Вводная картника

«Выбирайте между моногамией, полиаморией и свингерством»

Как отношения с несколькими партнерами стали нормой в современном мире?

Культура

В современном обществе принято считать, что моногамия — самый правильный и едва ли не единственно возможный путь выстраивания интимных отношений. Маша Халеви, автор книги «Полиамория. Свобода выбирать», ставит его под сомнение. Автор рассматривает преимущества и недостатки разных видов отношений, поднимает вопросы измен, сексуальности и общения в паре. На русском языке книга выйдет в апреле в издательстве «Альпина нон-фикшн». С разрешения издательства «Лента.ру» публикует фрагмент текста.

В дискуссии о свободных отношениях нередко можно услышать, что они свидетельствуют о моральном упадке общества. Вот моногамия — это нравственно, а все остальное — безнравственно и аморально.

Людям, усвоившим заповедь «Не прелюбодействуй» и одобряемые обществом культурные нормы, трудно принять мысль о том, что можно состоять в браке, иметь семью и при этом поддерживать близкие отношения с другими людьми.

Да, это выходит за рамки нормы в том смысле, что не так широко распространено, — но при чем тут нравственность?

Что безнравственного в консенсуальной моногамии? Почему отношения, которые никому не причиняют вреда и приносят пользу тем, кто их выбирает, должны оцениваться с позиций нравственности? Как могут любые отношения (полиамория, моногамия, свингерство) быть безнравственными, если в них участвуют по собственному желанию?

Почему нравственным считается союз с одним человеком, а не с несколькими? Почему более нравственно заниматься сексом с одним человеком, а не с несколькими?

Почему для мужчины более-менее нравственно заниматься сексом со многими женщинами, а для женщины со многими мужчинами — нет?

И почему считается нравственным, когда невеста девственница? Ни на один из этих вопросов не находится удовлетворительного ответа, кроме того, что такие представления нужны для контроля над сексуальностью, в особенности женской.

По сути, представление о нравственности базируется на наборе принципов, которые диктуют нам, как жить, что можно делать, а что нельзя, что правильно, а что нет. Наше общество продвигает нравственность как нечто абсолютное, но, как и все остальное, она динамична, меняется со временем и зависит от места и культуры. Социальная цель нравственности — обеспечить порядок и безопасность. Идея заключается в том, что, если бы все вели себя в соответствии с одними и теми же нравственными нормами, мы бы жили в безопасности, в лучшем обществе — по крайней мере, в теории.

В действительности некоторые нравственные представления могут привести к страданиям и боли, потому что основаны на принципах и слишком часто игнорируют чувства и потребности конкретных людей. Стоит заговорить о принципах, и все человеческое отходит на задний план. Рассуждая о нравственности, мы оперируем понятиями, никак не связанными лично с нами, и даже — в каком-то смысле — снимаем с себя ответственность: кто-то другой сказал, кто-то другой отдал приказ, религиозные / культурные / человеческие нормы диктуют нам то-то и то-то, и надо подчиниться.

По мне, личная ответственность каждого из нас в том, чтобы рассмотреть все эти «данности» и решить, подходят они нам или нет. Сознательный выбор дает нам свободу и предполагает, что мы сами отвечаем за свою жизнь. Выбирайте путь, который подходит именно вам, будь то осознанная моногамия, осознанная полиамория или осознанное свингерство — неважно, что именно. Ни одна из этих моделей не может считаться нравственной или безнравственной, просто они подходят разным людям в разное время.

Важно помнить, что в нашем обществе даже секс все еще считается не вполне нравственным занятием. Не только вне моногамных отношений, но и — в глубине души — любой секс как таковой. Моногамная культура демонизирует сексуальность, приписывает ей отрицательные качества, акцентируется на том, какие опасности она в себе таит, и игнорирует удовольствие, радость, самопознание.

Вот что пишет Лихи Ротшильд в своей диссертации о принудительной моногамии и полиаморном существовании:

Мононормативность действует как антисексуальный образ мышления. Секс считается чем-то плохим, если только он не происходит при обстоятельствах, которые трактуются как «правильные» или «подходящие».

