Вводная картника

«Жена не отвлекала короля от похождений»

Как король Франции построил замок для любовниц и умер от обилия любви

Путешествия

Французский замок Шамбор — не только одна из «жемчужин Луары», но и, наряду с баварским Нойшванштайном, — реальное воплощение детских фантазий о сказочном дворце. Однако в отличие от Нойшванштайна, это не «новодел» XIX века, а подлинный ренессансный шедевр, к проекту которого приложил руку сам Леонардо да Винчи. О том, какие страсти и извращения творились за стенами Шамбора, — в новом материале «Ленты.ру» из цикла о резиденциях знаменитых правителей.

Король-рыцарь

Будущий французский король Франциск I появился на свет в 1494 году, когда Франции в ее нынешних границах еще не существовало, а европейские монархи активно боролись за трон Священной Римской империи. Франциск занял трон не по праву наследования, а благодаря династическому браку. Его отцом был граф Карл Ангулемский, кузен короля Людовика XII.

У Людовика не было сыновей — все умерли в младенчестве. Его жена Анна Бретонская беременела 14 раз, но в живых в итоге остались только две дочери: Клод и Рене. Так как по «Салической правде» (закону, которым тогда регулировалось французское престолонаследие) женщина не могла унаследовать трон, Людовик XII выдал замуж старшую дочь за ее троюродного брата Франциска, который и стал королем Франции.

Жених был старше невесты на пять лет, и за его плечами уже было немало романтических увлечений, до которых он считался большим охотником. Высокий, прекрасно сложенный, красивый (его портил только очень длинный, с внушительной горбинкой нос, унаследованный от предков по ангулемской ветви), Франциск очень нравился женщинам, а после коронации, в новом статусе, он стал для них и вовсе неотразим. Он называл себя «король-рыцарь», много путешествовал, участвовал в рыцарских турнирах, обожал все итальянское и покровительствовал художникам. Именно он пригласил во Францию Леонардо да Винчи.

Королева Клод, напротив, была женщиной скромной, тихой и, увы, невзрачной. Невысокого роста, сгорбленная (страдала сколиозом) и почти постоянно беременная, она интересовала мужа только как гарантия легального царствования. Неудивительно, что королева чуждалась развлечений королевского двора, где в центре внимания была ее свекровь, Луиза Савойская, женщина разнообразных дарований и железной воли. Вся Европа сплетничала, что Луиза правит вместо сына, оставляя на его долю подвиги на поле боя (Франциск I постоянно, хотя и с переменным успехом, ввязывался в европейские междоусобные войны) и в будуарах фрейлин и придворных дам.

Другой соперницей Клод в так и не случившемся сражении за внимание ее супруга-короля была его сестра, Маргарита Наваррская. Нет никаких свидетельств, что взаимная привязанность брата и сестры выходила за рамки приличий и родственной близости. Но в интеллектуальном и духовном смысле Маргарита, красивая, остроумная женщина, одна из первых французских писательниц, была для Франциска I, покровителя искусств, куда привлекательнее, чем вечно занятая хлопотами о здоровье детей некрасивая Клод. Франциск даже называл Марго «половиной своей души».

«Никогда не выказывала неудовольствия»

А Клод в это время рожала и молилась Богу: это было все, чем она могла утешиться, пока король развлекался со своими любовницами. Королева одевалась очень скромно, в полностью закрытые платья «вдовьих» расцветок и чепцы, не расставалась с молитвенником (эта великолепная книга с яркими иллюстрациями, в инкрустированной драгоценными камнями обложке сейчас находится в коллекции нью-йоркского музея Моргана) и требовала от своего ближайшего окружения строгого благочестия.

Клод умерла в 1524 году, не дожив до своего 25-летия. За девять лет брака она родила семерых детей (трех сыновей и четырех дочерей). Их судьба была счастливее, чем у сиблингов самой королевы: в раннем детстве умерли только две старшие дочери. Второй сын, Генрих, стал французским королем.

Мемуарист и бытописатель французского двора, язвительный и едкий аббат Пьер де Бурдейль де Брантом, в своих воспоминаниях не нашел для королевы ни одного дурного слова: «Мадам Клод Французская была весьма добра и милосердна, мила со всеми и никогда не выказывала неудовольствия ни при дворе, ни в своих владениях». При том что поводов для «неудовольствия» у монархини было сколько угодно: ее муж менял любовниц, как перчатки. Клод не опускалась до «выяснения отношений» ни с супругом, ни соперницами, предпочитая изливать душу своему духовнику.

