Вводная картинка

«Некоторые живут прямо на земле» Свободные женщины, улыбчивые мужчины и бедные кварталы: чем россиянина удивила нетуристическая Азия

Путешествия

1 февраля 2021 года по миру разлетелась новость о том, что в Мьянме произошел военный переворот, лишивший фактического лидера страны — госсоветницу Аун Сан Су Чжи — власти. С тех пор не самая известная страна стала символизироваться у людей с жестокостью и беспощадностью — каждый день военные подавляли митинги протестующих с применением оружия. Однако так было далеко не всегда. До трагичных событий Мьянма считалась одной из самых мирных, спокойных и красивых стран. Ее монастыри, окутанные туманом и окруженные зелеными холмами, притягивали тысячи туристов со всего мира, а доброжелательные местные жители, вечно улыбающиеся каждому встречному европейцу, помогали приезжим позабыть о всех невзгодах. Путешественник Алексей Терентьев несколько раз посещал Мьянму еще до военного переворота и влюбился в эту страну. Его рассказ о мирном, цветущем государстве — в материале «Ленты.ру».

Предвкушение

— Мьянма, а где это? — с интересом спрашивает мой новый знакомый Сергей, который летит отдыхать на Самуи и ждет своего рейса в аэропорту, в то время как я готовлюсь к посадке на самолет в Мандалай.

— Мьянма — небольшая, но очень интересная страна, граничащая с Индией, Китаем и Таиландом, — стараюсь объяснить своему попутчику, где я собираюсь провести отпуск.

Услышав знакомые названия, Сергей одобрительно кивает. Впрочем, это неудивительно — ведь Мьянма редко попадает в новостные сводки, да и у массового туриста не пользуется большой популярностью. Плюс еще путаница с названиями — не так давно она носила имя Бирма, и оно еще не совсем ушло из обихода.

А ведь каких-то полвека назад нашу страну с Мьянмой связывали прочные дружеские и партнерские взаимоотношения. В Мьянме работало много наших специалистов, мы активно помогали со строительством сложных объектов, а из Москвы в Янгон раз в неделю летал регулярный рейс «Аэрофлота». Но это было давно.

В наши же времена, еще до пандемии, чтобы добраться в один из двух международных аэропортов страны, приходилось лететь как минимум с одной пересадкой, выбирая в качестве транзитного пункта либо Бангкок, либо Куала-Лумпур, либо еще какую-нибудь столицу одного из соседних азиатских государств. А коронавирус и последние события в Мьянме вообще сделали посещение этого государства близким к невозможному.

Пока наш маленький самолет, дребезжа всеми внутренними полочками и креплениями, под слегка напряженную улыбку стюардессы, начинает снижение, пассажиры, большинство из которых летят в Мьянму впервые, прильнув к окошкам иллюминаторов, пытаются не упустить ни одного момента. Как будто именно сейчас, в первые минуты и должно открыться что-то очень важное — то, что определит всю будущую поездку.

Я следую их примеру, и передо мной открывается бескрайняя равнина, прорезанная руслом огромной реки, и везде, куда только может попасть взгляд, на ярком солнце блестят золотые верхушки буддийских пагод. Они стоят группками, правильными и неправильными рядами, маленькие и большие, рядом с деревнями и населенными пунктами и просто среди поля в полном одиночестве. Зрелище поражает и завораживает, а яркие блики отраженных от них солнечных лучей заставляют зажмуриться.

В тот момент я подумал, что именно пагоды станут лейтмотивом моей поездки. Но как показало время, первое впечатление оказалось ошибочным. Главным чудом и ценностью страны оказались не золотые пагоды, а люди — с бронзовыми от загара телами, раскрашенными кремом танака лицами и золотыми сердцами.

Рай для фотографа

Мы приземлились в аэропорту Мандалая — второго по величие города страны, который по сути же представляет собой большую очаровательную деревню. Таможня, паспортный контроль, мелкие формальности — и вот на нас обрушивается сухой, пышущий жаром воздух. До города ехать около часа. Все окна в машине открыты, но врывающиеся внутрь порывы не приносят прохлады, зато наполняют ее всевозможными запахами.

А прямо мимо нас проплывают удивительные сцены, казалось бы, сошедшие со страниц сказки — я еле сдерживаю себя, чтобы не остановить машину и не побежать фотографировать все вокруг. С одной стороны маленькая тропинка бежит среди деревьев к загадочной золотой пагоде, с другой — мужчина в шляпе с огромными полями едет на повозке с запряженными в нее буйволами, а вдоль дороги идет другой незнакомец в юбке с деревянными граблями через плечо, рядом тут же — девушка в ярком красочном платье, пастух со стадом коз... Рай для фотографа и для городского жителя.

Сам Мандалай, как и многие другие населенные пункты, одно время был столицей, о чем напоминает расположенный в центре обнесенный рвом с водой и красивой крепостной стеной королевский дворец. Сооружение это давно утратило свое было величие, а вот дорожки вдоль рва и стен весьма живописны и сегодня и пользуются большой популярностью у местных жителей — как место для отдыха и занятий спортом.

Обычно они приходят сюда рано утром или уже вечером после захода солнца, когда не так жарко, днем предпочитая скрываться в тени своих домов или офисов, которых тут меньшинство. Небольшой торговый квартал в центре уступает место жилым кварталам двух- пятиэтажных домиков. Здания в девять-десять этажей, к которым привыкли жители европейских мегаполисов, тут, конечно, редкость.

Ближе к реке идут самые бедные кварталы. Некоторые люди живут прямо на земле в самодельных шалашах, построенных вдоль дороги или на берегу водоема. Причем это вовсе не бомжи в привычном для нас понимании. Я встречал вполне приличных людей и разговаривал с ними, очень воспитанными и культурными, в костюмах, которые днем ходят на работу в офис, а вечером возвращаются в свой шалаш на берегу. Возможно, это не правило, но случаются и такие ситуации в жизни.

Единственное, что встречаешь здесь неизменно, — это улыбки, спокойствие, доброжелательность и счастье, которыми светятся лица людей вне зависимости от того, живут они в шалаше или в благоустроенном частном доме. Дальше за рекой начинаются деревни, а абсолютно везде разбросаны монастыри, не считая, пожалуй, только одного места — Мандалай Хилла — высокого холма, возвышающегося над городом и почти полностью усыпанного многочисленными монастырями.

Как несложно догадаться, верхушку холма также украшает большая буддийская пагода, собирающая каждый день множество верующих местных жителей, монахов и обычных туристов, которые хотят посмотреть на окрестности с высоты птичьего полета. Все вместе делает Мандалай совершенно сказочным местом с особым очарованием.

Девушки, как звезды

Впрочем, способность очаровывать была у этого города всегда. Достаточно вспомнить стихи Киплинга, написанные в этом городе.

Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне
Смотрит на море девчонка и скучает обо мне.
Голос бронзы колокольной кличет в пальмах то и знай:
"Ждем британского солдата, ждем солдата в Мандалай!
Ждем солдата в Мандалай,
Где суда стоят у свай,
Слышишь, шлепают колеса из Рангуна в Мандалай!
На дороге в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!

Киплинга в свое время очаровал не только сам край, но и красота бирманской девушки. И в этом его тоже понимаешь очень хорошо — у бирманцев на удивление приятная внешность. Только на первый взгляд может показаться, что в Азии все люди на одно лицо — это не так. В каждой стране свой тип лица, а бывает, что и в одной стране живут очень разные народности. И далеко не все красивы с нашей европейской точки зрения. Но вот бирманцы — как мужчины, так и женщины — приятно выделяются в этом плане.

Привлекательные черты лица, длинные волосы, точеные фигуры, затянутые в яркие, красивые длинные платья, обычно дополняют красивые узоры на лицах, нанесенные с использованием местного крема танака. Крем этот необыкновенно популярен в основном у женщин и детей. Он хорошо защищает кожу от агрессивного солнца и питает ее, а рисунки могут служить дополнительным украшением.

Делают этот крем из древесины одноименного дерева, растущего тут же. Его сушат и распиливают на небольшие бруски, которые потом растирают до состояния крема с помощью специальных твердых подставок. В жарком климате получается мягкий крем, который можно наносить на кожу. Главное, не соблазниться привезти такой крем домой в качестве сувенира в наш холодный климат — здесь он застынет, потрескается и будет непригоден для использования. А вот сделать себе узор на месте и походить так во время поездки вполне можно. Для этого совсем не обязательно его покупать — любая местная девушка с радостью поможет вам в этом.

