Вводная картинка

«Гремя огнем, сверкая блеском стали…» Как советский трактор обратил в бегство румынскую армию

Наука и техника

С момента своего появления танки и бронемашины претерпели значительные изменения. Из неуклюжих, слабо защищенных и плохо вооруженных железных гробов они превратились в страшное, эффективное и очень дорогое оружие. Основной современный российский танк Т-14 «Армата» стоит около 3,7 миллиона долларов. А что делать, если современного оружия нет, а воевать приходится? В этом случае его делают из того, что есть под рукой, и как получится. О том, как воевали и до сих пор воюют самодельные танки, бронетрактора и тиснаосы, читайте в материале «Ленты.ру».

На одной из открытых площадок Бронетанкового музея в Кубинке стоит необычного вида боевая машина — то ли трактор, то ли танк. На сопровождающей экспонат табличке значится «Танк "НИ"». Ниже подробности:

В 1941 году бронирование тракторов и использование их в боевых условиях проводилось в инициативном порядке. Наиболее известными являются так называемые танки «НИ» (на испуг), изготовлявшиеся в Одессе, на заводе им. Январского восстания, на базе трактора СТЗ-5 с августа по октябрь 1941 года. Было выпущено более 50 танков «НИ», в основном с пулеметными башнями, демонтированными с подбитых танков Т-26 образца 1932 года. Несколько «НИ» были выпущены с пушечным вооружением. Танк бронирован листовой корабельной сталью

Танк, а вернее бронетрактор «НИ» — большая музейная редкость. На сегодняшний день сохранилось всего несколько экземпляров «одесского танка» (в Одессе, Днепропетровске и в подмосковной Кубинке). Считается, однако, что все находящиеся на Украине машины являются уже послевоенными репликами. Что же до российского экземпляра, тут мнения расходятся. Сотрудники Бронетанкового музея уверяют, что у них «НИ» самый настоящий, однако есть и другие мнения. Но чем бы ни был представленный в Кубинке экспонат, история у одесских бронетракторов не только весьма занимательная, но и самая героическая.

«Пойдут машины в яростный поход»

Готовился ли Сталин первым напасть на Гитлера или он таким образом дальновидно крепил оборонный щит Страны Советов, но факт в том, что воевать будущий генералиссимус собирался на вражеской территории. И война представлялась ему не в пример Первой мировой с ее изматывающим сидением в глубоко эшелонированной обороне, а быстрой и маневренной. С лихими «кавалерийскими» атаками лавины легких и быстрых танков.

Отсюда и характеристики самых массовых танков, производимых в СССР с 1931 по 1941 год. За десять лет было выпущено 11 тысяч легких танков Т-26 23 различных модификаций, 8 тысяч легких колесно-гусеничных танков БТ и более 6 тысяч легких плавающих танков Т-37, Т-37А и Т-38.

Все эти боевые машины имели легкую броню, служившую защитой от ружейно-пулеметного, но не от артиллерийского огня, легкие орудия калибра 37 миллиметров или 45 миллиметров и пулеметы. Живучесть их оставляла желать много лучшего, зато были «танки наши быстры» и готовы к «яростному походу» по грунтовым дорогам Европы с форсированием с ходу многочисленных водных преград.

Для сравнения: к 22 июня 1941 года Красная армия располагала всего 1225 единицами средних танков Т-34 и 636 тяжелыми танками КВ.

В маневренной войне преимущество имеет тот, кто наносит первый удар, особенно если он оказывается мощным, хорошо подготовленным и неожиданным. Вероломное нападение фашистской Германии на СССР 22 июня 1941 года дало Гитлеру огромное и немедленное преимущество. Уже в первые дни войны Красная армия потеряла большую часть своих боевых самолетов, а ситуацию в бронетанковых войсках иначе как катастрофой и назвать было нельзя.

Для обороны легкие танки оказались плохо приспособленными, а неподготовленные контрудары в условиях всеобщей паники и неразберихи первых недель войны вели лишь к огромным потерям в живой силе и технике. Как результат — к концу лета 1941 года было безвозвратно потеряно около 15 тысяч танков, и огромное преимущество Красной армии в этом компоненте боевой техники растаяло.