Королева осталась в памяти потомков самым неожиданным образом: ее именем назвали сорт слив ренклод (от французского Reine Claude — «королева Клод»). Тот, кто придумал такое название, был человеком остроумным и тонким. Деревца слив ренклод невысокие, крона неправильной формы, плоды «невкусного» зеленоватого цвета даже в спелом состоянии. Но если надкусить сливы, оказывается, что они сладкие и сочные. Все как с королевой: нехороша собой, но плодовита и «добра внутри».

Замок на болоте

Пока королева ждала очередного ребенка, Франциск I решил построить для себя загородный дворец: интерьеры Фонтенбло ему прискучили. В 1519 году в излучине реки Коссон, примерно в шести милях от ее впадения в Луару, он заложил замок Шамбор. Выбор места для постройки в наши дни объясняют желанием короля быть ближе к графине де Тури, одной из его замужних метресс. Однако на самом деле роман короля с графиней начался позже закладки замка. Есть сведения, что Клод де Тури (любовница короля была тезкой его жены) сподвигла Франциска на перестройку и расширение дворца. Так или иначе, ее портрет сейчас украшает одну из более чем 400 комнат Шамбора.

Проект замка приписывают Леонардо да Винчи. Насколько это верно, неизвестно, но умер великий художник в год закладки первого камня Шамбора. Возможно, да Винчи сделал какие-то предварительные чертежи, но более плотно над проектом работал его соотечественник Боккадор (Рыжебородый) — так называли современники зодчего Доменико да Кортона. Француз Жан ле Гумбль, друг Франциска I, проектировал часовню в западном крыле дворца. Считается, что ориентирование помещения часовни в направлении Иерусалима демонстрирует желание короля показать свою верховную духовную власть в стране.

Дворец строился практически на болоте. Рабочие, забивавшие сваи под основание стен на глубину до 12 метров, десятками умирали от лихорадки, но короля это не останавливало. Всего на стройке работало без малого две тысячи человек. Белый песчаник для строительства доставляли подводами из Сен-Дье и обтесывали на месте. Каменотес оставлял личный знак-клеймо на каждом камне, который он обтесал, чтобы получить оплату. Сейчас эти знаки изучают археологи.

Замок признан шедевром ренессансной архитектуры, однако в плане он напоминает средневековую крепость с центральной башней-донжоном, стенами и башенками поменьше. Внутри донжона уместилось пять жилых этажей с круглыми и четырехугольными покоями. Центральную башенку дворца венчает королевская лилия. Внутри замок также был богато украшен гербами и эмблемами, в том числе саламандрой (эмблемой Франциска I), монограммой F с королевской короной и мотивом завязанной узлами веревки (герб его матери, Луизы Савойской).

Примечательно, что некоторые гербы с внешней стороны стен высечены скульпторами в перевернутом на 90 градусов виде — чтобы Богу с небес было удобнее рассматривать эти символы власти французского короля. Есть в замке еще более примечательная деталь, вызывающая и по сей день интерес туристов: это двухзаходная винтовая лестница, напоминающая спираль ДНК.

Многие исследователи приводят ее как пример стиля Леонардо да Винчи в архитектуре. Относительно этой лестницы тоже ходили анекдоты: якобы ее сделали двухзаходной специально для того, чтобы любовницы короля не сталкивались на узких ступеньках, когда одна поднималась в опочивальню Франциска, а другая — спускалась оттуда.

«Захотел возлечь с одной из придворных дам»

Надо сказать, что при всей анекдотичности такой версии для нее были основания. До постройки замка Шамбор, и когда он уже был закончен, Франциск не стеснял себя в романтических увлечениях. В молодости его окружали девушки — в том числе настолько юные, что за связь с ними в наши дни взрослый мужчина мог бы получить уголовный срок. Король называл их своими «маленькими разбойницами». Кроме «разбойниц» монарх охотно погуливал с замужними дамами. Причем сплетники утверждали, что Франциск способен удовлетворить двух женщин несколько раз за одну ночь.

Уже упомянутый аббат Брантом так пересказывает один из исторических анекдотов о короле: «Как-то король Франциск захотел возлечь с одной из придворных дам, в которую был влюблен. Явившись к ней, он наткнулся на ее мужа, который со шпагой в руке ожидал соперника, чтобы убить. Не растерявшись, король приставил к груди противника острие собственной шпаги и повелел ему поклясться жизнью, что никогда не причинит жене никакого зла и что если тот все же позволит себе хоть какую-то малость, то он, король, убьет его и прикажет отрубить голову; а на эту ночь послал его прочь и занял его место».

Став старше, монарх «остепенился» и обзавелся официальными фаворитками. Первой в их череде стала Франсуаза де Фуа, жена графа де Шатобриан, троюродная сестра королевы Анны Бретонской (матери королевы Клод). При дворе королевы Анны Франсуаза освоила итальянский язык и латынь, научилась писать стихи — и привлекать мужчин. Чтобы добиться благосклонности Франсуазы, Франциску пришлось пойти на множество хлопот и расходов, включая весьма доходную (но отдаленную от дворца) синекуру для ее мужа, а также подкуп ее щепетильных по части сестриной чести братьев.

Роман с Франсуазой начался в 1515 году. Графиня довольно долго удерживала на себе внимание любвеобильного короля. Ради нее он совершал довольно рискованные демарши — например, в 1520 году взял на официальную встречу с английским королем Генрихом VIII и жену, королеву Клод, и любовницу, графиню де Шатобриан. В своей книге «Галантные дамы» аббат Брантом рассказывает о графине фривольный исторический анекдот — якобы она хотела изменить своему венценосному любовнику с адмиралом Бониве и едва избежала разоблачения. Впрочем, Брантом не называет фаворитку по имени — личность героини анекдота установили историки.

К моменту, когда Шамбор был достроен настолько, чтобы в нем можно было жить и «играть в галантные игры», Франциск I уже дал Франсуазе отставку, заменив ее Анной де Писсле. Анна, красивая и образованная девушка из хорошей семьи, была фрейлиной матери короля Луизы Савойской. Луизе не нравилась графиня де Шатобриан: любовница ограничивала влияние матери на Франциска. Анна показалась Луизе Савойской более приемлемой кандидатурой на пост фаворитки, и она «пролоббировала» девушку на эту роль.

Какое-то время бывшая и свежеиспеченная фаворитки сражались за власть над королевским сердцем, но, как часто бывает в случае с ветреными мужчинами, новая пассия показалась ему привлекательнее старой. Впрочем, Франциск еще любил Франсуазу де Фуа и предложил ей по-честному разделить положение официальной фаворитки с Анной де Писсле. Графиня де Шатобриан возмущенно отказалась от сомнительной чести и покинула двор. Пришла очередь Анны получать в подарок драгоценности, обеспечивать родственников выгодными назначениями и блистать на королевских празднествах — в том числе и в замке Шамбор, а также во дворце Фонтенбло, который король перестраивал в духе итальянского Возрождения.

В 1530 году вдовец Франциск женился династическим браком на Элеоноре Австрийской, вдове португальского короля Мануэла I. Официальная жена не слишком отвлекала монарха от галантных похождений и встреч с Анной де Писсле. Чтобы обеспечить положение фаворитки, король выдал ее замуж за бедного аристократа Жана де Бросса и пожаловал ему герцогство Этамп.

Анна стала герцогиней д’Этамп. Она оставалась официальной фавориткой до самой смерти короля, хотя места в его сердце хватило и для Клод де Тури — последней серьезной пассии Франциска и его соседки по Шамбору. Но частенько случалось, что по двойной винтовой лестнице замка пробегали и другие, более юные королевские избранницы.

Замок-музей

Франциск I умер в 1547 году. Ему было 52 года — не так уж много для монарха XVI века. Поговаривали, что причиной его смерти стали, помимо военных лишений, и излишества в спальне. Престол занял сын Франциска Генрих II, замок Шамбор перешел к нему, но не слишком интересовал молодого короля. Некогда роскошная постройка постепенно приходила в запустение.

Столетие спустя Людовик XIV вспомнил о замке и повелел провести в нем ремонтные работы. Шамбор не стал любимой резиденцией «короля-солнца», но двор иногда приезжал туда — например, на премьеру «Мещанина во дворянстве» Мольера. В XVIII веке в замке несколько лет прожил свергнутый польский король Станислав Лещинский. Позже Шамбор окончательно перестал быть королевской резиденцией и переходил из рук в руки представителей разных аристократических фамилий, связанных дальним родством с Бурбонами.

Последним владельцем замка стал Элия Бурбон-Пармский, титулярный герцог Пармский и Пьяченцский. В Первой мировой войне Элия принимал участие в боевых действиях на стороне Австрийской империи, и французское правительство в 1915 году конфисковало у него Шамбор. После войны, в 1930 году, герцогу выплатили многомиллионную компенсацию, а дворец превратили в музей.

С 1981 года Шамбор внесен в реестр объектов культурного наследия ЮНЕСКО. Он нередко сдается для проведения масштабных вечеринок и мероприятий. Например, в 2014 году ювелирный дом Van Cleef & Arpels провел там презентацию очередной коллекции haute joaillerie. Модели в вечерних платьях подъезжали к замку в настоящих каретах и позировали в роскошных драгоценностях на террасах Шамбора и его знаменитых лестницах — словно вдруг вернулись галантные времена Франциска I.