Вводная картника

«Это была отличная сделка»

Картинки и видео из интернета внезапно стали стоить миллионы долларов. Кто их покупает?

Экономика

Смешные картинки, забавные видео и старые твиты превратились в объекты успешного инвестирования. Короткий ролик теперь можно продать за сотни тысяч долларов, а пиксельные аватары уходят за миллионы. На торги выставляются даже твиты или гифки, которые видели, возможно, все пользователи интернета. И все это — из-за NFT. Технология, работающая на блокчейне, фактически является сертификатом, подтверждающим владение цифровым объектом, который может сохранить к себе на компьютер любой человек. Однако владелец у него благодаря NFT будет только один. И за это право владения люди уже платят огромные деньги. Жажда цифрового признания — в материале «Ленты.ру».

Аукционный дом Christie's, один из лидеров арт-рынка наряду с Sotheby's (3,65 и 3,6 миллиарда долларов выручки в 2019 году соответственно), в феврале выставил на торги работу цифрового художника Майка Винкельманна (Mike Winkelmann), известного как Beeple. Everydays: the first 5000 days — это коллаж из пяти тысяч картинок, которые он делал с мая 2007-го по начало 2021-го. Коллаж существует в виде NFT-токена, и Christie's стал первым «традиционным» аукционным домом, выставившим лот в такой форме. Торги состоялись 11 марта, картина ушла за 69 миллионов долларов, хотя стартовали всего с сотни.

Появление NFT-объекта на аукционе Christie's можно считать признанием технологии, которая появилась в 2017 году, а заставила о себе говорить в 2020-м. NFT (Non-Fungible Token, или невзаимозаменяемый токен) работает на основе блокчейна и является по сути уникальным сертификатом, привязанным к цифровому объекту — картине, ролику, гифке, тексту. От криптовалюты его отличает та самая «невзаимозаменяемость»: условный биткоин можно обменять на точно такой же биткоин, но два идентичных NFT найти нельзя.

Подобный «документ» содержит в себе сведения о прикрепленном объекте и хранится на тысячах компьютеров, а значит, доступ к нему есть у каждого. Соответственно, пользователи в любой момент могут узнать, кому эксклюзивно принадлежит тот или иной токен — и сам объект. Возможность присвоения объектов привела к буму коллекционирования цифровых предметов искусства: теперь их можно продавать, покупать и перепродавать.

Рынок мемов

До появления NFT любой человек мог скопировать любую, например, гифку неограниченное количество раз, распространять ее на форумах и в социальных сетях, считать ее отчасти своей — ведь пользоваться гифкой можно как угодно. Создать в таких условиях рынок цифрового искусства было невозможно: уникальность, а следовательно, ценность объектов уточнить было нельзя. Невзаимозаменяемый токен предлагает решение этой проблемы. «Как механизм NFT придает цифровому искусству ценность, что дает море возможностей для среды, не ограниченной рамками физического мира», — считает специалист Christie's Ноа Дэвис (Noah Davis).

Технология фактически переворачивает игру: цифровой объект с ростом популярности становится дороже, потому что его подлинность можно подтвердить в пару кликов. Прямо сейчас Beeple выглядит человеком, который извлекает из этого максимальную выгоду. До начала аукциона с Everydays: the first 5000 days художник продал другую работу — 10-секундный ролик CROSSROADS, посвященный последним президентским выборам в США. За него коллекционер Пабло Родригес-Фрайле (Pablo Rodriguez-Fraile) заплатил около 67 тысяч долларов. При этом Beeple получает по 10 процентов с перепродаж своих работ — это роялти, зарабатывать на которых может любой художник.

Авторы торгуют своими NFT на специальных площадках, самые популярные — Rarible, OpenSea, Nifty Gateway. На некоторых из них можно вносить роялти в условия сделки с токенами. Например, на Rarible пользователь может сам установить процент, который он будет получать с перепродаж, но зарабатывать можно только торгуя на Rarible. В случае переноса торгов на другой маркетплейс, роялти не выплачиваются. Очевидный минус системы — отсутствие единых стандартов работы, у каждой площадки они свои.

Перспективность можно проиллюстрировать примером все того же Beeple. Его CROSSROADS недавно был перепродан за 6,6 миллиона долларов — по данным маркетплейса Nifty Gateway, на котором проходили торги, ролик с лежащим лицом в землю обнаженным Дональдом Трампом на тот момент стал самым дорогим объектом диджитал-искусства в истории. Получать роялти может любой создатель цифрового объекта, привязанного к токену: блогер Илья Варламов, например, продал гифку с изображением самого себя на фоне падающих апельсинов на Rarible за 14 тысяч долларов, а за каждую перепродажу ему будет начисляться по 10 процентов от суммы сделки.

Торговля NFT развивается невероятно бурно. В начале марта так были проданы несколько комиксов с персонажем вселенной DC Чудо-Женщиной — коллекция была посвящена борьбе за права и возможности женщин. Бывший художник DC Хосе Дельбо совместно с криптохудожниками Hackatao заработали на этом около 1,85 миллиона долларов. Еще больше получила певица Граймс (Клэр Элис Буше), жена Илона Маска. За 20 минут она продала коллекцию из 10 NFT, созданных совместно с братом и цифровым художником Маком Бушером, за 5,8 миллиона долларов. Самым дорогим стал ролик с летающими херувимами — он ушел за 388 тысяч долларов. Некоторые работы продавались тиражом в десятки копий — так тоже можно.

