Вводная картника

«Отношения у нас хуже некуда»

США и Россия на грани новой холодной войны. Почему в Америке этому не придают значения?

Мир

Отношения России и США переживают очередной кризис: на этот раз по вине американского лидера Джо Байдена, который резко высказался в адрес российского коллеги Владимира Путина. Это уже вызвало беспрецедентную реакцию России — в Москву из Вашингтона для консультаций срочно вызвали посла. Однако пока в России говорят о глубоком кризисе в отношениях с США, по другую сторону Атлантики случившееся, похоже, не вызывает вообще никакого интереса. «Лента.ру» разбиралась, почему перспектива новой холодной войны совсем не беспокоит американцев и смогут ли Россия и США выйти из очередного кризиса без потерь.

Приход к власти в США «улыбчивого дедушки» Джо Байдена после эксцентричного Дональда Трампа можно было воспринять с оптимизмом. Мало того что новый президент занялся различными внутренними проблемами вроде борьбы с коронавирусом, так еще и быстро продлил Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) с Россией — что категорически отказывался делать его предшественник.

Впрочем, за этим исключением какого-либо серьезного улучшения отношений Москвы и Вашингтона ожидать не приходилось: Байден к Москве был по меньшей мере прохладен, если не сказать жёсток. Резкого ухудшения тоже ждать не стоило — все-таки у американского президента сейчас гораздо больше внутренних проблем, чем международных, так что он просто должен был следовать по проторенной до него санкционной дорожке. Однако кризис пришел, откуда не ждали.

Байден занял пост президента два месяца назад, но за это время успел нарушить традицию: он не дал ни одной пресс-конференции, а окружение будто бы запрещает ему напрямую общаться с журналистами. И все это на фоне слухов о его не самом идеальном психическом здоровье: за многочисленные оговорки и забывчивость критики обвиняют пожилого главу государства в деменции. На этом фоне интервью Байдена для ABC News, вышедшее 17 марта, стало первым не совсем дежурным общением с прессой.

Во время беседы президент США затронул и тему отношений с «одним из главных врагов» США — Россией. Он заявил, что хочет призвать российское государство к ответу за предполагаемое вмешательство в американские выборы, а также рассказал, что говорил об этом президенту России Владимиру Путину.

У нас с ним был долгий разговор. Я знаю его достаточно хорошо. Когда разговор начался, я сказал: «Я знаю тебя, ты знаешь меня. Если я выясню, что это правда произошло, — будь готов»

Джо Байден

Как именно Путин и Россия должны будут «заплатить» за предполагаемые вмешательства, демократ не уточнил. При этом тут же он попался на провокационный вопрос журналиста и достаточно резко высказался в адрес Путина.

«Сам так называется»

Реакция на подобные заявления не заставила себя ждать, а относительно мирные даже на фоне все новых санкций отношения двух стран резко стали чуть ли не кризисными.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин после произошедшего заявил, что нападки на главу государства — это нападки на страну, а потому Байден своим заявлением оскорбил граждан России. «Это истерика от бессилия», — сказал он. Первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак же посчитал, что слова Байдена являются вызовом стране.

Заявление Байдена — это просто триумф политического маразма США и возрастной деменции их руководителя. Это крайняя степень агрессии от бессилия

Андрей Турчак

Заместитель председателя Совета безопасности России и бывший президент России Дмитрий Медведев в свою очередь отметил, что встречался с Байденом на разных мероприятиях и признался, что тот производил впечатление адекватного человека. «Но, судя по всему, время его не пощадило», — отметил он, списав слова политика на его возраст.

Дипломатическая реакция же оказалась практически беспрецедентной: посла России в США Анатолия Антонова срочно пригласили в Москву для консультаций. «В силу того, что и так атмосфера достаточно эмоционально заряженная, я просто скажу, что такого я не припомню», — подчеркнула представитель МИД России Мария Захарова.

Дипломат прибыл в столицу утром 21 марта, однако сразу никаких прогнозов давать не стал: отметил лишь, что «предстоит большая работа». В МИД сообщали, что во время визита в Москву с Антоновым будут обсуждаться пути «выправления пребывающих в кризисе российско-американских связей». По словам Захаровой, решение о консультациях принято, чтобы в целом проанализировать перспективы отношений с Вашингтоном. «Новая американская администрация находится у власти почти два месяца, не за горами символический рубеж в 100 дней, и это подходящий повод постараться оценить, что у команды [президента США] Джо Байдена получается, а что не очень», — объяснила она.

«Для нас же главное — определить, какими могут быть пути выправления пребывающих в тяжелом состоянии российско-американских связей», — добавила она. Она указала, что Москва заинтересована в том, чтобы не допустить «их необратимой деградации, если американцы осознают связанные с этим риски».

