Вводная картника

«Двигаемся в сторону климата Парижа»

Почему Москву засыпает снегом в апреле, а в Арктике становится все жарче? Отвечает климатолог

69-я параллель

Резкие перепады температур в европейской части России и зимняя погода, которая раз за разом возвращается в Москву, заставляют думать, что климат в стране стремительно меняется. Действительно ли это так? Какой будет погода на майских праздниках и будущим летом и как глобальное потепление изменит российскую Арктику, «Лента.ру» узнала у заведующего лабораторией климатологии Института географии РАН, заместителя директора Института физики атмосферы имени Обухова РАН Владимира Семенова.

«Лента.ру»: Что происходит с погодой? Многих пугают внезапные скачки температуры. В Москве то холодно, то резко жарко. Давление скачет. Снегопады в апреле. Так будет теперь всегда?

Семенов: Неоднозначный вопрос. С одной стороны, нам кажется, что происходят эти скачки, с другой, когда мы анализируем данные станционных измерений, то видим, что в целом температурная изменчивость по стране снижается. Есть, конечно, регионы, где она чуть-чуть растет, но общая тенденция не такая. В большинстве регионов России объективно этих скачков становится меньше. И физически это объясняется. На севере теплеет быстрее, чем на юге, поэтому, когда к нам приходит холодное вторжение с севера, оно оказывается менее холодным, чем южное.

Да, мы ощущаем сильные скачки, но это может быть связано с нашим восприятием. На каждый чих начинаем креститься, каждая погодная аномалия вызывает обсуждение в массмедиа. А если заглянуть в погодные летописи, то такие малозаметные аномалии существовали всегда — и сто, и двести лет назад. Поэтому, я думаю, нужно всегда делать поправку на освещение всех этих событий и наш интерес к ним. Погода по определению изменчива, и скачки погоды были, есть и будут. Рутинно проанализированные данные на всей территории России показывают, что в целом изменчивость температуры падает в последние 40 лет.

И изменение продолжительности времен года — просто видимость?

Нет, это факт. Действительно происходит смещение сезонов. Это касается, в частности, наступления холодных температур с переходом через ноль. Если раньше, 30 лет назад, в Московском регионе это происходило уже в первых числах ноября, то сейчас — во второй половине ноября

То есть больше чем на две недели сдвинулась условная граница наступления зимы. Потому что если температура стабильно ниже нуля, то и снег не тает. Наступает условная зима. Сейчас она начинается ближе к концу ноября, а в Москве и снег на Новый год — уже редкость.

С весной то же самое происходит — она теперь наступает раньше. Хотя весна сократилась не на две недели, а где-то на одну. А зима за счет этого уже почти на месяц сократилась, получается.

Будут ли в России когда-нибудь европейские зимы без снега?

Россия — огромная страна. Поэтому здесь мы будем говорить только о европейской территории, которая испытывает на себе влияние Атлантики, благодаря которой и Европа такая теплая. В Московском регионе зимой уже потеплело где-то на 3-3,5 градуса, летом — на 2 градуса.

В ближайшие 30 лет еще потеплеет градуса на четыре, а то и на пять. Уже сейчас среднеянварские температуры — это где-то минус пять градусов. То есть буквально 20-30 лет — и в Москве температура зимой будет в среднем выше нуля. То есть зима будет такой, как сейчас в Гамбурге, например

Если температура будет выше нуля, то и снег лежать не будет. А если и будет, то неделю или две. Это вполне близкая перспектива на европейской территории России.

На востоке и севере страны влияние воздушных масс Атлантики гораздо слабее, соответственно, потепление будет происходить медленнее. А за Уралом и в Сибири климат континентальный, влияние Атлантики там невелико: ну, было минус 25 — станет минус 18. В Якутии изменение такое: было минус 45 зимой — стало минус 42. Потеплело? Ну да. Но кто это заметит?

Что-то еще необычное за прошедший год вы заметили?

Мы не смотрим на конкретный год. Одна зима может быть аномально теплой, другая — аномально холодной. Мы смотрим на средние тенденции. Помимо очевидного увеличения температуры, это еще и изменение характера осадков. Например, на европейской территории России мы видим смещение осадков в сторону ливневых. Грубо говоря, меньше становится продолжительных небольших дождей и увеличивается число краткосрочных ливней. Такая погода характерна для более южных территорий — для Ростова-на-Дону и Воронежа, например. Но теперь такая ситуация становится привычной и для Москвы. Сначала ливень, потом жара, атмосфера накапливает влагу, снова ливень, снова жаркая погода — и так далее.