Рынок цифрового искусства растет бешеными темпами. Если верить данным проекта NonFungible.com, в 2020-м операций с NFT было проведено на 300 процентов выше, чем в 2019-м, а совокупный объем составил 250 миллионов долларов. Количество кошельков, участвующих в торговле, удвоилось и достигло 222 тысяч. При этом рост продолжается: в одном только феврале 2021-го продавцы и покупатели провели транзакций на 342 миллиона долларов — бум связывают с интересом к NFT со стороны знаменитостей.

Порадуй художника

NFT, вероятно, изменит жизнь не только художников. Надя Иванова, главный операционный директор исследовательской компании L’Atelier (организация проводила исследование рынка NFT совместно с NonFungible.com), считает, что токены позволят музыкантам зарабатывать на своей музыке больше — опять же, потому что дадут возможность подтверждать авторство и получать роялти с перепродаж.

Рок-группа Kings of Leon уже встала на этот путь и выпустила восьмой студийный альбом в виде NFT. Музыканты выставили несколько видов токенов и продавали сам альбом, анимированные обложки, особые билеты на концерты — и заработали больше двух миллионов долларов. Инициатива Kings of Leon по сути напоминает продажу обычного мерча, поэтому интерес поклонников группы к токенам понятен. Но есть и другая категория покупателей — инвесторы, они рассматривают предметы цифрового искусства как выгодный актив.

«Мы видим, как появляется новое поколение участников рынка благодаря NFT. Эти люди привыкли к цифровым технологиям, они ищут активы за пределами традиционных рынков. Люди, обладающие уважением и богатством, они хотят инвестировать исключительно в цифровые активы, как NFT», — отмечает Иванова.

В том же исследовании NonFungible.com говорится, что многие покупатели NFT еще в 2020 году смогли заработать на продаже одного токена до 100 тысяч долларов. Пример Пабло Родригеса-Фрайле указывает на то, что выгода может исчисляться миллионами долларов. «Честно говоря, я думал, цена будет расти дольше. Прозвучит смешно, но я, тем не менее, считаю, что это была отличная сделка для покупателя», — заметил сам мужчина, называющий себя инвестором в диджитал-активы.

Кроме того, желание покупать NFT-токены может быть связано с нематериальными запросами пользователей. Журналистка The New York Times Эрин Гриффит (Erin Griffith), рассуждая о продаже Nyan Cat (да, летающего котика тоже продали — за почти 580 тысяч долларов), пишет, что владелец такого цифрового достояния получает возможность хвалиться тем, что условный Nyan Cat принадлежит только ему. В то время как у всех людей, которые не заплатили ни цента и спокойно скачали его себе на компьютер, есть лишь жалкая копия.

«Любой может увидеть изображения известных предметов искусства в интернете, купить постеры в музее. Но именно владение создает ценность. А с NFT ты не просто владеешь, этот факт хранится на блокчейне. И все могут увидеть, что тем или иным объектом владеешь именно ты», — говорит галерист из Нью-Йорка Винсент Харрисон (Vincent Harrison).

И третий фактор — это желание поддержать творцов, объясняет Тим Канг (Tim Kang), коллекционер цифрового арта, оказавшийся в центре внимания в январе, когда он потратил 777 777 долларов (и 77 центов) на коллекцию работ все того же Beeple. «Диджитал-художники не получали того, что они заслуживают. Они работают для людей и при этом не получают признания», — говорит Канг, потративший больше миллиона долларов на 200 цифровых работ.

Бесполезный пузырь

Вопросы вызывает само понимание владения предметом искусства. Лондонский цифровой художник v buckenham убежден, что «смысл во владении картиной — это смотреть и любоваться ею». «Покупка NFT вообще не помогает делать это. NFT — это всего лишь доступ к модной базе данных, которая утверждает, что это твоя картина. И единственный плюс из этого заключается в том, что ты можешь это продать другому человеку», — сказал художник.

Критики также напоминают о том, что создание и операции с NFT — процессы, которые требуют много энергии, а следовательно, вредят окружающей среде. Популярный среди цифровых художников сервис для создания онлайн-портфолио ArtStation был вынужден отказаться от выпуска токенов после волны недовольства со стороны своих пользователей — те пообещали уйти с платформы, если она будет использовать технологию, которая наносит урон экологии.

Кроме того, по словам профессора по компьютерным технологиям Хорхе Столфи (Jorge Stolfi), люди часто ошибочно считают, что овладение предметом автоматически делает его ценным. «Они на 100 процентов верят, что такие вещи имеют стоимость. Но на самом деле это не так, потому что стоимость имеет только предмет, который можно продать другому инвестору», — объяснил профессор. Иначе говоря, покупатель дорогого NFT-объекта, если не сумеет перепродать его, может в итоге оказаться владельцем одной лишь подписи, подтверждающей владение предметом, который и так могут все посмотреть.

Впрочем, это актуально для тех, кто стремится извлечь выгоду из трендового явления. При этом эксперты предупреждают, что большая часть NFT в будущем как раз может лишиться ценности. «Рынок растет очень сильно. И мне кажется, что отчасти это напоминает пузырь. И очень трудно предсказать, во что в итоге это выльется», — рассказал инвестор Нейт Харт (Nate Hart), который вкладывался в NFT с 2017-го.

Пузырь — популярное сравнение, которое используют критики NFT. Но в таком ключе выражаются и те, кто зарабатывает на токенах. Например, Beeple, продав свою картину за 69 миллионов долларов, так и сказал: «Если честно, я считаю, что это пузырь, похожий на бум доткомов». Взрыв нового пузыря предсказывает и создатель криптовалюты Litecoin Чарли Ли — из-за нулевой стоимости большинства создаваемых объектов. Однако любителей модных трендов эти аргументы пока не останавливают — объемы торгов продолжают расти.