Вводная картника

«Дни советской власти сочтены». Почему Ленин отказался от военного коммунизма и вернул в СССР капитализм

Наука и техника

Сто лет назад X Всероссийская конференция РКП(б), состоявшаяся 26-28 мая 1921 года, подтвердила, что коммунистическим руководством государства взят курс на новую экономическую политику — продразверстка сменилась продналогом и вновь была разрешена частная торговля. НЭП должен был справиться с последствиями Первой мировой и Гражданской войн, а также подготовить народное хозяйство к милитаризации перед решающими сражениями с капиталистическими государствами. Почему НЭП был в итоге свернут? Отчего не получилось преобразовать советскую экономику из преимущественно аграрной в промышленную? «Лента.ру» вспоминает причины введения и свертывания новой экономической политики СССР, которая могла стать альтернативой административно-командной системе.

«Всерьез и надолго»

Партийная конференция, созванная в экстренном порядке, должна была подтвердить, что Х съезд ВКП(б), состоявшийся в марте того же года, не зря принимал резолюцию о начале НЭПа. Выступая с основным докладом, председатель Совета Народных Комиссаров Владимир Ульянов-Ленин сообщил однопартийцам, что новая политика будет «всерьез и надолго», и посоветовал всем это «запомнить хорошенько».

«Вождь мирового пролетариата» провозгласил, что конечной целью преобразований станут восстановление сельского хозяйства, упрочение связей крестьянства с рабочими и подъем крупной промышленности. Именно индустриализация, по мысли вождя, должна служить главной задачей при построении социализма в РСФСР. Если так называемые «командные высоты» в промышленности будут в руках коммунистов, то стране не страшны никакие капиталистические элементы. Ленин подчеркивал, что НЭП пришел в страну примерно на десять лет. При этом он, видимо, ориентировался на план ГОЭЛРО — электрификацию государства и развития на этой базе новых промышленных мощностей.

Постепенно в стране была отменена государственная монополия на разные виды товаров, разрешена частная торговля и регистрация мелких промышленных предприятий. Обесценившиеся совзнаки вытеснялись новыми червонцами, подкрепленными золотом. Но для многих членов Политбюро ЦК РКП(б) НЭП стал шоком. Их настроения лучше всего выразил Лев Троцкий, который пессимистично заявил в конце лета 1921 года, что «дни советской власти сочтены».

Осенью того же года Ленин был вынужден признать, что новая экономическая политика в значительной мере ведет к восстановлению капитализма, и подчеркнул, что предстоит борьба за социализм значительно более жестокая, чем с Деникиным и Колчаком.

Столь резкая смена курса случилась не от хорошей жизни. К тому времени бывшая Российская империя лишилась Западной Украины, Польши, Финляндии, западной части Белоруссии, Бессарабии, Литвы, Латвии, Эстонии, утратила русские территории в Китае. Россия потеряла не только эти земли с населением около 30 миллионов человек, но и их экономический потенциал.

В Первую мировую было убито и умерло от ран около двух миллионов человек. В Гражданскую войну погибло не менее десяти миллионов, при этом 80 процентов жертв пришлось на мирное население. Из страны эмигрировало более двух миллионов человек, в том числе значительная часть гуманитарной и технической интеллигенции.

Политика военного коммунизма — с полным запретом на любую частную собственность, национализацией заводов, фабрик, банков и других областей жизни, фактической отменой денег и переходом на натуральный товарообмен, а также с насильственной экспроприацией у крестьян хлеба — привела страну в состояние, которое в советских школьных учебниках описывалось одним словом — «разруха». По сравнению с довоенным уровнем добыча угля сократилась на 70 процентов, а промышленное производство упало на 80 процентов. Эксперимент с созданием трудовых армий потерпел сокрушительное фиаско, и к весне 1921 года дезертирство оттуда приняло характер повального бегства.

К этому времени в европейской части России вспыхнули масштабные крестьянские восстания, для подавления которых активно использовались войска, а на Дальнем Востоке власть снова перешла к антибольшевистским силам. Но самое страшное было то, что в стране разразился невиданный по масштабам голод, унесший в 1921-1923 годах жизни пяти миллионов человек.

«Внутренний Брест»

Все эти факторы сводили на нет идеологические споры о диктатуре пролетариата и продолжении мировой революции, властно ставя главный вопрос: как накормить население, в том числе опоры большевистского режима — РККА и ВЧК. Настал момент, когда необходимо было приоткрыть «крышку» кипящего «котла», пока он не взорвался. Ленин, будучи прагматичным политиком, понял это одним из первых. Благо в 1918 году у него был подобный опыт, когда наперекор партии он пошел на «похабный» Брестский мир с кайзеровской Германией, стратегически выиграв время и удержав РКП(б) у власти.

