Вводная картника

Самый странный «Оскар»

Кто и почему победил, проиграл и выставил себя на посмешище на церемонии вручения «Оскаров»

Культура

Минувшей ночью в Лос-Анджелесе в 93-й раз вручили премию «Оскар» — и обошлись без обращения к Zoom, что в условиях пандемии уже, наверное, может считаться большой победой Американской киноакадемии. О других триумфах и неудачах главного вечера года в киноиндустрии рассказывает «Лента.ру».

Главный триумфатор

В большинстве номинаций «Оскар»-2021 обошелся без сюрпризов — это касается и самых главных категорий. Букмекеры давали «Земле кочевников» 87-процентный шанс на победу в номинации «Лучший фильм» (такого очевидного фаворита на «Оскарах» не было с 2013 года, когда им стала в итоге действительно выигравшая «Операция "Арго"» Бена Аффлека) — и эту предсказуемость признали даже устроители вечера с режиссером Стивеном Содербергом во главе: кажется, впервые в истории премии ее главного победителя не стали объявлять последним, поменяв порядок номинантов. «Земля кочевников», проникновенная и примирительная панорама глубинной Америки, по которой скитаются выброшенные на обочину глобальной экономики пенсионеры, в итоге действительно победила — возможно, благодаря своему мощному утешительному заряду, особенно уместному в реалиях раздираемой противоречиями страны, а возможно, и из-за своей узнаваемости на фоне других номинантов.

«Земля кочевников» стала первой и по общему числу статуэток, победив в номинациях «Лучшая актриса» (Фрэнсис МакДорманд) и «Лучшая режиссура» (Хлоя Чжао). Победа китайской постановщицы — при всей предсказуемости — стала исторической. Чжао оказалась всего лишь второй в истории женщиной, выигравшей «Оскар» за лучшую работу режиссера (ранее этой чести удостаивалась только Кэтрин Бигелоу с «Повелителем бури») — и первой женщиной с цветом кожи, отличным от белого. Отметила свой триумф китаянка трогательной речью, построенной вокруг стихотворения, которое она в детстве читала с отцом, начинающегося со строчки «При рождении все люди состоят из добра». Проводником добра традиционно выступила выигравшая уже четвертый «Оскар» Фрэнсис МакДорманд — не просто посвятившая свою награду звукорежиссеру «Земли кочевников» Майклу Вулфу Снайдеру, в марте покончившему с собой, но и издавшая в его честь пронзительный волчий вой.

Самый показательный расклад

Безоговорочная победа в главных номинациях «Земли кочевников», этого непохожего на типичное оскаровское кино, задействующего в большинстве ролей непрофессионалов и активно пользующегося приемами документалистики, показывает еще и то, что на самом деле оскаровский пул в этом году вышел крайне небогатым на картины-события. Пандемия, например, оставила мировой прокат без отложенных до лучших времен «Вестсайдской истории» Стивена Спилберга и «Французского вестника» Уэса Андерсона — оба наверняка претендовали бы сразу на несколько наград. Тем же фильмам, что в итоге вышли на экраны (в основном в интернете), по большому счету не удалось захватить воображение публики: все восемь номинантов в категории «Лучший фильм» не собрали в американском прокате в общей сложности и 40 миллионов долларов. Более того, незадолго до церемонии стали появляться тревожные новости о том, что не удосужились их посмотреть и рекордно многие из голосующих на «Оскарах» членов Американской киноакадемии.

О блеклости списка номинантов хорошо говорит и тот паритет по числу статуэток, которым ознаменовался итоговый оскаровский расклад. Если «Земле кочевников» удалось взять три награды, то по два «Оскара» выиграли сразу шесть фильмов. Это «Отец» Флориана Зеллера (лучший актер и лучший адаптированный сценарий), «Иуда и черный мессия» Шаки Кинга (лучший актер второго плана и лучшая песня для фильма), «Манк» Дэвида Финчера (лучший оператор и лучший художник-постановщик), «Ма Рэйни: Мать блюза» (лучший дизайн костюмов, лучшие грим и макияж), «Звук металла» (лучший звук и лучший монтаж), а также мультфильм «Душа» (лучший анимационный фильм и лучшая музыка к фильму). В условиях, когда все претенденты на призы не сильно выделяются, немного призов достается всем. Если не считать «Суда над чикагской семеркой» Аарона Соркина — историческая судебная драма была номинирована в шести категориях и в итоге осталась ни с чем.

Главная неожиданность

Наверняка взвыли от обиды и те, кто делает ставки в букмекерских конторах на исход «Оскара» — особенно в свете того, что предугадать победителя в большинстве номинаций в этот раз было нетрудно. Тем не менее без одной большой неожиданности, наверняка сорвавшей ставочникам немало солидных выплат, церемония все-таки не обошлась, и она пришлась на номинацию, которую в этот раз объявляли последней. В категории «Лучший актер» победил не общепризнанный фаворит Чедвик Боузман, посмертно выдвинутый за роль в фильме «Ма Рэйни: Мать блюза», а легендарный ветеран кино Энтони Хопкинс, убедительно сыгравший страдающего от деменции старика в картине Флориана Зеллера «Отец».