С одной такой девушкой мы познакомились и разговорились возле одной из пагод. Она помогала своей семье в небольшом магазинчике по продаже колокольчиков. Ей удалось окончить всего несколько классов школы, а сейчас приходится работать. Хорошее образование в Мьянме стоит денег. Но дело не только в них. Нужно помогать семье, и на учебу просто не хватает времени.

Здесь, в Мьянме, подобные ситуации не редкость — дети с 11-12 лет зачастую начинают активно помогать в работе взрослым. Поэтому возможность получить образование в стране ценится особенно сильно, именно с образованием большинство людей связывают возможность получить хорошую работу и устроить свое будущее. Но если не получается, то это тоже не повод для расстройства.

Девушка радостно показывает мне особый вид плоских колокольчиков, которые можно встретить только в Мьянме. Пластина особой, обычно круглой формы, с нанесенным на нее рисунком, подвешивается на веревочку, по ней нужно легонько ударить деревянным молоточком. А если легонько ударить по колокольчику и подуть на него, поднеся близко к губам, то он начинает «петь».

Женская свобода

Впрочем, даже несмотря на это, Мьянма — одна из немногих азиатских стран, в которых женщины действительно имеют много прав и свобод наравне с мужчинами. Вспоминается разговор с нашим водителем, рассказавшем, что он работает на свою жену, которой и принадлежит его и еще несколько других машин. И это не редкий случай. Достаточно вспомнить, что долгое время до событий этого года страной по сути руководила женщина — Аун Сан Су Чжи, пришедшая к власти через демократические выборы — а это огромное достижение для азиатской страны, долгие годы живущей под управлением военных.

Есть и еще одно проявление женских свобод в Мьянме — это право посвятить себя духовной жизни. Выражается это в виде огромного количества женских буддийских монастырей, чего я не встречал ни в одной другой азиатской стране. И если для нас такой выбор может показаться несколько сомнительной свободой, то для Мьянмы это большое достижение.

Монах здесь, наверное, даже более уважаемый человек, чем у нас какой-нибудь успешный бизнесмен или политик, — сказывается другая система ценностей и приоритетов. В других странах женщину редко готовы отпустить из семьи: ее участь — это хозяйство, муж, семья, рождение и воспитание детей.

Монастыри в Мьянме имеют огромное значение для всех жителей. Чтобы понять, насколько большое, достаточно сказать, что почти каждый мужчина в стране хоть недолго, но был монахом. В стране монастыри даже часто заменяют школы, они бесплатны и всегда доступны. Поэтому мальчиков часто отдают в монастырь на несколько лет или на время каникул.

Совсем не обязательно, чтобы мальчик на всю жизнь оставался монахом, но каждый час, проведенный им в монастыре, точно пойдет на пользу. Здесь не только учат базовым знаниям, но и обучают медитации, которой большинство жителей стараются уделять хотя бы 10-15 минут каждый день.

В сочетании с правильным поведением и позитивным настроем этого вполне достаточно, чтобы медленно, но верно прийти к просветлению в одной из следующих жизней. А спешка и желание достигнуть цели как можно быстрее бирманцам не свойственны. Возможно, именно в этом спокойствии и неторопливости, не привязанности даже к такой высокой цели, несмотря на высокую религиозность, и кроется один из секретов гармоничности бирманцев.

К слову, в монастырь можно прийти не только в детстве, но и в любой период жизни — на неделю, месяц или год. По велению души или в трудной ситуации. Перед ответственным решением, когда нужно все взвесить и не ошибиться. Помню, мы разговорились с одним бирманцем, и он рассказал, что уходил пожить в монастырь перед собственной свадьбой.

У природы нет плохой погоды

Как и в большинстве азиатских стран этого региона, в Мьянме выделяют три основных сезона: весна — когда сухо, и кажется, все плавится от жары, зима — когда днем тепло, ночью прохладно, ясно и тоже сухо, — любимое время у европейских путешественников. И третий сезон — сезон дождей, начинающийся летом и заканчивающийся осенью, когда каждый день страну накрывают тропические ливни, а не успевающая стечь вода заполняет улицы, поля, подходит вплотную к домам и храмам, делая страну отдаленно похожей на азиатскую Венецию.