Справедливости ради следует сказать, что потеряны были не только практически все легкие танки, находившиеся в зоне боев, но и значительная часть средних и тяжелых танков. Противник захватил огромное число практически не пострадавших советских танков и… отправил их на переплавку. И дело не только в том, что немцев не устраивало качество трофейных машин, — двигатели отечественных танков патриотично отказывались работать на германском синтетическом бензине.

Танковое поголовье Страны Советов нужно было срочно восстанавливать, и любые средства теперь казались хороши. Выход из положения нашли в осажденной Одессе — со свойственным жителям этого города остроумием.

Чисто одесский танк

13 августа 1941 года Одесса была полностью окружена румынскими и немецкими войсками. Частям Приморской армии Южного фронта, оставшимся в городе, был дан приказ оборонять город до последней возможности. К этому времени исправных танков в распоряжении одесситов остались единицы, зато в город вернулось несколько не успевших уйти на восток эшелонов с техникой, отправленной на ремонт. В основном это были легкие танки БТ, Т-37, Т-38 и Т-26. Многие из них восстановлению не подлежали.

Чтобы хоть как-то улучшить ситуацию, главный инженер Одесского машиностроительного завода им. Январского восстания П.К. Романов создал модель чисто одесского танка. За основу был взят гусеничный трактор-тягач СТЗ-5, который обшили двойной броней, найденной на Одесском судоремонтном заводе. В Одессе рассказывают, что листы брони, которые ставили на первые три бронетрактора, когда-то были сняты со знаменитого броненосца «Князь Потемкин-Таврический» и все это время валялись на складе завода. Между броневыми листами для усиления были вставлены деревянные бруски.

Вооружение первых двух «январцев» (или «январок», по названию завода) составили два пулемета калибра 7,62 миллиметра. На третий приспособили башню танка Т-26 с 37-миллиметровой пушкой.

Испытание нового оружия в боевых условиях произошло в конце августа в южном секторе обороны, где ситуация складывалась для защитников города особенно тяжело.

Вспоминает начальник штаба Приморской армии Н.И. Крылов:

Результаты превзошли все ожидания. Противник, не видевший здесь раньше у нас никаких танков, был ошеломлен и выбит на этом участке из своих окопов. Наши бойцы тут же придумали новым боевым машинам название «На испуг», сокращенно «НИ». Оно сделалось неофициальной маркой новой машины. Нельзя было не признать, что название довольно точно характеризует ее качества: при слабом вооружении и легкой броне танк «НИ» имел довольно-таки устрашающий вид, а на ходу производил много шума

После первого боя «НИ» вернули на завод для осмотра. Выяснилось, что пули и осколки броню «одесского танка» не пробивают, оставляя лишь вмятины. А вот 45-миллиметровый снаряд прошил машину насквозь, к счастью, не задев ни троих членов экипажа, ни двигатель. В целом техника, сделанная в спешке из подручных материалов, испытание выдержала.

На испуг!

Опыт использования «НИ» был признан удачным, и Военный совет Одесского оборонительного района поручил заводу им. Январского восстания подготовить к бою еще 70 бронетракторов.

Самодельные боевые машины изготавливались из подручных материалов, включая части вышедших из строя серийных моделей легких танков, и выглядели весьма разнообразно. Как правило, вооружение танка составляли два 7,62-миллиметровых пулемета Дегтярева. Пушки были редкостью. Иногда для устрашения противника в башню вставлялось обычное бревно, имитирующее орудийный ствол.

По воспоминаниям секретаря Ленинского райкома партии Одессы Н.Г. Луценко, с 20 августа по 15 октября 1941-го было собрано 55 бронетракторов, которые тут же отправлялись в бой.

21 сентября 1941 года 20 бронетракторов и несколько танков приняли участие в психической атаке на румынские позиции под селом Большой Дальник, где удерживали врага подразделения 25-й Чапаевской дивизии.

Ранним утром после короткой артподготовки перед траншеями, занимаемыми румынской пехотой, с включенными фарами, сиренами и громким скрежетом и лязгом появилась неизвестная бронетехника. Две машины подорвались на собственных минах (проходы в минных полях делались в спешке), остальные прорвали линию обороны и обратили противника в бегство.

2 октября того же года танковый батальон Н.И. Юдина, состоявший в основном из бронетракторов, прорвался через позиции 1-й пограничной дивизии румын. Румыны в беспорядке отступили, понеся значительные потери от огня преследовавших их «НИ». Впоследствии в донесении Юдина сообщалось, что батальон в ходе боя уничтожил до тысячи солдат противника. Цифра явно завышенная, тем не менее в этот день бронетрактора нанесли противнику наибольший урон за все время их участия в боях под Одессой.

