Вводная картника

«Если вы их найдете, они вас убьют»

Как россиянин отправился на поиски настоящих дикарей в эквадорской Амазонии

Путешествия

Латинская Америка всегда манила путешественников необыкновенной природой и колоритной культурой. Рельефные горные пейзажи, живописное карибское побережье, опасные тернистые джунгли, враждебные племена, города древнейших цивилизаций и протянувшиеся через многовековую историю традиции — все это уместилось на одном континенте. Журналист и писатель Игорь Ротарь решил изучить все особенности Латинской Америки и поехал в многомесячное путешествие по ней. Ему уже удалось посетить Колумбию и познакомиться с любимыми местами Габриэля Гарсиа Маркеса, а также увидеть Мексику и испытать на себе суровость ковбоев. На этот раз исследователь отправился на поиски настоящих дикарей в районе реки Амазонки в Эквадоре. Его приключения — в репортаже «Ленты.ру».

Ти говорить русский?

Мое знакомство с эквадорским бассейном Амазонки началось в городе Пуйо. Отель, где я остановился, уже сам по себе был великолепным местом отдыха. Расположенный в тропическом парке, он представлялся чем-то вроде экваториального Версаля, а его хозяином, конечно, был француз. Кроме того, на территории были бассейн и даже сауна, и все удовольствие обошлось лишь в 40 долларов за ночь. Лично мне в гостинице было так хорошо, что и не хотелось выходить с ее территории: просто покачивался с ноутбуком в гамаке, слушая тропических птиц.

Но и прогуляться по окрестностям тоже неплохо — ведь сразу за оградой объекта размещения начинается набережная местной речушки, расположенной в джунглях; здесь можно не только часами скитаться по влажному тропическому лесу, пестрящему зелеными тонами и поражающему разнообразием растений, но также искупаться, чтобы освежиться после изнуряющей жары.

Все бы ничего, но мне хотелось встретиться с настоящими дикарями, которых я видел в туристических буклетах. Там были изображены угрожающие копьями страшные люди в набедренных повязках. Индейцев в Пуйо довольно много, но одеты они приблизительно так же, как москвичи, а в руках у них вместо страшных орудий — дорогие мобильники.

Кстати, местные таксиcты (часто индейцы) оказались прямо какими-то гарвардскими профессорами. Так, один мне рассказал, что в России по полгода лежит снег «такой белый, у нас его нет», а другой и вовсе завел со мной дискуссию о творчестве Достоевского. Но, увы, как бы ни был необычен Пуйо, он совсем не походил на фронтир первобытного мира.

Более того, как выяснилось, некоторые из местных «дикарей» даже учились в России. Прохожу мимо группы молодых людей и слышу, как девушка рассказывает, какой красивый город Санкт-Петербург. Говорю им, что и я из России.

— Ти говорить русский?

Оказалось, что девушка училась в Курске на факультете международных отношений. Кстати, по-русски для пятилетнего пребывания в стране говорит ужасно, но все объясняется тем, что обучение было на английском.

Сейчас в Пуйо у нее своя фирма, помогающая эквадорцам уехать учиться за границу, а я как раз подслушал ее разговор с клиентами.

В России ей понравилось далеко не все. Например, амазонке не пришелся по вкусу русский холод и борщ, зато ее восхитила безопасность на улицах городов, а еще она по-прежнему не может забыть вкус сырников. В общем, спросил почти у землячки, где мне можно найти дикарей

— Здесь их точно нет. Вообще я за 24 года своей жизни ни одного индейца с луком не видела, но попробуйте поехать в город Кока недалеко от перуанской границы; там места более глухие.

Кока и кокаин

До Коки я добирался почти шесть часов и, вероятно, от усталости взял надувательский тур по просто грабительской цене. За 330 долларов я переночевал в хижине в джунглях (причем уже в пять утра был разбужен от шума генератора), слегка порыбачил и пообщался с ряжеными индейцами.

Эта история меня настолько расстроила, что в Коке я просто забыл название и расположение отеля, где поселился. Стал расспрашивать у каждого прохожего, где находится гостиница «Гранд» (таким мне помнилось ее название), однако раз за разом видел недоумение в глазах. Неожиданно ко мне подошел какой-то разукрашенный наколками мужчина, похожий на уголовника, и обратился ко мне по-английски (что тут крайняя редкость): «Эй, парень, какие проблемы?! Могу тебе помочь?»

Если честно, я его просто испугался и от общения уклонился. Ушел от него подальше и направился в сторону отеля, где я до этого жил. Объяснил на ресепшене, что рядом с ними (в пяти минутах) хороший отель, а вот имя, видно, я перепутал, но мне очень нужно его найти.

Тут опять этот уголовник появился и опять со мной по-английски заговорил: «Мужик, ты расслабься, найдем мы твой ночлег! Скажи, бассейн там есть?»

Точно, был бассейн! В общем, спас меня этот таинственный незнакомец, который оказался племянником хозяина одного из лучших отелей города. Но все-таки не зря я его опасался, вечером вновь его увидел, стал благодарить, а он мне говорит: «Да не за что. Кстати, если что, у меня кокаин есть!»

A вообще выращивание коки в джунглях Амазонии поставлено на поток. В Эквадоре с этим еще как-то борются, а вот в соседнем Перу огромные плантации повсюду.

Туалет везде

Все же я решил предпринять еще одну попытку добраться до настоящих дикарей. Уже в другой фирме договорился поехать в деревню племени ваорани, которое миссионеры приобщили к цивилизации всего 30 лет назад. Об этой истории даже сняли трагический документальный фильм End of the Spear («Последнее копье»), описывающий историю пяти исследователей, пытавшихся изменить уклад жизни дикарей.

Кстати, в эквадорской Амазонии «ваорани» на языке племени кечуа означает «враги». Помимо кечуа и ваорани в джунглях Амазонии также живут индейцы племени шуар. Последних еще называют «охотниками за головами», так как в прошлом они высушивали отрезанные головы своих врагов.

Еще лет 50 назад индейцы этих племен вели с друг другом кровопролитные войны. Власти даже пытались проводить в джунглях расследования, но аборигены просто не понимали, что от них хотят: «Мы же просто убиваем своих врагов!»

Забавен был даже сам путь в деревню ваорани. Автобус шел по очень узкой проселочной дороге, и если появлялась встречная машина, то разминуться было целой проблемой.

Деревня была расположена в районе добычи нефти, и недалеко от нее стоял пост с вооруженными охранниками. Меня заранее предупредили, чтобы я не высовывался из автобуса, так как нефтяники «не любят пускать на свою территорию чужих». К счастью, внутрь автобуса охрана не зашла, и я без проблем доехал до поселения.

Нелюбовь нефтяников к рекламе объясняется тем, что у них постоянные конфликты с индейцами (из-за добычи нефти из джунглей уходит зверь и гибнет рыба). «Неконтактные» племена периодически и вовсе нефтяников убивают. Они просто искренне не понимают этих «глупых людей, добывающих какую-то черную жидкость, отпугивающую кабанов и обезьян».

Впрочем, индейцы, к которым я ехал, уже давно никого не убивают, а тот, у кого я остановился, даже учился на факультете туризма в ближайшем городке.

Но все же цивилизовали его лишь частично. Живет он с семьей в крошечной халупе (как они там все помещаются, просто не пойму), а когда я спросил его, где туалет, у нас состоялся следующий диалог:

— A везде, на природе.
— То есть в джунгли надо идти?
— Можно в джунгли идти, а можно в реку!

Ночевал я, кстати, в палатке, но и одеяло, и подушку индеец мне дать забыл. Такие вот они люди!

Индейцы ничего не выращивают, и питаться приходилось в основном маниокой. Этот похожий по вкусу на картошку (но хуже) корнеплод — основная пища индейцев в джунглях. В сыром виде корнеплоды очень ядовиты и употребляются только вареными или печеными

Чтобы лучше переварить не слишком вкусную пищу, мне захотелось запить ее алкоголем. Увы, у дикарей была лишь чича — слабоалкогольный напиток из кукурузы, который считается священным символом плодородия и богатства матери-природы. К слову, готовить это ритуальное снадобье должны только женщины, иначе его магия испарится.

Ваорани делают чичу из маниоки. Если честно, этот напиток, напоминающий прокисший хлеб с водой, мне совсем не понравился, а когда я узнал, как его производят, то мне и вовсе стало плохо. Слегка разваренную маниоку разжевывают и выплевывают (слюна используется как закваска) в кастрюлю и оставляют для брожения на сутки.

Кстати, на «непрестижности» чичи строилась и реклама производителей пива, осваивавших континент в прошлом веке. На рекламном плакате показывались две картинки: на первой — одетые в национальную одежду бедняки с монголоидными чертами сидят у жалкой хибары, на другой — хорошо одетые блондины отдыхают в роскошном особняке. Подпись под первой картинкой была «они пьют чичи», под второй — «они пьют пиво». Исходя из своего личного опыта полностью поддерживаю пиарщиков пива.

Кстати, плохая еда и экзотичный алкоголь были не единственными проблемами племен. Вопреки моим ожиданиям, погода в джунглях оказалась очень переменчивой: час — солнце, а час — проливной дождь. Из-за высокой влажности у меня даже сломался мобильный телефон (компьютер я, к счастью, брать с собой не стал).

На каноэ в джунгли

На следующей день с отцом моего хозяина направились на каноэ в путешествие по окрестностям. Мы ловили пираний и даже увидели дельфинов. Индейцы считают, что эти млекопитающие — умершие люди, и мне даже приходилось видеть скульптуры, где индейские женщины занимаются любовью с ними — не берусь судить, насколько реалистичными были эти изваяния.

Потом мой проводник устроил мне экскурсии по джунглям. Увы, животных мы увидели не так уж много: лишь вездесущих обезьян и попугаев. Старичок показывал, как добывать воду из веток деревьев, учил индейской азбуке Морзе.

Если ты потерялся, то бьешь по секвойе — и звук разносится по всему лесу. Разная частота ударов означает разные знаки: я потерялся, иди сюда и так далее. Также индеец рассказал мне, как индейцы делают из лиан нитки, которые раньше использовались для плетения одежды. Прямо при мне он сделал набедренную повязку: не смущаясь, снял шорты и закрепил повязкой половой орган.

Предложил даже сделать фото, но я как-то не решился. Потом, уже в городе, мне объясняли, что старые ваорани совершенно не стесняются наготы, а вот молодежь под влиянием миссионеров смущается.

Прогулялись мы и по ночным джунглям. В это время здесь можно увидеть множество интересных насекомых, светящихся грибов, а также громаднейших (величиной с небольшого цыпленка) лягушек. Индейцы как раз и едят их как цыпленка-гриль и утверждают, что лягушачье мясо действительно очень похоже на куриное.

Ночевали мы на берегу реки. Старичок сделал над палаткой навес, так как дождь бывает настолько сильным, что палатка не спасает. Увы, навес нам не помог. Ночью из-за ливня река вышла из берегов, и нам пришлось перебираться на другое место.

В целом мне у индейцев понравилось, но все-таки для меня и они были слишком цивилизованы.

Беседа с Робинзоном

Отчасти реальную картину я выяснил уже после возвращения в Пуйо. Как-то гуляя вдоль реки, я наткнулся на частный заповедник. Там меня встретил длинноволосый человек с бородой до пояса, похожий то ли на Робинзона, то ли на русского отшельника.

— На каком языке предпочитаете разговаривать?
— На русском!
— Ну, русского я не знаю, только английский, испанский и кечуа.
— Странно, по виду вы вылитый русский отшельник.

Оказался он американским биологом, женатым на местной и живущим тут уже 30 лет (причем в США ни разу не возвращался!). Казалось бы, такого человека совершенно не должны волновать американские проблемы. Ан нет, он просто ненавидит Трампа, «которого привел к власти ваш Путин».

Биолог отчасти разбил мои романтические иллюзии. Как он утверждает, индейцев в набедренных повязках уже встретить нереально, да и племя, в котором я побывал, цивилизовали в 50-е годы прошлого века, о чем, впрочем, и говорится в снятом об их истории фильме

— Вам же поездку туристическая фирма устроила?! Они знают, чего хотят их клиенты, поэтому-то и вывозят их к якобы настоящим дикарям.
— A как же неконтактные племена?
— Давайте, я вам «переведу» слово «неконтактные». Это те, кто на контакт не идут. Если вы вторгнетесь в их земли, то они будут от вас прятаться, ну а если вы их найдете, то они вас убьют.

Похоже, американец был прав. Но все-таки, если есть время и деньги, можно попытаться добраться и до «полудикарей». Так, на острове Борнео в Малайзии я сначала достиг «туристических» дикарей, а уже с ними (а не с цивильными посредниками) договорился за копейки, чтобы они меня отвезли в племя, только десять лет назад переставшее быть кочевым.

Да, эти дикари видели малайских китайцев, но я был у них первым белокожим гостем. Дикари охотились на кабанов с помощью копья, их женщины ходили с обнаженной грудью. Мне кажется, что при такой же тактике можно что-то похожее и в Латинской Америке найти.

Но, с другой стороны, даже без дикарей нынешняя Амазонка достаточно экзотична. Согласитесь! Пожить среди обезьян и попугаев, попробовать добыть пиранью — это не самое обычное занятие для россиянина.