Минск, 23 марта 2006 года.

«Людям было страшновато» 15 лет назад в Белоруссии провалилась революция. Почему оппозиция не смогла победить Лукашенко?

Бывший СССР

Белорусская оппозиция обещает поднять новую волну протестов против Александра Лукашенко, приурочив ее к Дню воли — неофициальному празднику солидарности оппозиционных сил 25 марта. Символично, что в это самое время, но 15 лет назад Белоруссию тоже сотрясали протестные акции, начавшиеся после очередных президентских выборов, на которых победил все тот же Александр Лукашенко. Массовые антиправительственные выступления, названные «васильковой революцией», оказались скоротечны и вскоре сошли на нет под натиском силовиков. Нынешние оппозиционеры оказались более стойкими, но нельзя не отметить, что последние события во многом повторяют сценарии 15-летней давности. «Лента.ру» вспоминала, каким был первый антилукашенковский протест, почему он угас, едва разгоревшись, и кто извлек уроки из тех событий.

На третий круг

Протесты 2006 года начались после президентских выборов 19 марта, победителем которых был официально объявлен Александр Лукашенко, и достигли апогея к Дню воли 25 марта.

Неофициальный День воли в Белоруссии отмечается с 1989 года в память о событиях 25 марта 1918 года, когда была провозглашена независимость национальной Белорусской Народной Республики (БНР). Именно ее бело-красно-белый флаг стал символом оппозиции. В этот день традиционно проводятся выступления противников власти и националистов

Помимо Лукашенко, кандидатами на тех выборах были зарегистрированы три человека: лидер Белорусской социал-демократической партии «Грамада», бывший ректор Белорусского государственного университета Александр Козулин; бывший вице-мэр Гродно Александр Милинкевич, выдвинутый единым кандидатом от оппозиции; и председатель Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич, которого в СМИ часто называют спойлером.

Противостояние Лукашенко и оппозиции длилось с середины 1990-х годов. Вскоре после прихода к власти он провел два референдума, на которых получил право сильно расширить президентские полномочия за счет парламента. Некоторые публичные оппоненты Лукашенко — например, бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко и экс-глава ЦИК Виктор Гончар — бесследно исчезли. Другие уехали из страны, в том числе известный писатель-фронтовик Василь Быков. И оппозиция, и западные страны называли власть Лукашенко диктатурой.

Президента обвиняли в том, что он наделил себя императорскими полномочиями и превратил страну в восточную деспотию, расставив на высоких постах своих сыновей. К 2006 году Лукашенко уже провел в кресле главы государства два срока и по конституции не имел права баллотироваться в третий раз. Однако в 2004 году в Белоруссии провели референдум, который отменил это ограничение подавляющим большинством голосов, что стало поводом обвинить ЦИК в фальсификациях.

87.97
процента
избирателей разрешили Лукашенко баллотироваться неограниченное число раз

Еще после выборов 2001 года, когда Лукашенко впервые переизбрался, оппозиция призывала людей выйти на улицы. Но тогда в центре Минска собралось всего около сотни человек. Спустя пять лет ситуация для противников Лукашенко вроде бы выглядела более обнадеживающей. За это время на постсоветском пространстве случилось несколько так называемых цветных революций: «революция роз» в Грузии в 2003 году, «оранжевая революция», или первый Майдан на Украине в 2004 году и «тюльпановая революция» в Киргизии в 2005-м. Их сценарий был схож. Сначала в стране проходят выборы. Затем граждане, в первую очередь молодежь, посчитав их сфальсифицированными, устраивают массовые протесты и меняют власть.

Похожее развитие событий предрекали и Белоруссии. Будущей революции заранее придумали название — «васильковая», или «джинсовая». Василек часто называют символом Белоруссии. Что касается джинсов, то это название родилось из легенды о задержании активиста, ходившей в оппозиционной среде: во время разгона милицией очередного митинга у людей отобрали флаги, и тогда один из активистов молодежного движения «Зубр» сделал знамя из своей джинсовой рубашки. Его задержали и избили, соратники пришли встречать пострадавшего из больницы и повязали себе на одежду джинсовые ленты.

«Зубр» тогда многие сравнивали с украинской молодежной организацией «Пора!», сыгравшей заметную роль в «оранжевой революции». Это служило еще одним аргументом в пользу того, что события в Белоруссии пойдут по такому же сценарию, что и в соседней стране. Но все пошло по-другому.

Неизвестные крысоловы

Обстановка накалялась ближе к выборам. Единый кандидат от оппозиции Александр Милинкевич заявлял, что оппозиция не хочет революции, но власть, по его словам, буквально «выпихивает» людей на улицы, поскольку лишает их права на выборы и выражение собственного мнения.