Во время атаки танки Юдина оторвались от пехоты и оказались за румынской линией обороны, фактически в окружении. Теперь нужно было прорываться назад, но на пути отхода тихоходных (6-7 км/час) и слабо защищенных бронетракторов румыны уже успели сосредоточить значительные силы артиллерии. Юдин решил прорываться к своим прямым лобовым ударом.

Ход битвы описан в книге «Оборона Одессы. 1941. Первая битва за Черное море»:

Снаряды румынских пушек легко пробивали слабую броню, но у батальона не было другого выхода, кроме как прорываться прямо через вражеские батареи. Румынские артиллеристы расстреливали бронетрактора в упор, но затем прислуга вражеских орудий разбежалась, бросив пушки, когда танки ворвались на их позиции. Батальон потерял в бою до трети танков, в том числе и танк комиссара батальона. Сам комиссар, старший политрук Мазолевский, пропал без вести

Бронетрактористами были захвачены 24 орудия разных калибров. Их прицепили к «НИ» и отбуксировали к своим. В этом бою было захвачено много пленных и других трофеев.

Маршал Антонеску негодовал, его храбрые солдаты бежали, завидев несколько советских танков, которые к тому же оказались даже не танками, а всего лишь вооруженными тракторами.

15 октября войска, защищавшие Одессу, были эвакуированы морем, а оставшиеся на ходу бронетрактора уничтожены экипажами или оставлены на улицах города.

Командир отдельного танкового батальона майор Николай Иванович Юдин оборонял Севастополь. Он погиб 20 июня 1944 года в городке Буске Львовской области.

Мирный советский трактор

«Одесский танк» был вынужденной и чрезвычайной мерой компенсации недостатка боевой техники, но одновременно и удачным решением проблемы в условиях осажденного города. Однако экспромтом его создание назвать нельзя. Изготовление продукции двойного назначения было одним из условий развития народного хозяйства СССР.

Юноши и девушки Страны Советов сдавали нормы ГТО, метко стреляли, ловко метали гранаты, прыгали с парашютом. А мирный советский трактор, как в известном анекдоте, должен был быть готов ответным огнем отразить вероломное нападение превосходящих сил противника.

2 октября 1930 года Реввоенсовет СССР принял «Постановление об опытной системе бронетанкового вооружения в части самоходных артиллерийских установок», в соответствии с которым заводам и конструкторским бюро надлежало к 1 октября 1931 года спроектировать и изготовить около 20 различных типов самоходных артиллерийских установок (САУ) на базе тракторов серийного производства. Основными условиями были: использование ходовой части тракторов «Коммунар» и «Сталинец», вес машины — 9-10 тонн, скорость — 10-15 км/час. Идея состояла в том, чтобы в случае войны можно было быстро переоборудовать имеющиеся в наличии трактора в САУ и танки.

Первые эрзац-танки были изготовлены к Международному дню солидарности трудящихся и в мае 1931 года прошли испытания на танковом полигоне в Кубинке.

В процессе испытаний в конструкции бронетракторов было выявлено множество недостатков:

Топливные баки поставлены низко, и на самых мaлых подъемах подача горючего самотеком прекращается. Отработанные пары двигателя проникают внутрь кузова и утомляют экипаж, мотор из-за неудовлетворительной системы охлаждения перегревается. Также отмечался плохой обзор водителя, неудобный доступ к агрегатам, требующим частой регулировки. Из-за увеличения длины задней части рамы (для размещения десанта) наблюдалась перегрузка задних тележек, поэтому трактор при движении по малейшим неровностям задирает нос

Было решено отправить опытные экземпляры на доработку, но после ряда переделок и повторных испытаний стало очевидно, что чудес не бывает, и сделать из обычного коммерческого трактора даже суррогатную боевую машину невозможно. Всем тогда казалось, что бронетрактора вымрут как динозавры. Но война рассудила иначе...

Оружие отчаяния и надежды

Летом 1941 года в результате грандиозного танкового погрома первых недель войны Красная армия лишилась значительной части своих бронетанковых сил. Нужно было срочно восполнять потери если не качеством, то хотя бы количеством. И тогда вновь вспомнили о тракторах.

20 июля 1941 года вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) № 219 «Об экранировке легких танков и о бронировании тракторов». В соответствии с ним Харьковскому (ХТЗ) и Сталинградскому тракторному (СТЗ) заводам предписывалось произвести две тысячи бронетракторов. Их предполагалось вооружать 45-миллиметровыми танковыми пушками и использовать в качестве самоходных орудий.

Для серийного производства избрали вариант на базе СТЗ-3, на который устанавливали обрезиненные катки и мелкозвенчатую гусеницу с трактора-тягача СТЗ-5. Кабину водителя срезали и на ее месте устроили бронированную башню с танковой пушкой калибра 45 миллиметров. Башня не вращалась, поэтому угол стрельбы был сильно ограничен. Броня 10-25 миллиметров защищала от пуль и осколков. Для ближнего боя у экипажа имелся штатный пулемет Дегтярева. Новая боевая машина получила индекс ХТЗ-16.

По плану ГКО, за август-сентябрь 1941 года Харьковскому тракторному заводу предписывалось изготовить 750 единиц ХТЗ-16, но из-за отсутствия бронелистов производство бронетракторов начали только в начале сентября; 18 сентября пришло распоряжение об эвакуации завода, а 20 октября немцы взяли Харьков. По разным источникам, число изготовленных машин составило от 50 до 60 единиц, хотя, возможно, их было несколько больше.

Есть сведения, что ХТЗ-16 использовались в боях в районе Харькова, при обороне Полтавы и под Москвой, но все машины были быстро потеряны. Взять на испуг солдат вермахта, в отличие от румын, бронетракторам было не суждено. Неповоротливые, тихоходные, слабо защищенные и плохо вооруженные недоразумения, внутри которых механик-водитель ничего толком не видел, а наводчик мог стрелять только перед собой, стали легкими мишенями для противника и гробами для их экипажей. Чтобы идти в бой на этом чуде военной техники, нужно было обладать отчаянной храбростью или быть в состоянии полного отчаяния.

Грязно-серые

Не стоит думать, что бронетрактора — исключительное ноу-хау Красной армии. Боевая техника кустарного производства использовалась и до Великой Отечественной войны, используется и до сих пор, в том числе в военном конфликте на Украине. Самодельные танки, САУ и бронеавтомобили — непременные участники любой гражданской войны от Испании до Китая, от Южной Америки до Северной Африки.

Для подобной техники есть даже свое устоявшееся название — тиснаос. Термин пришел из Испании времен гражданской войны. Los tiznaos в переводе с испанского примерно означает «грязно-серый», в такой цвет красили в этой стране армейскую технику. По-русски иногда пишут и произносят «тизнаос», однако правильно именно тиснаос, поскольку буква z у испанцев читается как «эс».

В июле 1936 года в стране вспыхнул франкистский мятеж, быстро переросший в гражданскую войну. Боевую технику воюющие стороны получали из-за рубежа: франкисты — из Италии и Германии, республиканцы — из СССР. У последних этой техники с самого начала военных действий не хватало, а затем советские поставки и вовсе прекратились.

Пришлось республиканцам решать проблему собственными силами, переоборудуя в боевые машины трактора, грузовики, автобусы и легковые машины. При этом каждая политическая группировка и каждое подразделение старались выделиться, создавая боевые машины самого невероятного вида. В результате рождались чудовища, достойные «Безумного Макса» и воинов дорог. Тиснаосы украшались названиями партий, воинских соединений и лозунгами, призванными устрашать врагов.

Технические характеристики этих боевых машин были самыми разнообразными. Тяжелые и неуклюжие бронетрактора еле ползли по полям со скоростью, часто не превышавшей двух-трех километров в час. В то же время легкие броневики, переделанные из обычных автомобилей, бодро носились по шоссе. Защитой служило все, что можно было найти и использовать, от корабельной брони до бревен и матрасов. Вооружены тиснаосы были в основном стрелковым оружием, редко — легкими пушками.

Гражданская война в Испании широко освещалась в прессе, поэтому осталось много фотографий этих экзотических боевых машин.

Тиснаосы по-прежнему актуальны. Сегодня их можно встретить в Ираке, Сирии, Палестине, Афганистане и на Украине. И пока в мире будут происходить вооруженные конфликты, исчезновение им не грозит.