А что будет в майские праздники?

Гидрометцентр предсказал нам уже к концу этой недели сильное потепление и резкий переход к майской погоде. А что касается лета — оправданность сезонных прогнозов очень небольшая, поэтому мы о нем можем говорить только гипотетически.

Я смотрел недавно сезонные прогнозы ведущих европейских центров, и они говорят, что лето на европейской территории и в западной части России в целом будет чуть выше нормы. Не экстремально жарким, но теплым — теплее, чем обычно. Зиму же предсказать практически невозможно

Американские ученые выяснили, что в ближайшие несколько лет в Арктике чаще будут возникать молнии и якобы из-за этого резко увеличится количество пожаров в регионе. Так ли это на самом деле?

Это действительно так. Грозовая активность распространяется на более северные широты в связи с тем, что из-за потепления атмосфера становится более влажной и теплой. Условно говоря, граница такой грозовой деятельности раньше была гораздо южнее, а сейчас она при потеплении сдвигается на север. И потепление в Арктике происходит быстрее, чем в среднем по планете.

Но говорить о том, что там все выгорит, все-таки неправильно. Там и гореть-то нечему, если речь идет о тундре. Молний, может, и будет больше, но скалам и снегу я не вижу пока серьезной угрозы.

Иначе ситуация обстоит в субарктических регионах. В тайге, конечно, и сейчас много лесных пожаров. Это очень большая беда. И переход этих пожаров на север — давно известный факт. При глобальном потеплении такие риски, конечно, существуют.

Говорят, что таяние вечной мерзлоты приведет к оттаиванию разных вирусов и бактерий. Та же сибирская язва... Бояться новых пандемий?

Да, животных там хоронили, оленьи могильники в Арктике существуют, и это говорит о том, что вспышки разных болезней были и раньше. Но люди как-то боролись и преодолевали их. Поэтому нельзя сказать, что в связи с глобальным потеплением это приобретет какой-то катастрофический характер. Если тогда могли побороть разные инфекции, то сейчас, со всеми самолетами, вертолетами и продвинутой медициной, я думаю, проще будет с этим справиться.

Тем более места захоронений известны, и при определенных усилиях подобных сценариев можно избежать. Так что — да, опасность такая есть, но это как раз то, что называется адаптацией к изменению климата. Нужно просто понимать риски и минимизировать их.

Из-за глобального потепления происходит еще и оттаивание ледников. Что будет — потоп?

Вследствие таяния ледников на суше происходит постепенное повышение уровня мирового океана — со скоростью 3-3,5 миллиметра в год. Это не очень много. К концу века прогнозируется повышение от 40 до 60 сантиметров. Для России это небольшая угроза, за исключением Калининградской области — региона с пологими пляжами. Береговая линия там может сместиться на десятки и даже на сотни метров. Но для остальных государств это будет большая проблема. Начнутся сильные эрозии, будет повышаться высота волны. Где-то вода будет долетать на метры и больше, а для государств, расположенных на уровне Мирового океана, это уже проблема.

Что касается потопов на суше, то ледников у нас не так много. Горные ледники, допустим, у нас на Кавказе тают. Локально это увеличивает вероятность селей, но масштабными потопами это не грозит.

В плане потопов нам скорее нужно озаботиться прибрежными регионами — как на юге, так и на севере, а прежде всего — на Дальнем Востоке, так как там происходят изменения муссонной циркуляции. Например, в 2013 году совокупность нескольких факторов привела к сильному наводнению. В том числе на это повлияло усиление переноса влаги с океана на сушу. На Черном море в 2015 году, как показало наше исследование, наводнение произошло из-за потепления и увеличения температуры поверхности воды. То есть в таких регионах, где рядом находятся водоемы, океаны или моря, действительно возможно увеличение интенсивности осадков, которые могут приводить и к потопам.

Касается это всего побережья южных морей и Дальнего Востока. Они находятся в зоне риска. Крым в меньшей степени будет затронут, потому что это горная среда, там скорее сливные наводнения. Чтобы произошло наводнение, населенный пункт должен находиться в долине, как Крымск.

И это тенденция на перспективу, если мы не будем останавливать потепление и температура продолжит расти в течение всего века. Если же мы, согласно Парижскому соглашению по климату, предпримем усилия, то где-то до 2060-х годов температура будет продолжать расти, а потом остановится и начнет снижаться.

В Крыму, кстати, засуха, воды не хватает, водопады иссыхают. Это теперь навсегда?

В принципе да, потому что при изменении климата Азорский антициклон, который простирается от Атлантики через Средиземное море к Черному, распространяется дальше на восток, и в целом антициклоническая область в субтропиках становится все сильнее. То есть интенсивность антициклона усиливается, а антициклон — это нисходящие потоки прохладного сухого воздуха, он осушает регион, над которым расположен.

Эта тенденция совпадает с климатическими изменениями. Количество осадков в этом регионе будет уменьшаться.

Полностью Крым, конечно, не иссохнет. Осадки будут. Не исключена опасность редких, но интенсивных ливней. Но общий их объем снизится на 10-15 процентов. Это, разумеется, существенно для региона. Условия дефицита влаги останутся, и с этим нужно что-то делать.

А Суэцкий канал может обмелеть?

С ним ничего не случится, потому что уровень океана, наоборот, растет. И мелеть ему не с чего. А перспективы Севморпути становятся более радужными не из-за обмеления Суэцкого канала, а из-за того, что облегчаются условия навигации. Из-за таяния льдов они становятся более благоприятными, и через 20 лет уже не нужна будет даже ледокольная проводка судов. Большую часть года, с января до июня, по нашим оценкам, Севморпуть будет безледным, то есть сухогрузы смогут ходить без ледоколов, так же как по Суэцкому каналу. А это почти в два раза сокращает путь до Японии, Кореи и Китая.

То есть есть в потеплении и плюсы?

Да, хотя это уже не таяние ледников, а таяние морских льдов. Это принципиально разные вещи, потому что при таянии ледников на суше поднимается уровень океана, а при таянии морских льдов этого не происходит.

Еще какие-то плюсы есть?

В Арктике произойдет облегчение добычи природных ресурсов, потому что гораздо удобнее этим заниматься в открытой акватории, чем в той, что покрыта морскими льдами. И это смягчение климата на густонаселенной европейской территории России.

То есть зимы будут более мягкими, летом станет теплее... Но летом температура будет расти медленнее, чем зимой. Иными словами, мы будем двигаться в сторону климата Парижа

Для большинства населения это благоприятные изменения, потому что в целом наша страна живет в условиях холодового стресса. И, конечно, для качества жизни населения потепление — это положительный фактор.

Помимо этого, осадки будут расти. Как я сказал, в субтропиках их становится меньше — помимо Крыма, это еще юг Краснодарского края. А в северных широтах, наоборот, осадки будут увеличиваться. А это значит и рост стока северных рек с последующим увеличением количества пресной воды, которая является ценнейшим ресурсом в эпоху глобального потепления. В странах Юго-Восточной Азии, напротив, будет расти нехватка этого ресурса, а мы, помимо всех наших природных ресурсов, будем обладать еще и таким ресурсом, как пресная вода.

Но не стоит забывать и о минусах. Это и повышение уровня Мирового океана, и увеличение волн жары, и засуха. В целом при глобальном потеплении растет частота опасных метеорологических явлений из-за того, что атмосфера более влажная и содержит в себе больше энергии в виде пара, которая переходит в энергию движения и приводит к различным конвективным явлениям — ливням, шквалам, смерчам. Те же молнии — грозовая энергия будет расти, это тоже отрицательное явление в таянии вечной мерзлоты.

Вся инфраструктура на севере — дороги, сооружения, трубопроводы — тоже окажутся в зоне риска. Тут нужны инвестиции, новые конструктивные решения.

А еще медведи из-за сокращения льда буду вымирать.

Конечно, если медведям будет труднее добывать пищу из-за изменения привычной среды обитания, это негативно отразится на их популяции. Но должен заметить, что зимой морские льды в любом случае будут присутствовать. Кроме того, в истории уже был период, когда льдов было критически мало. И никуда медведи не делись. Высокоорганизованные животные способны пережить подобные катаклизмы. Да, угроза есть, но я думаю, что она не смертельная.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности