президентской кампании, Сесилия вернулась к нему. Но ненадолго — через полгода пара рассталась окончательно, поскольку Саркози опять влюбился.

В 2007 году в гостях у общего знакомого, известного публициста Жака Сегела, он познакомился с Карлой Бруни. На званый ужин Сегел пригласил восемь друзей — все пришли парами, и только Саркози с Бруни явились поодиночке. Как потом вспоминали гости, между политиком и бывшей моделью сразу пробежала искра, Саркози не отходил от женщины и постоянно осыпал ее комплиментами. Бруни, решив произвести впечатление, подарила ему сборник своих стихов. С этого ужина Николя и Карла уехали вместе.

Через месяц в СМИ просочились фотографии пары во время посещения парижского Диснейленда. Рождество возлюбленные уехали отмечать в Египет. Уже в январе 2008 года на пресс-конференции Николя произнес знаменитую фразу: «У нас с Карлой все серьезно».

Донжуан в юбке

Через месяц они тайно сыграли свадьбу. Церемония бракосочетания прошла в Елисейском дворце в присутствии 20 гостей. По словам Карлы, на смену ее моногамии наконец пришел брак. «Вначале я думала, что это что-то такое очень тихое, буржуазное, однообразное, но с Николя я изменила свою точку зрения», — говорила она. В желтой прессе периодически всплывали сообщения о том, что супруги по привычке заводили романы на стороне. Саркози приписывали связь с министром экологии Шанталь Жуанно, а Бруни — с поп-исполнителем Бенжаменом Биоле. Но официально эти сообщения не подтверждались.

В 2011 году стало известно, что Карла ждет ребенка. 19 октября в элитной клинике «Ла Мюэтт», расположенной на западе Парижа, она родила дочь Джулию. На тот момент у Николя уже были низкие рейтинги доверия, и считалось, что ребенок поможет завоевать поддержку избирателей. Возможно, именно так бы и произошло, но во Франции в тот год опубликовали сразу две биографии Бруни.

Одна из них — «Карла, тайная жизнь» — получилась особенно скандальной: Елисейский дворец пытался всячески помешать ее выходу. В публикации первую леди описывали как «донжуана в юбке». Автор — журналистка Бесма Лаури — общалась с ее няней, друзьями, бывшими любовниками и пластическим хирургом. Вторая книга должна была сгладить эффект от первой.

Со страниц «Карла, тайная жизнь» Бруни предстает очень расчетливой и амбициозной, на все готовой ради богатства. В публикации также рассказывается о довольно холодном отношении Мишель Обамы к первой леди Франции. В книге приводится эпизод, который произошел во время чаепития в Белом доме.

Как утверждает автор, Бруни рассказала Мишель по секрету, что они с Саркози опоздали на прием к Елизавете II, поскольку долго занимались любовью. После этого Мишель отозвала приглашения на ужин, который собиралась устроить в честь Бруни

«Вам нравится моя грудь?»

Имиджмейкеры Бруни пытались показать, что Карла вовсе не алчная. Они пытались оправдать ее тем, что она с детства привыкла к роскоши и к тому же была в десять раз богаче Саркози. Едва они поженились, французские СМИ подсчитали, что на счету Николя лежит два миллиона евро, в то время как у его жены — 18,7 миллиона евро. Большая часть этих денег досталась ей в наследство.

Мать Карлы в молодости была известной итальянской пианисткой, а отчим Альберто Бруни-Тедески владел компанией Pirelli. Вначале будущая первая леди Франции жила в роскошных шато, потом — в частных французских и швейцарских школах. Карла мечтала выучиться на архитектора, но стала одной из самых востребованных и популярных манекенщиц. Ведущие дома моды, такие как Prada, Dior, Givenchy, Dolce & Gabbana, Chanel и MaxMara мечтали заполучить ее на свои показы. Так она стала самой высокооплачиваемой топ-моделью Европы.

Наряды Карлы вне подиума тоже вызывали восхищение. Ее самыми любимыми цветами считались сапфировый и лавандовый. Бруни предпочитала одежду французских дизайнеров, выбирая в основном эксклюзивные наряды из коллекций Roland Mouret и Dior.

Закончив модельную карьеру, она решила заняться музыкой. В результате Бруни выпустила четыре альбома, три из которых публика приняла на ура, а последний едва не провалился. Карла проводила время в компании музыкантов Мика Джаггера, Эрика Клэптона, актеров Шарля Берлена и Венсана Переса, а также других знаменитостей и политиков. Ей также приписывали романы с Дональдом Трампом, Кевином Костнером.

Одним из самых эпатажных эпизодов ее жизни стал роман с известным французским публицистом Жан-Полем Энтховеном, которого она оставила ради его сына, философа Рафаэля, разрушив его брак

Шлейф из скандалов тянется за ней на протяжении всей жизни. В 2010 году на встрече Саркози и Бруни с четой Медведевых первая леди Франции не надела бюстгальтер. На ней в тот момент было темно-голубое платье из джерси марки Roland Mouret.

После этого на YouTube появилось 27-минутное видео 1996 года с откровениями Карлы. На видео она рассказывает о двух «горячих международных секс-путеводителях», которые необходимы для того, чтобы объясняться с любовниками в разных странах мира. Карла рассуждала о сексе, подробно описывала половой акт и неожиданно спросила ведущего: «Вам нравится моя грудь?». Однако выйдя замуж за президента, она попыталась создать новый образ.

«С таким прошлым надо быть осторожнее»

Но прошлое Бруни постоянно всплывало. Однажды из-за него разгорелся международный скандал. Первая леди Франции выступила в защиту иранки Сакине Аштиани, приговоренной к побиванию камнями. Карла написала письмо, где выразила женщине сочувствие и поддержку, которое вызвало возмущение иранских СМИ. В одной из газет жену Саркози назвали «проституткой, разбивающей браки», добавив, что «ее прошлое доказывает ее аморальность».

Франция выразила официальный протест иранским властям. В некоторых французских городах прошли акции в поддержку иранки. При этом французская актриса Катрин Денев, полностью поддерживавшая демонстрации, раскритиковала поступок Бруни.

«Когда ты публичный человек, ты должен быть более осторожен, оказывая свою поддержку кому-либо. Ты можешь навредить и себе, и тому, кого ты поддерживаешь. С таким прошлым она должна была быть осторожнее», — заявила Денев

В 2012 году Николя Саркози проиграл выборы Франсуа Олланду. В окружении Бруни рассказывали, что ее обрадовала эта новость. «Наконец-то теперь можно будет жить спокойно», — вздохнула она.

Из Елисейского дворца пара отправилась в дом Карлы Бруни в 16 округе Парижа на правом берегу Сены, который называют «посольским». Дома у бывшей первой пары Франции целый штат прислуги. До пандемии Саркози, юрист по образованию, преподавал в институте. Карла занималась музыкальной карьерой: ездила на гастроли, устраивала концерты. После поста первой леди она стала лицом итальянского ювелирного дома Bvlgari.

Изоляцию пара пережидала в семейной резиденции на Лазурном Берегу. Саркози писал книгу, Карла сочиняла песни. Десятилетие со дня свадьбы пара отмечала на испанском острове Форментера. По словам Карлы, у нее сложились прекрасные отношения с семьей Саркози: двумя сыновьями от предыдущих браков, внуками, бывшими женами и родителями.

«Он умственно отсталый»

Ничто не могло омрачить эту идиллию, пока не начались судебные разбирательства. Следователи утверждают, что через своего адвоката бывший президент стремился получить информацию о ходе дела, которой располагал судья, а взамен пообещал ему поддержку в получении важного поста в Монако.

Речь идет о так называемом «деле Бетанкур», которое подпортило Саркози немало крови. Политика обвинили в том, что он получил 150 тысяч евро на свою президентскую кампанию от Лилиан Бетанкур — богатейшей жительницы Франции и владелицы парфюмерной компании «Л'Ореаль». Главными доказательствами стали результаты прослушки телефонных разговоров Саркози с его юристом.

Пикантности ситуации добавляло то, что эту сумму наличными политик и его приближенные выманили у миллиардерши, воспользовавшись ее старческим слабоумием. Но из-за отсутствия доказательств в октябре 2013-го дело было закрыто

Помимо этого Саркози обвиняют по так называемому делу Bygmalion, названному по имени фирмы, которая специализируется на политическом пиаре. Бывшего президента подозревают в том, что он вдвое превысил бюджет своей избирательной кампании 2012 года. А сайт Mediapart сообщил, что спонсором предвыборной кампании Саркози был бывший ливийский диктатор Муаммар Каддафи.

В СМИ просочилась накладная на сумму 50 миллионов евро, подписанная бывшим руководителем ливийской разведки. Считается, что именно эти деньги Триполи вложил в поддержку Саркози, рассчитывая, что тот, став президентом, не забудет отблагодарить ливийских друзей. Когда всплыла эта расписка, Каддафи был уже мертв. Зато эту информацию подтвердил его сын.

Через некоторое время было обнародовано интервью покойного ливийского правителя, в котором он утверждал: «Саркози — умственно отсталый (…) Только благодаря мне он стал президентом (…) Мы предоставили ему средства, которые помогли ему выиграть».

Во время расследования по делу о получении денег от Каддафи телефоны Саркози и его соратников поставили на прослушку. Узнав об этом, Николя завел номер, зарегистрированный на чужое имя. Там он и обсуждал все дела, по которым его сейчас обвиняют.

В начале марта суд Франции признал бывшего президента виновным в коррупции и приговорил к трем годам заключения, в том числе к двум годам условно. Но Николя Саркози с решением суда не смирился и подал апелляцию.