За несколько недель до голосования КГБ Белоруссии заявило, что в стране готовится попытка силового захвата власти. По версии чекистов, в неправительственной организации «Партнерство» были обнаружены заранее напечатанные фальшивые протоколы экзитполов американской службы Gallup, датированные днем выборов. В них говорилось, что Милинкевич победил в первом туре, набрав 53 процента голосов, а Лукашенко получил 41 процент. С помощью фальшивых протоколов оппозиция якобы планировала убедить белорусов, что выборы сфальсифицированы. «Партнерство», по данным спецслужб, финансировал Национальный демократический институт США, что придавало скандалу геополитический масштаб.

Председатель КГБ Степан Сухоренко собрал специальную пресс-конференцию, на которой заявил, что организаторы революции планировали в день голосования устроить взрывы в нескольких школах Минска, спровоцировать органы правопорядка, посеять хаос и на этой волне взять власть. Журналистам показали видеозаписи с признаниями задержанных. Они рассказали, что наблюдателей за выборами готовили на семинарах в Литве и Украине, а боевиков — в специальных лагерях в Грузии на деньги США.

Лукашенко называет Литву и Украину, а также Польшу главными организаторами и спонсорами нынешних протестов. В октябре белорусские спецслужбы заявили, что пресекли въезд в страну около тысячи иностранных инструкторов, которые должны были обучить радикалов для повторения сценария Евромайдана

Один из предполагаемых террористов на видео заявил, что он и его подельники собирались устроить теракты в Белоруссии «любыми подручными средствами». В частности, чтобы отравить население, они должны были поймать крысу или мышь, убить ее и бросить в ведро с водой. А когда через две недели вода станет отравленной — влить ее в систему водоснабжения Минска. При этом, по словам Сухаренко, оппозиционные кандидаты должны были находиться под арестом за незначительные преступления, чтобы обеспечить себе алиби. Якобы для этого они и устраивали несанкционированные митинги.

Позже белорусские власти сообщили, что на границе с Латвией перехватили груз из США стоимостью 182 тысячи долларов. В нем были спальные мешки, палатки, теплая одежда и обувь, которые могли использоваться для организации палаточных городков, как на Майдане в Киеве. МИД жаловался, что в Белоруссию пытаются проникнуть провокаторы из зарубежных молодежных организаций. Из страны выдворяли украинских активистов и журналистов и грузинских депутатов, которые приехали наблюдателями на выборы.

О желании внешних сил устроить в Белоруссии цветную революцию заявил и Лукашенко. Он уверял, что «уже наелся» президентством, но для него важно, чтобы «никому не захотелось повернуть вспять страну».

В Грузии, на Украине и в России есть отморозки, которые хотят приехать сюда и «навести порядок». Приехать-то они могут, но как они уедут? Мы никому не позволим дестабилизировать здесь обстановку. Мы хозяева на своей земле

Александр Лукашенко

Оппозиционные кандидаты, в свою очередь, обвиняли президента в том, что он путем фальсификации угроз фактически ввел режим чрезвычайного положения, создав в стране атмосферу страха и тотального контроля, и все только ради того, чтобы удержать власть. Они требовали распустить ЦИК и перенести выборы на июль. Милинкевич утверждал, что, по его информации, у властей есть план подсыпать ему яд. Козулин пытался зарегистрироваться делегатом на Всебелорусском народном собрании (ВНС), чтобы сорвать планы Лукашенко, что обернулось скандалом.

ВНС — это мероприятие с весьма туманным функционалом, которое проводится в Белоруссии с 1996 года. Оно никак не зафиксировано в законодательных актах страны и представляет собой некий форум для представителей разных ветвей власти, делегатов от регионов, работников экономики, науки, здравоохранения и культуры. На форуме подводятся итоги развития страны и формируют планы на будущее. И, конечно, главным спикером традиционно выступает Лукашенко. Объединять делегатов должна лояльность к власти. Без одобрения «трудового коллектива» и начальства, в том числе заместителя директора по идеологической работе, на ВНС не попасть.

Козулин счел, что действующий президент попытается превратить ВНС «в собственное предвыборное мероприятие». Он заявил, что делегаты должны услышать точку зрения оппозиции. Сообщалось, что на съезде «Грамады» политик был выдвинут для участия в собрании, но власти не согласовали его кандидатуру. В итоге при попытке прорыва Козулин был задержан и избит. Позже Козулина отпустили, но завели на него уголовное дело. СМИ писали, что Козулина избивал лично командир СОБР Дмитрий Павличенко, который уже находится под западными санкциями по обвинению в причастности к похищению оппозиционеров. Павличенко же заявил, что Козулин оскорбил его и он просто «поговорил с ним по-мужски».

На площади

В ночь после дня выборов 19 марта 2006 года ЦИК объявил, что Лукашенко набрал 82 процента голосов, Милинкевич — 6 процентов, Гайдукевич — 3,5 процента, а Козулин — 2,3 процента. Гайдукевич поздравил действующего президента с победой, а Милинкевич и Козулин потребовали перевыборов. По данным экзитполов оппозиционных штабов, Лукашенко получил менее 50 процентов голосов, а значит, должен быть второй тур.

82.97
процента
голосов набрал Лукашенко на выборах в 2006 году

Первый митинг протеста против Лукашенко собрался сразу после закрытия избирательных участков 19 марта. По разным данным, на Октябрьскую площадь в центре Минска вышли от нескольких тысяч до десятков тысяч человек. На следующий день активисты установили там 35 палаток, где круглосуточно размещались сотни протестующих. В белорусскую столицу съезжались оппозиционные активисты из других регионов. Палаточный городок даже посетили европейские послы.

Митинги на Октябрьской площади пестрели бело-красно-белыми флагами, которые традиционно использует оппозиция. Этот флаг был государственным в 1991-1995 годах, но затем большинство белорусов отказались от него на референдуме. Мелькали в толпе и украинские флаги, и флаги Евросоюза. Оппозиция называла прошедшие выборы враньем и конституционным переворотом и требовала нового голосования. Как заявил в один из протестных дней Козулин, Лукашенко «остался в историческом прошлом».

Эта диктатура ведет почти десятимиллионный народ в прошлое, во времена политических блоков, которые десятилетиями делили народы. Эта диктатура изолирует прекрасную страну в центре Европы

Александр Милинкевич

Первую неделю власти даже не разгоняли палаточный городок, однако боролись с протестующими другими способами. Милиция арестовывала людей, привозивших забастовщикам продукты. Студентов, участвующих в акциях, отчисляли из вузов. В одну из ночей на площади просто отключили электричество. Эксперты объясняли такую медлительность тем, что официальный Минск просто ждал, когда уедут иностранные наблюдатели и журналисты. И действительно — митинг разогнали внезапно: в ночь на 24 марта палаточный городок просто снесли.

Как сообщали журналисты, милиция сначала предложила протестующим пройти в машины. В ответ они сели на землю и взялись за руки, видимо, решив, что их будет сложно расцепить. Тогда начались задержания, и вскоре площадь была очищена от оппозиционеров. Палатки сгребла и увезла коммунальная техника. При этом, как писали СМИ, коммунальщики забирали брошенные вещи протестующих, чему милиция никак не препятствовала.

Через день после разгона палаточного лагеря протестующие снова попытались устроить митинг на Октябрьской площади, но их вытеснили оттуда силовики. Тогда они провели акцию неподалеку в центре Минска, а затем по призыву Козулина направились к изолятору в переулке Окрестина, где находились задержанные. По дороге шествие тоже разогнали. Против демонстрантов применили резиновые пули, светошумовые гранаты, дубинки и слезоточивый газ. Были задержаны 100 человек, в том числе сам Козулин.

Милинкевич назвал своего бывшего соратника провокатором и заявил, что был против похода на Окрестина. Между двумя кандидатами и раньше возникали разногласия, а после акции в День воли они окончательно разошлись. Белорусский Майдан закончился, толком не начавшись, но для некоторых его участников обернулся печальными последствиями.

По данным правозащитников, во время избирательной кампании 236 человек получили штрафы и подверглись административным арестам, в протестную неделю после выборов 19-25 марта — 736 человек. Сотни студентов исключили из вузов. Еще 19 человек были признаны политзаключенными. В их числе оказался Козулин, который получил 5,5 года лишения свободы. Его признали виновным в хулиганстве и организации акций, повлекших общественные беспорядки. Позже его амнистировали.

На фоне волны репрессий США и Евросоюз ввели новые санкции против белорусских властей, которые включают запрет на въезд и заморозку активов. ПАСЕ назвала белорусские выборы сфальсифицированными. Россия признала победу Лукашенко, но от голосования во время ассамблеи воздержалась. Спустя несколько месяцев оппозиция безуспешно пыталась обжаловать результаты выборов, но при этом противники Лукашенко признавались, что не надеются на успех в суде, а просто хотят показать всем, что не смирились.

Ситуацию в Белоруссии может изменить только улица, но в ближайшее время мы не собираемся поднимать народ

Павел Можейко, пресс-секретарь Александра Милинкевича в 2006 году

Новая волна

Позже Милинкевич признал, что план оппозиции действительно заключался в повторении событий «оранжевой революции» в Киеве: число протестующих растет изо дня в день, и власть идет на уступки без какого-либо насилия. Но ничего не вышло, потому что «людям было страшновато». Им внушали, что каждый митингующий будет считаться террористом, отметил бывший кандидат.

