Вводная картника

Трубы текут

Как Латвия присвоила тонны белорусской нефти на десятки миллионов евро

Бывший СССР

В Латвии подошел к концу громкий и долгий судебный процесс с Белоруссией. Уже 10 лет страны решают, кому принадлежали сотни тысяч тонн нефти, пропавшие из трубопровода «Дружба». Поставку сырья прекратили из-за постоянных хищений, после чего из трубопровода исчезла оставшаяся в нем техническая нефть, стоимость которой — десятки миллионов евро. Формально нефть принадлежала белорусской стороне, но Латвия просто слила ее из труб и продала. Как вышло, что огромные объемы дорогого сырья остались фактически бесхозными? Есть ли у Белоруссии шанс хотя бы частично компенсировать убытки? И какие проблемы создал для региона этот конфликт? Подробности нефтяной войны Риги и Минска — в материале «Ленты.ру».

Нефтепровод из Полоцка в портовый латвийский город Вентспилс был построен в 1969 году. Он являлся одним из элементов разветвленной сети «Дружба», предназначенной для перекачки нефти из CCCР в социалистические страны Восточной Европы. После распада Союза россияне, латыши, литовцы и белорусы «распилили» между собой «Дружбу» на отдельные участки.

Правительства Латвии и России в начале 1990-х создали совместную компанию LatRosTrans, взявшую на себя транспортировку сырья с нефтеперерабатывающего завода в Новополоцке (ОАО «Нафтан») в Вентспилс, где нефть загружалась на суда и отправлялась покупателям. С белорусской стороны в процессе участвовало Новополоцкое республиканское предприятие по транспорту нефти «Дружба» (с декабря 2010-го — ОАО «Полоцктранснефть Дружба»).

18 июня 1992 года в Новополоцке был составлен акт, согласно которому используемая в трубопроводе технологическая нефть, необходимая для его заполнения в целях поддержания рабочего состояния инфраструктуры, остается в собственности белорусского предприятия. Именно этот договор и лег потом в основу судебного разбирательства о пропавшей в Латвии нефти.

50
миллионов евро
стоила пропавшая в Латвии белорусская нефть

Изначально в Вентспилс вели две трубы: по одной поступала сырая нефть, а по другой — дизельное топливо. И все время энергоресурсы воровали, причем иногда в особо крупных размерах. Например, в апреле 2005 года сотрудники правоохранительных органов Латвии задержали экс-депутата трех созывов, бывшего парламентского секретаря министерства внутренних дел Оскарса Григса. Он подозревался в попытке подкупа начальника дорожной полиции за помощь в организации хищения солярки и отделался за это легко — всего двумя годами тюрьмы условно.

Трубы пересохли

В конце 2003 года Россия приняла решение о прекращении прокачки нефти в данном направлении. Тогдашний российский посол в Латвии Виктор Калюжный заявил, что такое решение было обусловлено амбициями и жадностью мэра Вентспилса Айвара Лембергса, добившегося введения завышенных тарифов на транзит нефти. Мэр оскорбился и заявил о клевете, скандал вроде бы замялся, но нефть в город так и не вернулась.

Долгих семь лет заброшенный нефтепровод никого не интересовал. Но в 2010 году российско-латвийская компания LatRosTrans, к тому моменту перешедшая под управление латвийского акционера, внезапно объявила, что решила слить технологическую нефть из старых труб. Решение объяснили заботой об экологии — много лет нефть не прокачивается, находится под давлением в трубе, которая не обследуется и не диагностируется, риск аварийной ситуации высок.

Представитель российской госкомпании «Транснефть», которая на тот момент владела 34 процентами уставного капитала LatRosTrans, не смог повлиять на решение совета директоров. Он лишь заверил, что после слива нефти в трубу закачают инертный газ, что позволит законсервировать нефтепровод без рисков утечек.

110 000
тонн
технической нефти слили из трубопровода в Вентспилсе

Однако представителей Белоруссии волновала вовсе не экология, а соблюдение договора об эксплуатации нефтепровода от 1992 года и судьба технической нефти. И внезапно выяснилось, что LatRosTrans приватизировала это сырье вместе с самим трубопроводом еще в начале 1990-х, а договор для них юридической силы не имеет. Эту позицию поддержало государство.

Согласно официальной позиции Риги, документ от 1992 года, закрепляющий права белорусской компании на техническую нефть, являлся «внутренним документом ликвидированного советского предприятия, а не межправительственным соглашением».

Свою позицию в Латвии обосновали тем, что Новополоцкого республиканского предприятия по транспорту нефти «Дружба», с которым документ был подписан, уже давно не существует как юридического лица. В 2010 году компания прошла реорганизацию и стала называться ОАО «Полоцктранснефть Дружба». Белорусы мириться с этим не стали и 7 декабря 2010 года подали иск в латвийский суд. В целях обеспечения этого иска на спорную нефть был наложен арест.

Ложная уступка

Присяжный адвокат Эгилс Радзиньш, представлявший интересы белорусской стороны, считает, что LatRosTrans так и не смогла внятно ответить на вопрос, на каком основании она поставила нефть на свой баланс. «Странно, что латвийское государство, видя отсутствие у LatRosTrans документов, подтверждающих право собственности на нефть, никоим образом не старается вмешаться в данный процесс», — подчеркнул юрист.

Тем не менее 9 декабря 2011 года Латгальский окружной суд отклонил иск белорусской стороны. Благодаря обжалованию приговора арест спорных ресурсов удалось сохранить до августа 2012 года, однако затем палата по гражданским делам Верховного суда Латвии отменила данное судебное постановление. В том же году LatRosTrans продала всю слитую нефть неизвестным покупателям и начала реструктуризацию.

21.3
миллиона евро
(или 15 миллионов латов по расценкам того времени) выручила Латвия за продажу слитой нефти

Белоруссию такой исход дела категорически не устраивал. В суд апелляционной инстанции ее представители обратились уже с требованием о взыскании компенсации. Более того, «Белнефтехим» предложил варианты совместного сотрудничества, например, использовать законсервированный нефтепровод Полоцк — Вентспилс в реверсном режиме для поставок на белорусские НПЗ нефти из Венесуэлы. В качестве одного из вариантов сотрудничества концерн предлагал вхождение «Полоцктранснефть Дружба» в состав участников LatRosTrans путем внесения в ее основной капитал спорной нефти в качестве вклада.

Однако LatRosTrans предложения белорусской стороны проигнорировала. В 2018 году затянувшийся судебный процесс дошел до уровня международного скандала. Состоялся обмен официальными нотами между дипломатическими ведомствами Риги и Минска. После этого латвийская сторона вроде бы пошла на уступки: Латгальский окружной суд постановил взыскать с LatRosTrans в пользу AО «Полоцктранснефть Дружба» 66 744 966 евро — такая выплата разорила бы компанию.

Но вскоре стало понятно, что уступки были сделаны лишь для снижения накала в международных отношениях. Как только скандал утих, Верховный суд Латвии постановил отменить решение Латгальского суда и передал дело на повторное рассмотрение. В июле 2020 года высшая инстанция пришла к выводу, что представленные белорусами документы за 1992 год «несовместимы с правовой природой международного договора, так как не были подписаны должным образом уполномоченными государственными должностными лицами и не были зарегистрированы в соответствующих международных учреждениях, а также не были обнародованы».

Наконец, совсем недавно, в апреле 2021 года, департамент гражданских дел Верховного суда Латвии отклонил кассационную жалобу, поданную «Гомельтранснефть Дружба» — к тому моменту «Полоцктранснефть Дружба» вошла в ее состав.

Скоммуниздили. Суд поставил точку: следствие закончено, забудьте. Претензии белорусов не приняты. Куда делась нефть — даже не искали

Евгений Гомберг
латвийский предприниматель

Похоже, это был последний шанс Минска получить деньги. Хотя еще год назад ситуация могла бы обернуться иначе.

Соседская свара

Годом раньше похожий судебный процесс, предметом которого также стала нефть, завершился и в Литве. Прокачку нефти по трубопроводу Полоцк — Мажейкяй Россия прекратила вскоре после остановки трубопровода в Вентспилсе — в 2006-м. Долгие годы российские компании пытались приобрести нефтеперерабатывающий завод, находящийся в литовском Мажейкяе. Но руководство страны по политическим причинам не желало отдавать стратегическое предприятие.

Завод сначала позволили приобрести американской компании Williams, но, поскольку та не сумела наладить успешную работу предприятия, НПЗ перешел в 2006-м в руки польского концерна Orlen. Российские поставки полностью прекратились.

Но в трубах, как в Латвии, осталась техническая нефть. И все по тому же договору об эксплуатации системы «Дружба» от 1992 года она принадлежала белорусской «Полоцктранснефть Дружба». И, естественно, как и в Латвии, в 2015 году нефть из труб выкачали в целях защиты окружающей среды и увезли в неизвестном направлении, а белорусская компания вступила в судебный спор с Orlen Lietuva.

68.9
миллиона евро
компенсации потребовала Белоруссия от Литвы за исчезнувшую техническую нефть

Ход судебного процесса мало отличался от того, что происходило в Латвии, — инстанции раз за разом отклоняли иски и апелляционные жалобы белорусской стороны. Литва также настаивала, что находящиеся на ее территории участки трубопровода «Дружба» были приватизированы в 1990-х вместе с технической нефтью, а договор от 1992 года не имеет юридической силы.

В мае 2020 года, после того как Верховный суд Литвы отказал белорусам в удовлетворении требований, представитель концерна «Белнефтехим» Александр Тищенко также попытался убедить литовцев в экономической выгоде от сотрудничества, как в свое время предлагал их соседям.

По его словам, судебная тяжба препятствует реализации проекта по транзиту нефти в Белоруссию через законсервированный трубопровод, который важен для всего региона. Дело в том, что тогда в публичном пространстве появлялась информация о том, что польские компании Orlen и Lotos собираются совместно приобрести пакет акций белорусского нефтеперерабатывающего завода в Мозыре.

Тищенко указал, что неурегулированные судебные споры не дадут совершить сделку и построить Польше собственную энергетическую империю, включающую нефтяной терминал в порту Гданьска. В свою очередь, Латвия и Литва недополучат огромную выгоду как за счет налоговых преференций, так и за счет появления новых рабочих мест для обслуживания крупного инфраструктурного проекта.

Решение вопроса буквально лежит на поверхности: либо возмещать деньгами, либо тем, что осталось от самой трубы

Александр Тищенко
представитель концерна «Белнефтехим»

Возможно, путем переговоров Белоруссии в итоге удалось бы договориться с Латвией и Литвой, учитывая их проблемы в сфере энергетики, о которых уже писала «Лента.ру». Однако события августа 2020 года радикально изменили политический климат региона. После выигрыша Александра Лукашенко на выборах президента и последовавших за тем массовых протестов, жестоко подавляемых силовиками, Вильнюс поддержал белорусскую оппозицию и принципиально отвернулся от Минска, а также инициировал бойкот Белорусской АЭС. Рига была вынуждена придерживаться того же политического курса, одобренного в ЕС.

Лукашенко, разъяренный слишком живым участием соседей в судьбе своих противников, распорядился вывести из Литвы транзит нефтепродуктов. Конечно, ни о каких совместных проектах речи быть не может. Что касается латвийско-белорусских отношений, то с ними все куда сложнее. Латвия и Белоруссия всегда имели достаточно ровные отношения, поддержанные взаимовыгодными экономическими связями. Поэтому Минск даже сейчас пытается наладить диалог с Ригой и не гнушается использовать территорию Латвии для транзита нефтепродуктов.

Однако, если бы белорусам и пришла в голову идея попытаться использовать в своих целях законсервированный нефтепровод Полоцк — Рига, крест на подобном варианте поставил латвийский суд, отказавший белорусскому предприятию в законной, как полагают в Минске и Полоцке, компенсации. А в недалеком будущем может опустеть и вторая нитка трубопровода — Россия рассматривает вариант вывода из Вентспилса транзита дизельного топлива.