Наиболее уместен гетеросексуальный репродуктивный секс в контексте гетеросексуального брака… Негатив по отношению к сексу присутствует в мононормативном мышлении и основывается на нем — от разговоров о потере девственности как о действии, которое должно произойти с «одним-единственным», или осуждения женщин, имеющих сексуальные отношения со многими мужчинами, до указания на бессмысленность любого секса, происходящего вне эксклюзивных отношений.

Поразительно, как сильно общество волнуют вопросы, что правильно и что неправильно, в отношении секса по обоюдному согласию. Я не говорю о христианстве и античности или об исламских государствах, чья позиция на этот счет очевидна, — я рассматриваю современное положение дел.

Например, гей-браки.

До недавних пор никто не мог представить, что партнеры одного пола смогут вступать в законный союз, хотя есть страны, где гей-парам все еще запрещено заключать браки и усыновлять детей. Западное общество не только занялось вопросами институционализации и определения лиц, которым разрешено заниматься сексом, но и вмешалось в вопрос о том, какие половые акты разрешены, а какие запрещены.

Знаете ли вы, что еще совсем недавно в некоторых штатах США оральный и анальный секс были запрещены законом? Например, в 1997 году 20-летний Чарльтон Грин был арестован и приговорен к трем годам условно как сексуальный преступник за оральный секс по обоюдному согласию (штат счел это уголовным преступлением, караемым тюремным заключением сроком до 20 лет). Последние законы, касающиеся этих вопросов, отменили в 2003 году.

Продажа вибраторов и секс-игрушек в Алабаме по-прежнему незаконна, хотя с 2009 года здесь разрешено покупать вибратор, если его прописал врач… Невероятно, как далеко закон, религия и государство могут зайти и начать копаться в чужом белье, контролируя, что, с кем и как мы делаем.

На мой взгляд, обсуждение вопросов, касающихся секса по обоюдному согласию и любви, в контексте морали не имеет никакого отношения к общественному порядку или благополучию людей, это инструмент проявления власти, социального контроля над женщинами в частности и над людьми в целом. Общество не было бы так озабочено тем, могут ли добровольный секс или эмоции быть моральными или аморальными, отвратительными или чистыми, испорченными или возвышенными, если бы сексуальность не была инструментом контроля. Как я уже говорила, очень легко связать с сексуальностью чувства вины, стыда и страха — те эмоции, с помощью которых можно эффективно манипулировать людьми.

Вопреки негативному отношению общества к сексу люди, живущие в консенсуальных немоногамных отношениях (далее — КНО), в большинстве своем воспринимают его позитивно. Они рассматривают его как положительный, здоровый (при условии, что он практикуется безопасно, с использованием средств предохранения, если у человека несколько партнеров), приятный, доставляющий удовольствие, сближающий и даже исцеляющий опыт.

Интересно также, что любовь по отношению к нескольким людям считается аморальной, и это довольно забавно, если вдуматься. По сути, любовь — чистое, удивительное и прекрасное чувство. Как такое чувство, испытываемое к нескольким людям, может считаться безнравственным? Любить кого-то — значит желать лучшего для него, видеть в нем только хорошее и не обращать внимания на менее привлекательные стороны. Быть любимым — это видеть себя чужими глазами, полными любви и обожания, глазами человека, который замечает лучшее в вас, ваш внутренний свет. Что в этом аморального?

Что касается моногамной идеи святости института брака и нравственности половых отношений с супругом, то у тех, кто практикует консенсуальную немоногамию, другие ценности. Одна из них — исключительная честность между двумя партнерами: они ничего не скрывают друг от друга и искренне говорят о своих потребностях, чувствах, страхах, неудовлетворенности и стремлениях. Другая важная ценность — это свобода и право каждого человека на собственное тело, мысли и чувства, а также уважение к обособленности, независимости и индивидуальности партнера.

Те, кто практикует КНО, часто превозносят честность. Ведь это основа доверия, без которого очень сложно поддерживать традиционные отношения и почти невозможно вести свободные. Однако я думаю, что все гораздо сложнее — нужно задаться вопросом: является ли честность, особенно исключительная, правильным выбором всегда и при любых условиях? Подразумевается ли, что честные люди рассказывают друг другу абсолютно все, или мы можем что-то скрыть и иметь свой собственный мир? Что вообще значит «рассказать все»? Действительно ли это возможно? И какой в этом смысл?