Помимо отмены продразверстки и разрешения свободной торговли с 1922 года разрешалась сдача земли в аренду. Правда, лишь на три-четыре года и с оговоркой, что наемные рабочие могут трудиться только наравне и при участии членов хозяйства. Потом советская власть одобрила создание кооперативов. Новая экономическая политика большевиков быстро дала позитивные результаты. У крестьян появился мощный стимул работать, и уже на второй год НЭПа собранный урожай составил 75 процентов от довоенного уровня, а на показатели 1913 года удалось выйти уже в 1925 году.

С одной стороны, из-за того, что зажиточные крестьяне облагались налогом по повышенной ставке, крепким хозяевам не было смысла слишком расширять свои владения и улучшать качество продукции. С другой — призрак голода, витавший над советской Россией, быстро исчез. При этом у многих жителей деревень по сравнению с дореволюционными временами увеличился земельный надел и, соответственно, выросло благосостояние.

В промышленности и других сферах взамен бесплатной обязаловки вернулись к старым, проверенным методам — ввели денежную оплату труда, отменив ограничения на перемену мест работы и размер зарплаты. Появились самостоятельные банки, в том числе кооперативные, акционерные, сельскохозяйственные и даже иностранные. Был учрежден Госбанк СССР, выдававший коммерческие кредиты предпринимателям и промышленникам.

Совнарком разрешил частникам брать в аренду средние и небольшие торговые и промышленные предприятия, в которых порой трудилось не менее 300 человек. Другим важным элементом НЭПа стали концессии, в которых соединились интересы советского правительства и иностранных компаний.

Последние появились в результате изменения внешней политики Страны Советов, когда брутальная революционная риторика уступила место более вегетарианской. Результатом стало установление официальных дипломатических отношений с целым рядом ведущих западных государств — Германией, Великобританией, Францией, Италией. В страну хлынули тысячи зарубежных специалистов, в первую очередь инженеры и технические специалисты. Они конкурировали между собой за право предоставлять услуги Советскому Союзу, который в свою очередь поощрял такое положение дел. Дело дошло до того, что у нас трудились даже представители тех держав, которые еще не признали СССР. Так, например, к концу НЭПа с Советским Союзом сотрудничали 40 американских компаний.

Вкус «рыковки»

В 1924 году был отменен сухой закон, введенный с началом Первой мировой войны царским правительством, и на прилавки поступила первая советская водка. В народе ее прозвали «рыковкой» — в честь председателя советского правительства Алексея Рыкова. Тем самым была восстановлена государственная винная монополия, которая к концу НЭПа ежегодно приносила не менее 12 процентов доходов бюджета.

Атмосфера в крупных городах чем-то стала походить на жизнь в Веймарской республике. Нэпманы — разбогатевшие лавочники и ремесленники — полюбили прожигать жизнь в ресторанах и небольших развлекательных заведениях, где перед ними выступали артисты, певцы, танцовщицы. В советской России стремительно внедрилась беззаботная общеевропейская мода 1920-х годов, главным символом которой стали кабаре Берлина. Писатель Корней Чуковский писал о том, что в общей атмосфере счастья мужчины и женщины зачастую живут «зоологией и физиологией». Если перевести все это в сухие цифры, то можно констатировать, что население советской России с 1924 по 1929 год увеличилось на 11,3 миллиона человек.

Экономическая свобода повлекла за собой театральный и литературный бум. При этом зачастую главными героями комедийных спектаклей и сатирических статей становились нувориши — люди безыдейные, пошлые и жадные. В Москве в театре имени Вахтангова с большим успехом шла «Зойкина квартира» Михаила Булгакова, где главная героиня пьесы под прикрытием швейной мастерской устроила у себя дом свиданий.

Илья Ильф и Евгений Петров написали блестящий сатирический роман «Двенадцать стульев» про поиски авантюристами бриллиантов, в котором остроумно и едко высмеяли эпоху всеобщего обогащения. Многие фразы оттуда с тех пор стали крылатыми и навсегда остались в лексиконе советских людей.

В изобилии появились юмористические журналы. Главный из них — «Крокодил» — бичевал нэпманов в своих карикатурах и фельетонах. Не оставались в стороне и поэты. Владимир Маяковский нещадно громил советских мещан. В частности, его стихотворение «О дряни» заканчивается так:

Маркс со стенки смотрел, смотрел…
И вдруг разинул рот, да как заорет:
«Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее головы канарейкам сверните —
Чтоб коммунизм канарейками не был побит!

Это, впрочем, не помешало Владимиру Владимировичу по первому капризу своей возлюбленной Лили Брик приобрести за границей автомобиль «Рено». Ему это обошлось в 20 тысяч франков — немыслимые деньги для подавляющего большинства сограждан.

Борьба за власть

Но, насытив страну продовольствием и товарами первой необходимости, НЭП не решил одну из главных задач, поставленных Лениным, — развить отечественную крупную промышленность, превратив экономику из сельскохозяйственной в индустриальную.

Как и до революции, Россия оставалась по преимуществу крестьянской страной. Так, в 1926 году доля городского населения из более чем 147 миллионов человек составляла лишь чуть более 26 процентов. При этом по сравнению с царскими временами доля занятых в сельском хозяйстве к концу НЭПа выросла на пять процентов. Но крестьян интересовала продукция не столько сталелитейных заводов, сколько ткацких фабрик и небольших кустарных предприятий.

После смерти Ленина в январе 1924 года в его ближайшем окружении началась активная борьба за власть. Главным преемником поначалу был Троцкий, против которого выступила правящая тройка — Григорий Зиновьев, Лев Каменев и Иосиф Сталин. В итоге Троцкий был снят с поста предреввоенсовета (то есть военного министра), выведен из состава Политбюро и к концу НЭПа выслан из СССР.

Затем настала очередь Каменева и Зиновьева, которые потом имели неосторожность примкнуть к Троцкому в борьбе против Сталина. Во второй половине 1920-х годов их постигла та же участь, но уже без высылки из страны. Таким образом, занимая скромный пост генерального секретаря ЦК РКП (б), к 1928 году Сталин вышел единоличным победителем из яростной внутрипартийной борьбы и по сути дела стал хозяином огромной страны. Он же считал себя единственным продолжателем ленинских идей, подчеркнув на II Съезде Советов СССР, что Владимир Ильич всегда рассматривал советское государство лишь как первое звено «для усиления революционного движения в странах Запада и Востока» в победе «трудящихся всего мира над капиталом».

Кровавый перелом

Непосредственным спусковым крючком, положившим начало сворачивания НЭПа, послужили события 1927 года, напугавшие политическое руководство страны. Правительство Великобритании потребовало от Советского Союза перестать поддерживать коммунистические силы в Китае и разорвало 27 мая дипломатические отношения с Москвой. В воздухе запахло большой войной. Начальник Генерального штаба Красной армии Михаил Тухачевский доложил, что РККА (которая со времен Гражданской войны сократилась с 5,5 миллиона до 600 тысяч человек) к длительным боевым действиям не готова. Также выяснилось, что оборонная промышленность сможет покрыть нужды армии снарядами лишь на 28 процентов и на восемь процентов патронами.

В условиях возможной войны правительство установило осенью 1927 года твердые цены на хлеб, что привело к нежеланию поставщиков продавать его по невыгодной для себя стоимости. За этим последовало подорожание зерна и фуража для скотины, а также рост розничных цен. Такое положение дел привело в 1928 году к введению хлебных карточек в крупных городах. В более мелких населенных пунктах нормированное распределение распространилось также на мясо, сахар, крупы, масло, картофель.

На тот момент у СССР не было ни сил, ни средств для борьбы с капиталистическими государствами. Требовалась милитаризация экономики — с объединением мелких крестьянских хозяйств в крупные, перекачиванием людских ресурсов из аграрной сферы в промышленную и форсированным возведением металлургических и машиностроительных заводов, а также активной добычей полезных ископаемых.

Новая экономическая политика с ее децентрализацией и частной собственностью для этих задач не только не годилась, но в корне им противоречила. Поэтому в 1928 году был взят курс на окончательное сворачивание НЭПа и переход к плановой системе народного хозяйства (так называемые «пятилетки»). Следующий 1929 год был назван Сталиным «годом великого перелома на всех фронтах социалистического строительства».

Свою задачу — накормить страну — НЭП выполнил, став передышкой между эпохой военного коммунизма и индустриализацией-коллективизацией страны. Для того чтобы сохранить власть и сократить технологическое отставание от ведущих держав мира, сталинскому режиму требовалась совершенно другая новая экономическая политика: с колхозами, отменой частной торговли и собственности и ГУЛАГом.