Вводная картника

«Запретите оружие — возьмет молоток». Нападение на школу в Казани унесло девять жизней. Как избежать повторения трагедии?

Россия

Утром 11 мая, в первый рабочий день после долгих майских праздников, отчисленный 19-летний студент Ильназ Галявиев зашел в казанскую гимназию №175 и хладнокровно убил из охотничьего ружья девять человек, в основном — детей-восьмиклассников. Вскоре выяснилось, что ружье стрелок купил легально, хотя на допросе он выглядел сумасшедшим. Последовала реакция властей — в стране срочно изменят оружейное законодательство. Однако поможет ли ужесточение закона предотвратить подобные трагедии? Об этом — в материале «Ленты.ру».

***

Шедшего по улице в школу юношу с оружием видели несколько человек, но никто из них не позвонил в полицию. Стрельба началась в 9:20 утра. Поначалу дети подумали, что на улице что-то взорвалось, потому что Ильназ Галявиев открыл огонь еще на подходе к зданию.

Снаружи его попытался остановить сотрудник школы Мулланур Мустафин. 62-летний мужчина получил ранение. Войдя в здание, стрелок прошел мимо вахтерши, которая успела спрятаться под столом.

Затем Галявиев прошел на первый этаж и начал стрелять. В этот момент администрация гимназии оповещала учителей через школьный чат, призывая их закрыться в кабинетах вместе с учениками. Вторым человеком, попавшим под огонь, оказалась учительница начальных классов Венера Айзатова — она погибла.

Галявиев долго бродил по коридорам, пытаясь войти в кабинеты, но почти все они были закрыты — за исключением двери класса, где находился 8 «А».

Всего до приезда полицейских Галявиев убил девять человек и еще два десятка ранил. Он хладнокровно расстрелял их, после чего сдался.

«Я почувствовал себя богом»

19-летний Галявиев получил лицензию на оружие совсем недавно — 28 апреля. Причем за два дня до этого он был отчислен из колледжа.

Молодой человек купил турецкое ружье Hatsan ESCORT — одно из самых дешевых гладкоствольных полуавтоматических ружей — его цена составляет примерно 30-40 тысяч рублей. Таким же оружием пользовался «керченский стрелок» Владислав Росляков.

На допросе Галявиев заявил, что осознал себя «богом». По его словам, он понял это около двух месяцев назад.

«А летом у меня начал пробуждаться монстр, конкретно. Я всех начал ненавидеть. Я всегда всех ненавидел и начал еще больше ненавидеть», — говорил пристегнутый к решетке убийца. То, как он произносил это признание, не оставляет сомнений, что он или хороший актер, или сумасшедший. В связи с чем возникает вопрос, почему сумасшедший так легко купил оружие.

Ствол для монстра

Вскоре после ЧП руководитель ФСБ Александр Бортников доложил о стрельбе президенту России Владимиру Путину. Глава государства поручил директору Росгвардии Виктору Золотову проработать новое положение о видах оружия, которое могут использовать граждане.

«Разумеется, это [происшествие] будет поводом для того, чтобы проанализировать, насколько эффективны те меры, которые принимались ранее, и насколько это делает необходимым принятие новых комплексных мер», — заявил официальный представитель Кремля Дмитрий Песков.

При этом эксперты считают, что подобные трагедии будут повторяться, но мнения их о том, повлияет на это ужесточение оружейного законодательства или нет, разнятся. По словам президента союза «Офицеры группы «Альфа», подполковника ФСБ в отставке Алексея Филатова, с такими, как Галявиев, можно работать только «на более дальних подступах».

Алексей Филатов

Алексей Филатов

«Здесь хорошо бы обратить внимание, почему вообще этот человек вышел на "тропу войны". Почему не было никакого информирования от его друзей, его родственников. Я уверен, что кто-то из его близкого окружения знал о подготовке им [нападения]. Почему эти люди не отреагировали и не сообщили в следственные органы?» — рассуждает он в беседе с «Лентой.ру».

В то же время он подчеркнул, что является сторонником полного исключения огнестрельного оружия из гражданского оборота, но понимает, что реализовать это не представляется возможным.

Чем больше у граждан в свободном обороте находится оружия, тем чаще оно будет стрелять, — уверен ветеран «Альфы». — Причем не в те цели, для которых оно предназначено. Это в любом обществе так: чем больше у людей оружия, тем чаще оно применяется не по назначению

Иной точки зрения придерживается экс-председатель правления общественного движения «Право на оружие» Игорь Шмелев, который полагает, что ужесточением правил обращения гражданского оружия проблему не решить.

Игорь Шмелев

Игорь Шмелев

«Даже если вы запретите владение оружием, как в том же Китае или Японии, такой человек возьмет топор или молоток, точно так же придет в "заказник", какими являются наши учебные заведения, где ему не окажут сопротивления, и будет вытворять все, что хочет до прибытия полиции», — заявил он «Ленте.ру».

Он отметил, что в России школьников не учат действовать в подобных ситуациях, и это тоже проблема. Эксперт также привел в пример печальный опыт США, где во многих штатах учителям после прохождения определенной подготовки разрешено ношение оружия на территории учебного заведения.

А у нас на территории школ это запрещено вообще всем, — подчеркивает он. — Обученный человек с оружием, уже находящийся внутри, в этой ситуации может среагировать правильно и гораздо быстрее. Наличие оружия хотя бы у одного из преподавателей — это не гарантия безопасности, но это хотя бы шанс избежать лишних жертв

Собеседник «Ленты.ру» посетовал, что чиновники объявили о намерении изменить правила обращения гражданского оружия практически сразу после первых сообщении о трагедии, не разобравшись в деталях.

«Они еще не знают, из-за чего это произошло, почему этот придурок потащился в школу, из которой ушел четыре года назад, с чем это связано, почему он выбрал именно восьмой класс. Но лозунг "Запретить, не пущать, ограничить" они уже вытянули на массовую аудиторию. И опять из владельцев легального оружия делают жупел, людей второго сорта. При этом страдать будут такие законопослушные владельцы оружия, как я, про которых все и так известно — где хранится оружие и сколько этого оружия. То есть бить будут по площадям, искать не там, где потеряли, а там, где светло», — резюмировал Шмелев.

В то же время, как считает ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге, социолог Кирилл Титаев, власти имеют не так уж много рычагов для того, чтобы серьезно повлиять на ситуацию.

Кирилл Титаев

Кирилл Титаев

«Каждый раз, когда мы говорим о форс-мажорах, единственное, что работает, это некоторые тотальные запреты. Как, например, запрет гражданского оружия вообще. До тех пор, пока хоть какое-то гражданское оружие, в том числе охотничье, будет в обороте, мы не защищены от таких рисков, потому что это не некоторое системное явление, а один, по сути, сумасшедший человек», — сказал он.

Специалист указал, что на практике вариант полного запрета обращения гражданского оружия практически не осуществим: «Не очень понятно, что тогда будет с сибирскими деревнями. Альтернатива этому — ситуация, которую мы наблюдаем сейчас».

Различные варианты контроля владельцев легального оружия также слабо применимы на практике, считает Титаев. На вопрос «Ленты.ру» о том, не стоит ли более детально проверять, для чего покупается оружие — например, ходит ли реально человек на охоту, — он ответил, что это будет слишком сложно.

«А что, если я планировал [использовать охотничье оружие по прямому назначению], а потом у меня снизилась подвижность из-за того, что я заболел чем-то? — рассуждает собеседник «Ленты.ру». — То есть это отягощение, которое довольно сложно контролировать. Вы же не обязаны, идя на охоту, особенно на мелкую дичь, кого-то уведомлять. А если я занимаюсь спортивной стрельбой?».

В общем, это нерабочая модель — мы не можем принудить людей демонстрировать, что им действительно необходимо оружие

Вместе с тем никто из опрошенных «Лентой.ру» экспертов не поддержал идею ужесточения контроля за выдачей справок кандидатам во владельцы оружием.

По словам ветерана «Альфы» Филатова, это не то направление, на котором стоит серьезно работать: «Это просто сотрясание воздуха, ведь оружие можно не только легально приобрести, но и купить на черном рынке или украсть из сейфа у родственника».

С ним в целом согласен Шмелев из «Права на оружие». По его словам, предсказать, что человек превратится в массового убийцу, практически нереальная задача:

«Кто сказал, что у казанского стрелка была поддельная справка? Выявить психически больного человека, у которого нет явно выраженных признаков расстройств, очень сложно».

***

Вскоре после атаки на школу журналисты обнаружили Telegram-канал «бога» Галявиева. Из скриншотов, которые они успели сделать, следует, что канал был открытым, и убийца как минимум несколько раз предупредил, что собирается «убить огромное количество биомусора». Однако этого никто не заметил.

На одном из многочисленных видео с места трагедии запечатлено, как дети, спасаясь от стрельбы, скучились у забора, которым обнесена гимназия. Этот забор должен был защищать их от человека, захотевшего им навредить, но стал лишь препятствием для бегства.

12 мая объявлено в Татарстане днем траура по погибшим школьникам и их учителям.