Однако многие сторонники оппозиции признавали, что ситуация зависела не только от действий политиков, но и от настроений в обществе. А экономических причин для массового протеста у белорусов в 2006 году не было. «Власть укрепилась, зарплаты и пенсии выросли, экономика растет за счет России», — говорил незадолго до выборов Владимир Гончарик, который был единым кандидатом от оппозиции на предыдущем голосовании, в 2001-м.

Ситуация в Белоруссии вновь обострилась в декабре 2010 года, когда Лукашенко в третий раз переизбрался на президентский пост. Избирательную кампанию тогда окрестили чуть ли не оттепелью, сторонники оппозиционных кандидатов активно проводили свои акции.

После голосования ЦИК объявил, что Лукашенко набрал почти 80 процентов голосов. Оппозиция снова назвала это фальсификацией и снова призвала людей выйти на площадь. По разным данным, в акции участвовали уже до 100 тысяч человек. Более того, неизвестные попытались штурмовать Дом правительства. Были задержаны сотни человек, возбуждено дело о массовых беспорядках, несколько кандидатов в президенты получили реальные сроки. Запад расширил санкционный список белорусских чиновников и ввел эмбарго на поставку в страну оружия и полицейской техники. Но по сути события 2010 года ничем не отличались от сценария 2006-го.

Нынешняя волна протестов продолжается рекордно долго для Белоруссии — аж восемь месяцев, и поводом для нее снова стали президентские выборы. ЦИК объявил, что Лукашенко, баллотировавшийся уже на шестой срок, получил 80 процентов голосов, а главный оппозиционный кандидат Светлана Тихановская — 10 процентов. Еще два возможных претендента на президентское кресло были заранее арестованы, а третий бежал из страны.

2300
уголовных дел
завели с начала президентской кампании 2020 года, по данным правозащитного центра «Весна»

В этот раз акции протеста начались еще до выборов 9 августа, но после обнародования официальных результатов голосования они вспыхнули с новой силой. На улицы вышли сотни тысяч человек. Во многом тому способствовало насилие силовиков, выходившее за рамки адекватности, — многочисленные свидетельства людей, получивших тяжелые травмы, подхлестнули народное недовольство. Протесты охватили всю страну, включая маленькие города.

Как писала «Лента.ру», беспрецедентные масштабы нынешних протестов объясняются многими причинами. Это и экономическая ситуация, и проблемы в отношениях с соседями, и общая усталость от происходящего в стране. Триггером же послужила пандемия коронавируса. СМИ публиковали рассказы медиков о нехватке защитных средств и персонала в больницах, а Лукашенко называл ситуацию вокруг COVID-19 психозом и советовал лечиться водкой и работой на тракторе.

Когда же появились первые жертвы коронавируса, он глумился над ними, вместо того чтобы выражать соболезнования. Все это ему припомнили. Можно сказать, что Лукашенко стал первой политической жертвой коронавируса

белорусский политолог Дмитрий Болкунец

Однако, несмотря на разницу в масштабах событий, по сути белорусская оппозиция повторяет тот же сценарий, что в 2006 и в 2010 годах. Противники Лукашенко заявляют о фальсификации выборов и ищут сочувствия у мирового сообщества. Лукашенко объясняет происходящее происками внешних сил, которые хотят уничтожить Белоруссию. Как и в 2006 году, президент уверяет, что не держится за власть, а стремится спасти страну. Спецслужбы демонстрируют общественности неубедительных «террористов». Снова оппозицию не пускают на Всебелорусское народное собрание. Снова оппозиция готовится к акциям в День воли.

На этот раз Лукашенко, наученный опытом прошлых лет, нашел верный способ выиграть как можно больше времени. Еще осенью он вроде бы согласился на требование оппозиции провести реформу конституции, признал, что «немного пересидел» в кресле президента, и согласился уйти после принятия нового Основного закона. Однако сроки проведения этих преобразований постоянно размывались. Сначала их просто не было, потом вопрос реформ вроде как пообещали обсудить на ВНС в феврале, а на собрании оказалось, что только проекта новой конституции надо ждать год, а затем еще обсуждать на референдуме, и так далее, и так далее.

Похоже, эта ситуация устроила даже мировое сообщество, ведь по-настоящему чувствительных санкций против режима Лукашенко ни ЕС, и США так и не приняли, ограничившись адресными ограничениями. Оппозиция пытается вернуть внимание мира и предлагает своим сторонникам новую «Стратегию победы», намекая на скорый износ репрессивной машины режима. Однако эта новая стратегия по сути прописывает те же самые шаги, которые уже неоднократно предпринимали противники Лукашенко: доказать фальсификации, нарастить ресурс протеста, заставить власть идти на уступки. И эти шаги уже неоднократно приводили к поражению.