Первый раз на озеро Инле мы попали весной, в самый жаркий и сухой сезон. Из-за жары уровень воды был довольно низким, и если в самом озере воды хватало для нормального передвижения на лодках, то в протоках, которые соединяют водоем с некоторыми расположенными по периметру деревнями, воды было катастрофически мало.

Местным жителям приходилось лопатам делать углубления в протоках, мастерить импровизированные плотины, чтобы вода не уходила вниз по течению в озеро. Все это часто делается на сорокаградусной жаре. Впрочем, жарко было абсолютно всем. Буйволы норовили залезть в воду при каждой возможности, как и дети. Рабочие периодически обливались из бочек, каждый кран и шланг с водой шел в дело. Охладиться был рад каждый. Часто это сопровождалось смехом и шутками.

Озеро Инле — одна из многих жемчужин Мьянмы, в последние годы ставшая популярной у туристов. Но даже это не лишило водоем и окрестности своего очарования. Тем более что большинство путешественников приезжает сюда на один-два дня и просто не успевает добраться никуда дальше самого озера и пары храмов. А тут есть на что посмотреть.

О жизни

Лучший способ исследовать жизнь озера — это посмотреть на нее с воды. Вот и мы нашли лодочника, который согласился на время стать нашим гидом. Стоя на носу лодки, в развевающейся на ветру юбке, зажав весло между плечом и ногой, он ловко направил наше плавсредство по протоке к основному озеру. Умение грести ногой уже давно стало визитной карточкой местных рыбаков — и в ответ на мой интерес встречаю явное недоумение: «Ведь так удобнее всего. И рычаг получается — грести легче. И руки свободны, чтобы с сетью управляться».

Рыбная ловля — один из основных промыслов для местных жителей, не считая традиционного сельского хозяйства. Ловят здесь все, от мальчишек до стариков. И каждый своим доступным ему способом: кто-то забрасывает сеть с грузиками, кто-то использует плетеные ловушки, но большинство просто ставят сети, а потом проверяют на наличие рыбы. Вот и очередной рыбак что есть силы лупит веслом по воде, поднимая в воздух облако брызг. Мой гид объясняет, что таким образом особо нетерпеливые рыбаки стараются побыстрее загнать рыбу в сети. Срабатывает, правда, такой способ далеко не всегда.

Жизнь у местных жителей не только связана с озером, но часто проходит в прямом смысле прямо на воде. В дальней части расположена деревня, которая стоит на водоеме — каждый дом на сваях. Вместо улиц — протоки. Вместо машин — лодки. Хозяйки тут же, прямо на крыльце, стирают белье, вечером принимают душ, а утром всей семьей чистят зубы.

Несмотря на это, вода в озере очень чистая. Под стать домам местные жители завели здесь и плавучие огороды — грядки с землей плавают прямо на поверхности воды. А чтобы грядка не уплыла, к земле она приколота длинным деревянным шестом. Такая система позволяет плодам получать необходимое количество влаги, что особенно важно, учитывая жаркий местный климат. Выращивают на таких плавучих огородах в основном помидоры и другие овощи — и могу честно сказать, что получаются они отменными, самыми вкусными во всей Мьянме.

Мы подплыли к небольшому домику, на крыльце которого сидела женщина с большим количеством колец на шее. Она оказалась представительницей одного из бирманских племен, которых часто называют длинношеими — их шеи специально вытягивают, с детства добавляя девочкам кольца. Сейчас такие украшения делают только для того, чтобы показать старый обычай туристам. Да и само племя живет намного дальше — примерно в двух днях пути, как объяснил наш гид. А на озеро они приехали, чтобы заработать немного денег.

Сейчас Мьянму вряд ли можно назвать таким же спокойным государством, как это было прежде. Из-за военного переворота, случившегося здесь в феврале 2021 года, на улицах страны погибают сотни протестующих, отстаивающих свои права и интересы. Кадры трагических событий облетели уже весь мир, и глядя на них, сжимается сердце. Хочется верить, что к людям вернется рассудок, и хаос и вражда в Мьянме сменятся умиротворением и миром. Ведь, несмотря на мрачные времена, страна остается одним из самых красивых мест на планете, а ее жители — одним из самых доброжелательных и привлекательных народов.