При этом дипломаты считают, что именно целенаправленная политика Вашингтона на протяжении нескольких лет загоняет в тупик отношения с Москвой. «Неконструктивный курс администрации в отношении нашей страны не отвечает интересам России и США, а отдельные непродуманные заявления американских руководителей и вовсе ставят под угрозу обрушения и без того избыточно конфронтационные отношения», — говорилось в публикации на Facebook-странице российского посольства в США. Представители дипмиссии отмечали: Россия и США — члены Совбеза ООН, а значит, несут особую ответственность за мир и безопасность.

Оставаться в стороне не стал и сам Путин. Он ответил Байдену фразой «кто как обзывается, тот так и называется». «Мы всегда в другом человеке видим свои собственные качества и думаем, что он такой же, как и мы. И из этого исходя оцениваем его действия и даем оценку вообще», — сказал он.

Президент пожелал Байдену здоровья, а также предложил открыто побеседовать в прямом эфире, причем не откладывая это надолго: 19 или 22 марта. «На России и США лежит ответственность по стратегической стабильности, могли бы с Байденом об этом поговорить», — уточнил глава государства, отметив, что также готов обсудить темы пандемии коронавируса и региональных конфликтов. Путин добавил, что диалог с Байденом был бы интересен и для россиян, и для американцев, и для представителей других стран.

В Белом доме, к сожалению, ответили, что президент США в ближайшие дни очень занят, да и вообще уже беседовал с российским коллегой раньше. Сам Байден подчеркнул, что готов будет поговорить, когда для этого придет время

Такой поворот событий не остался без внимания, причем не только в России, но и в США. Так, Путина пригласила на интервью американская политическая активистка и публицистка Кэндис Оуэнс. Она сочла, что Байден отказался от публичного разговора с российским коллегой «по очевидным причинам, связанным с психическим здоровьем». А множество американцев, как рассказал посол Антонов, направили письма в российское посольство, в которых извинились за «необдуманные заявления» США в адрес России.

Свое отношение выразил и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. ​​​​​​​«Слова Байдена в адрес Путина не к лицу​​​​​​​ государственному деятелю», — заявил он.

Это не то заявление, которое можно принять и проглотить. Он [Путин] — очень умный и дал роскошный ответ

Реджеп Тайип Эрдоган

А турецкое издание Daily Sabah вообще назвало Путина «убийцей гегемонии США».

«Дежурный ответ»

Несмотря на массовую реакцию на заявление Байдена, в США этот вопрос изначально остался практически незамеченным. Казалось бы, как такое возможно? Однако ответ прост: во-первых, интервью Байдена все-таки не было про Россию и Путина, да и напрямую американский лидер ничего не говорил, лишь поддакнув на вопрос журналиста. Во-вторых, подобное отношение к Москве вполне обыденно.

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявлял, что подобного инцидента в истории отношений стран еще не было, однако на деле это не совсем так. Сам Байден, как и его предшественники и другие высокопоставленные американские чиновники, неоднократно не слишком лестно отзывался о российском лидере. К примеру, несколько лет назад он вспоминал о своей беседе с Путиным. По словам демократа, он сказал премьеру: «Я смотрю в ваши глаза и думаю, что у вас нет души». На это Путин с улыбкой ответил: «Мы понимаем друг друга».

Однако были и более жесткие слова. Президент Барак Обама высказывался о Путине как о «бандите и головорезе», похожую формулировку использовала и Нэнси Пелоси, спикер палаты представителей Конгресса. Ныне покойный сенатор Джон Маккейн однажды назвал российского президента «бандитом, душегубом, убийцей и агентом КГБ». Подобное можно было услышать и от других политиков, даже от главы республиканцев сената Митча Макконнелла.

Все это связано с одной простой вещью: в американской политике уже давно устоялся консенсус, что президент России — нехороший человек, отмечает эксперт Российского совета по международным делам и журналист Алексей Наумов. «Для США эта тема давно утвержденная, всеми признанная и сомнению не подвергаемая», — отмечает он.

Получается, что именно сейчас никто и никакой эскалации отношений не планировал. «Тема была абсолютно второго порядка. У него спросили, он ответил. Дал дежурный ответ на дежурный вопрос», — считает Наумов.

Он поясняет, что для России и Европы привычен достаточно сухой дипломатический язык, в то время как в США любая речь политика похожа на проповедь, в которой есть герои и злодеи. «Мы к такому не привыкли. То есть насколько эта ситуация абсолютно будничная и непримечательная для США, настолько для России она из ряда вон выходящая», — подчеркнул эксперт.