Подразумевает ли честность чистосердечное признание без каких-либо поблажек, даже если это жестоко или бесполезно и только причиняет боль? Имеет ли право на существование такое понятие, как «слишком быстро»? Должны ли мы раскрывать правду постепенно? Каждый из этих вопросов непрост и требует глубоких размышлений и обсуждения, прежде чем станет ясна позиция партнера по этому поводу.

Упомянутые здесь альтернативы моногамии, вероятно, не более «естественны», чем те эксклюзивные сексуальные и эмоциональные отношения, которые общество пытается навязать людям. В этом смысле измены, возможно, гораздо более «естественны» и отвечают нашей «животной» природе. Тем, кто выбирает моногамию, трудно сдерживать свои порывы, но есть вероятность, что они поступают именно так, чтобы не растрачивать энергию и внимание на более чем одного человека, или, возможно, они хотят преодолеть соблазны внешнего мира и противостоять им, или же видят ценность именно в эксклюзивных сексуальных и эмоциональных отношениях, или не хотят ранить партнера, или сделанный выбор объясняется их религиозными воззрениями.

Но моногамия не всегда дается легко. Многим приходится отказываться от части своего «я» и подавлять глубинные потребности и стремления. Подобное происходит и в немоногамных отношениях: жизнь без лжи, честность с партнером / партнерами, сопричастность (когда ваш партнер влюбляется и вы радуетесь тому, что он счастлив, хотя и не вы — причина этого счастья), борьба с ревностью и глубинными страхами — все это далеко не просто. Решив вступить в свободные отношения, мы сталкиваемся со своими потаенными демонами. Многих это пугает.

Консенсуальные немоногамные отношения, так же как и моногамия, основываются на определенных ценностях. Равноправие в отношениях (когда обоим партнерам разрешено одно и то же и ни у кого нет привилегий), стремление к тому, чтобы партнер чувствовал себя свободным, уважение личного пространства и так далее — все это выбор, основанный на западных моральных ценностях: равенстве, свободе и честности, и он требует значительной внутренней работы.

Существенное изменение, которое сегодня претерпевает наше общество, — переход от классической моногамии к серийной, а не к полиамории или другим свободным отношениям. В своей книге, посвященной любви, Кэрри Дженкинс утверждает, что полиамория бросает вызов двум идеям, которые все еще главенствуют в общественном сознании: утверждение отцовства через сексуальный контроль над женщинами и восприятие романтического партнера как своей собственности. Следовательно, КНО все еще остаются социально неприемлемыми, а серийная моногамия постепенно становится нормой.

Совершенно нормальным считается, если у вас были сначала одни, а потом другие отношения. А вот если вы находитесь в отношениях с разными людьми одновременно, это становится угрозой общественному порядку. Возникает вопрос: нужно ли нам заменить принятые в обществе представления о нравственности другими? Во-первых, мы не должны этого делать. Во-вторых, главное, чтобы мы могли осознанно и свободно выбирать то, что подходит нам, будь то моногамия или какой-то вид немоногамных отношений.

Любой личный выбор имеет право на существование. Я уверена: осознав, что моногамия, как и многие другие парадигмы, которым мы следуем, — это социально-культурная конструкция и мы можем менять те ее части, что нас не устраивают, мы получаем возможность пересмотреть существующие нормы и создать что-то новое, свое, идеально нам подходящее, — и это будет как минимум увлекательно, даже если мы вдруг решим, что нас устраивает нынешнее положение вещей.

Чувство свободы, возникающее в результате сознательного, неавтоматического принятия решений, бесценно. Все люди разные, и бессмысленно заставлять их практиковать один и тот же вид отношений. Безнравственно решать за других, какой образ жизни им следует вести, заставляя их делать то, чему они будут сопротивляться. Это должно быть личным решением каждого человека. Соответственно, самым нравственным подходом к романтическим и интимным отношениям будет тот, что позволяет свободно выбирать из множества вариантов, не навязывая никому что-то одно.

Перевод А. Копелян

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности