Капиталина Большакова

«Душа русской женщины тоскует по празднику жизни» Почему внешность жен бандитов из 90-х стала модным трендом у российской молодежи

Ценности

В конце марта 2021 года пользовательница социальной сети TikTok Виктория Андреева опубликовала видео, где она накладывает макияж в стиле подруг и жен бандитов из «Бригады» и других сериалов подобной тематики. Ролик юзерши стал вирусным и спровоцировал настоящий флешмоб. Андреевой начали подражать и другие российские тиктокерши, рисуя на своих лицах smoky eyes и вздернутые брови «в ниточку», а также очерчивая контур губ карандашом, на несколько тонов темнее помады. Станет ли криминальный стиль из 1990-х новым модным трендом в России — разбиралась «Лента.ру».

«Дело чести каждого наркобарона»

За образец в этих визаж-сессиях можно взять не только подружек провинциальных бандитов из российских сериалов, но также съемки в глянцевых журналах тех лет и старые фотографии из семейных альбомов. Матери нынешних тиктокерш в свои старшие школьные годы выглядели именно так: очень темные тени, густой слой туши на ресницах, яркие пятна румян на скулах, губы, обведенные малиновым карандашом чуть ли не за полсантиметра от их естественного контура, и волосы, поднятые надо лбом в начес и намертво закрепленные лаком.

В наши дни подобная «раскраска» выглядит достаточно дико, но в свое время она была более чем актуальной не только в околокриминальных субкультурах. Такому макияжу учили девушек первые журналы для подростков, а темные smoky eyes рисовали себе не только бандитские «марухи», но и подружки панков: последних в 1990-е годы на улицах было не меньше, чем парней из «бригад».

Примечательно, что такой стиль макияжа — не сугубо российское изобретение. На Западе и в США он также довольно распространен.

Жанр gangsta girl makeup существует давно. Это довольно популярный стиль макияжа. Так называемая «криминальная эстетика» есть во всех странах

Анна Дычева-Смирнова
эксперт косметического рынка, управляющий директор компании Reed Exhibitions в России

В Латинской Америке ходит шутка, что «нет некрасивых женщин, есть бедные мужчины». «Дело чести каждого наркобарона дать своей девушке возможность провести ряд косметологических процедур или даже пластических операций (поэтому в этом регионе пластическая хирургия довольно популярна и находится на высоком уровне)», — утверждает Дычева-Смирнова. Однако эксперт считает, что это не повод делать вывод о мировом тренде: «"Криминальная эстетика" — часть субкультуры, и пусть она ею и остается».

«Какой праздник без Versace, драки и караоке?»

Одним из образов бурных десятилетий стала Шэрон Стоун в роли Джинджер Маккены, героини гангста-драмы Мартина Скорсезе «Казино», вышедшей на экраны в 1995 году. Джинджер носила пышные укладки, одевалась сексуально и броско — как тогда говорили, «на грани фола». Она ярко красилась и, конечно, обвешивала себя золотом (например, в сцене, где она лежит на кровати среди груды украшений и часов Bvlgari).

Российские девушки, для которых после краха СССР и падения железного занавеса красивая жизнь внезапно стала заманчивой, активно подражали экранной героине — причем вне зависимости от своего материального положения. Женщины, чьи мужья или партнеры резко разбогатели, одевались в Париже и Милане, а подружки рядовых членов «бригад» закупались на вещевых рынках. Несмотря на это, их стиль был схож: одним из самых популярных модных домов 1990-х был Versace, а его подделки разной степени дешевизны разлетались как горячие пирожки.

Некоторые эксперты модного рынка склонны думать, что интерес молодых девушек к эстетике 1990-х может спровоцировать возвращение гангста-моды как в макияже, так и в одежде.

Широкая душа русской женщины в глубине своей тоскует по празднику жизни. А какой праздник в радость без Versace, драки и караоке? Страсть к риску и блеску, криминальная романтика «мама, я фраера люблю» требуют выхода в люди

Лариса Булгакова
аналитик моды и персональный стилист, дизайнер бренда Bulgakova and Masters

«Я как стилист подтверждаю, что иная респектабельная дама однажды обнаруживает в себе непреодолимое желание надеть ослепительно-белое пальто поверх леопардового платья и шляпу. И чтобы была золотая цепь в палец толщиной и сумка с неприлично большим логотипом со стразами», — рассказывает эксперт.

«Девушка достаточно обеспечена, чтобы не мыть посуду руками»

Однако у российских бьюти-экспертов и модных обозревателей нет единой точки зрения на то, может ли флешмоб в соцсети стать основой для нового тренда — особенно если речь идет о тенденциях в масштабах страны или даже глобальном.

Так, Зоя Сохор, стилист и бренд-директор Недели моды в Москве, считает, что три или даже пять миллионов просмотров в российском сегменте той или иной соцсети — еще не вся Россия: «Не вполне корректно говорить про "всех россиянок": это определенная молодая аудитория пользователей социальной сети TikTok», — отмечает она.

TikTok, безусловно, история интересная, но там не рождаются тренды. Там появляются какие-то фишки, они набирают просмотры, но они носят сезонный, очень кратковременный характер

Анна Дычева-Смирнова

Эксперт отмечает, что тенденции, особенно такие броские, как стиль подружки бандита, создают много шума в соцсетях, но быстро забываются.

«Прошлым летом все в TikTok мыли голову сиреневым шампунем, а завтра, условно говоря, будут укладывать волосы клеем. И говорить о том, что это тренд, который конвертируется в моду и станет частью нашей жизни, — немного преждевременно. Если девушки смотрят популярное видео, это не значит, что они захотят такой же макияж или будут подражать персонажам сериала "Бригада"», — заключает Дычева-Смирнова.

При этом бренды средств для макияжа — как люксового, так и премиум-сегмента — живо отзываются на подобные кратковременные тренды, выпуская капсульные коллекции. Тени для smoky eyes, наборы для ухода за бровями, тушь с эффектом экстра-объема, контрастные контурные карандаши, яркие румяна и средства для стробинга есть у многих марок — от респектабельных Guerlain, Clarins и Chanel до молодежных Nyx, Maybelline и Bourjois.

«Во флешмобе, запущенном Викторией Андреевой, не было акцента на маникюр, — отмечает стилистка по маникюру Виктория Селинская. — А ведь в 1990-е в России были свои тренды и в маникюре. Девушки предпочитали очень длинные, заостренные к концам ногти, выкрашенные ярким лаком. Тогда современная бытовая техника вроде посудомоечных машин была не так распространена, как в наше время, и подобный маникюр демонстрировал, что девушка достаточно обеспечена, чтобы по крайней мере не мыть посуду руками».

«Назло нормам хорошего вкуса»

Девизом возвращения к стилю 1990-х можно считать знаменитое «много — значит много» от Донателлы Версаче, сестры легендарного модельера и верной продолжательницы его традиций. Любовь россиянок к продукции люксовых домов Versace, Dolce & Gabbana и ныне уже обанкротившегося Roberto Cavalli не осталась в 1990-х навсегда. В наше время дух эпохи возрождают молодые дизайнеры марок Balenciaga, Balmain, Louis Vuitton.

Хорошая новость для «тайных подруг бандитов»: «шик-блеск-красота» снова разрешены модными трендами

Лариса Булгакова

«Платья-футляры, кожаные брюки, "широкоплечие" жакеты с шокирующими мини мелькают на подиумах и на страницах Vogue, — констатирует Булгакова. — Массивные цепи, золоченые пуговицы и красные сапоги, логомания, отделка мехом и кожей — назло всем нормам политкорректности и хорошего вкуса, бунт против скуки. Можно легально дать волю эмоциям и носить яркое, золотое, блестящее и гремящее».

Конечно, современная интерпретация пафоса 1990-х, который в то десятилетие воспринимался клиентками Versace как должное, уже не лишена некоторой иронической игры. Модные бренды намеренно делают свои логотипы слишком крупными, цепи — слишком массивными, а плечи пиджаков — чересчур подчеркнутыми. Свои коррективы вносит и уличная мода: молодежь — прежде всего те же тиктокеры — комбинирует давно забытые «пафосные» вещи из кладовок своих родителей с современными кроссовками и яркими носками с надписями.