С такой трактовкой ситуации, однако, согласны далеко не все. Частично с ней солидарен глава Американского университета в Москве Эдуард Лозанский. Он считает, что Байдена, с одной стороны, подставил ведущий Джордж Стефанопулос. «Но адекватный политик, тем более с таким большим стажем, должен был грамотно увернуться», — подчеркивает эксперт. Лозанский считает, что в речах Байдена отражена его стратегия: «Заставить Россию платить за свое непослушание гегемону путем санкций, желательно совместно с ЕС, а также поддержкой внутренней оппозиции».

В то же время итальянский политолог, председатель аналитического центра Vision & Global Trends Тиберио Грациани в беседе с «Лентой.ру» отметил, что тон Байдена продиктован в целом нервозностью американского истеблишмента, столкнувшегося с тяжелыми внутренними социальными и экономическими проблемами.

Кроме того, его тон отражает нервозность, сопровождающую кризис идентичности, который переживают США в течение последних нескольких лет в связи с происходящим геополитическим сдвигом от однополярности к многополярному миропорядку

Тиберио Грациани
политолог, председатель аналитического центра Vision & Global Trends

Политолог предположил, что стратегия Байдена заключается в том, чтобы перенаправить энергию и внимание общественности с внутренних проблем на внешнюю угрозу, «настоящего врага», воплощением которого после недавних заявлений Байдена стала Россия. «Тот факт, что он, если можно так выразиться, персонализировал геополитическое противостояние, говорит о том, что Вашингтон избрал стратегию, направленную на создание раскола внутри российских центров силы», — заметил политолог.

Эксперт считает, что Байден пытается использовать антироссийскую и антикитайскую повестки для налаживания отношений с Европой. Грациани добавил, что если Вашингтон ожидает столь же «нервной» реакции от Москвы, то его ждет разочарование.

«Все опасаются прямой войны»

Какой на самом деле будет реакция России, станет понятно уже в ближайшее время, пока же власти обещают просто пересмотреть свое отношение к США. В то же время политики не исключают, что именно американская сторона будет раскручивать нынешний конфликт, что может привести к новой холодной войне.

Как считает Лозанский, вторая холодная война на самом деле давно идет. Он указывает, что началась она еще в 1999 году, когда 42-й президент США Билл Клинтон инициировал процесс расширения НАТО на восток.

Можно сказать, что сейчас мы уже находимся в состоянии войны в политическом, экономическом и информационном пространстве. Главное — избежать военного столкновения

Эдуард Лозанский

Эксперт отмечает: Байден «горячей войны не хочет, но не понимает, что риторика ненависти может в конечном счете привести к катастрофе по случайности». По его мнению, пока демократ будет у власти, на улучшение отношений рассчитывать не стоит.

Отдельно Лозанский выделяет взрывной потенциал конфликта на юго-востоке Украины.

Нарастание напряженности на украинском направлении может привести к тому, чего все мы так опасаемся, — прямому военному столкновению России, США и НАТО с непредсказуемыми последствиями. Поскольку интересы Байдена на Украине весьма велики, (...) именно она может стать местом зарождения глобальной катастрофы

Эдуард Лозанский

Алексей Наумов придерживается не столь пессимистичного прогноза. «Отношения измениться в худшую сторону не могут, потому что хуже становиться им уже некуда. В лучшую тоже они вряд ли изменятся», — отмечает он. Он считает, что пока Москва и Вашингтон не пришли к взаимопониманию. В нынешней ситуации интереснее следить за действиями третьей стороны, например, стран Европы, которым российский дипломатический язык ближе американского, и полностью поддерживать США там не будут.

Учитывать мнение европейских стран предлагает и Тиберио Грациани. «Не думаю, что тон и слова, использованные Байденом, будут способствовать изменению российской стратегии в отношении США, — подчеркивает он. — Конечно, российско-американские отношения могут ухудшиться, особенно из-за введения санкций. Однако следует помнить, что не все страны-союзники США разделяют режим санкций, введенный Вашингтоном в отношении Российской Федерации. Например, Берлин, похоже, готов продолжить сотрудничество с Москвой в качестве партнера по проекту "Северный поток-2"».

Впрочем, одна лишь ориентация на Европу напряжение в отношениях с США точно не снимет: сторонам явно необходимо поддерживать контакты, особенно на уровне военных, раз уж извиняться никто не собирается. Пока очередное противостояние, которое для США может казаться мелочью, не привело к непоправимой катастрофе.

Но кто знает, быть может, в текущей ситуации правильнее вообще забыть беспечного главного врага и улучшать отношения с теми, кто ближе. И, конечно же, держать язык за зубами.