Победа Хопкинса удивила, кажется, не только организаторов, очевидно, собиравшихся закончить вечер на трогательной ноте чествования скончавшегося от рака в 43 года Боузмана, но и самого Хопкинса, который не только не присутствовал на церемонии, но так и не появился в эфире даже в удаленном формате. Поэтому «Оскарам» не осталось ничего, кроме как просто уйти на титры. Хопкинса можно понять. Он и «Оскар» однажды уже выигрывал, да и к блестящим статуэткам и прочим сиюминутным атрибутам успеха в свои 83 года наверняка относится максимально философски: в свое последнее на сегодня появление в публичном пространстве великий актер выкладывал в Twitter фотографию нового котика.

Главная неудачница

Проиграв в номинации «Лучшая актриса второго плана» легенде корейского кино Юн Е-джон (выигравшей за роль бабули-матерщинницы в драме «Минари»), Гленн Клоуз сравнялась с покойным Питером О'Тулом по числу оскаровских номинаций, не закончившихся завоеванием премии. У Клоуз их теперь восемь. Стоит актрисе еще раз заслужить номинацию и остаться без статуэтки, и она войдет в историю как главная неудачница во всей истории премии — если, конечно, в принципе считать регулярное попадание в число пяти лучших актрис года неудачей: в конце концов, абсолютному большинству представителей профессии даже об одной в карьере номинации на «Оскар» остается только мечтать.

С другой стороны, если бы Клоуз победила за роль растрепанной реднек-бабули в «Элегии Хиллбилли» Рона Ховарда, эту награду трудно было бы считать справедливой, настолько патетическое и даже карикатурное в отношении американских деревенщин кино у Ховарда получилось. Триумф Юн Е-джон, большой звезды корейского кино, снимающейся еще с 1960-х (а в последнее десятилетие появлявшейся в нескольких фильмах любимца синефилов Хон Сан-су), напротив, ощущается более чем заслуженным, пусть год назад американская киноиндустрия, чествующая сейчас артистку, даже не знала о ее существовании.

Самые безумные моменты

«Оскар» почти никогда не обходится без моментов чистого сумасшествия, но в этот раз церемония, преисполненная солидарности перед лицом социальных бурь, сотрясающих мир за пределами Голливуда, была их практически лишена. Несмотря на то что речи победителей не были ограничены традиционными тридцатью секундами времени, никто не пускался в путаные речи о судьбе коров, как Хоакин Феникс в прошлом году, не было также и больших постановочных номеров или рискованных шуток в стэндап-номерах, которые раньше разбавляли ход вечера. И все-таки без вторжения абсурда не обошлось. Так, выигравший «Оскар» за роль второго плана в «Иуде и черном мессии» Даниэл Калуйя ухитрился смутить присутствовавшую на церемонии маму, сообщив собравшимся, что его успех начался с того, что тридцать с лишним лет назад его родители занялись сексом. Весь мир смутила Гленн Клоуз, станцевав настоящий тверк во время устроенной организаторами музыкальной викторины. Видимо, восьмое по счету поражение на «Оскарах» ее не слишком расстроило — впрочем, говорят, танец актрисы был в сценарии вечера.

Ну, а за самый абсурдистский момент вечера стоит благодарить картину «Музыкальный конкурс Евровидение: история группы Fire Saga». Истерически смешная пародия на «Евровидение» от Netflix, к сожалению, не сумела завоевать «Оскар», проиграв в номинации «Лучшая песня», — зато благодаря тому, что исполнения всех выдвинутых на премию песен в этом году были записаны заранее, сумела показать миру тот самый городок Хусавик, который в этой композиции и в фильме был воспет. Спел же Husavik вместе с певицей Молли Санден одетый в невероятно комичные свитера детский исландский хор на сюрреальном фоне лодочек и исландских пейзажей.

Самый пессимистичный вывод

Самым существенным вопросом вечера, впрочем, был не кто победит или кто сильнее удивит, а экзистенциальный вопрос, как существовать «Оскару» в условиях, когда всем совсем не до него. Чтобы представить хоть сколько-то внятный ответ, Американская киноакадемия призвала на помощь большого режиссера Стивена Содерберга — и тот, к его чести, постарался поставить самую необычную в истории «Оскаров» церемонию: перенес вечер на легендарный лос-анджелесский вокзал Юнион-стейшн, радикально сократил демонстрацию отрывков из фильмов-номинантов, обошелся без уходов в стендап и шоуменство, постарался оживить происходящее за счет кинематографичных проездов и пролетов камеры, дал лауреатам возможность высказаться, не ограничивая их тридцатисекундным лимитом.

Впрочем, все эти решения пусть и придали вечеру человечности и душевности, рейтингам «Оскара» на пользу вряд ли пошли. Больше всего церемония напоминала вручение «Оскаров» в дотелевизионную эпоху — когда они, по сути, были внутрииндустриальными профсоюзными междусобойчиками, не замороченными задачей сделать шоу и впечатлить всю планету. Очевидно, к такому статусу «Оскару» в будущем придется привыкнуть — он, может быть, и остается главной премией в мире кино, вот только, кажется, сам кинематограф в его прежнем виде общекультурное значение несколько подрастерял, уступив в борьбе за внимание зрителей сериалам, стримингам и соцсетям. Пандемия этот процесс только ускорила.