Дмитрий Пашов

«Все очень подло, но грамотно организовано» Как самый богатый депутат России сходил на рыбалку и оказался в тюрьме

Силовые структуры

В начале марта в Хабаровске арестовали самого богатого депутата России Дмитрия Пашова: в 2020 году он попал в рейтинг журнала Forbes с состоянием в 6,2 миллиарда рублей. Пашов был известен своими связями с «крабовым королем» Олегом Каном — видным бизнесменом Дальнего Востока, который в настоящее время объявлен в международный розыск и скрывается за рубежом от российского правосудия. Но формальным поводом для задержания депутата-миллиардера стали не его доходы или связи с беглым бизнесменом, а неудачная рыбалка шестилетней давности, во время которой Пашов, как утверждает следствие, выловил редкую краснокнижную рыбу, тем самым нарушив закон. В подробностях рыбно-политического дела разбиралась «Лента.ру».

Движение вверх

Дмитрий Пашов родился 9 августа 1967 года в поселке Трудовое Приморского края. Окончив среднюю школу и отслужив в армии, будущий депутат поступил в Дальневосточный технический институт рыбной промышленности и хозяйства. Там он познакомился с еще одним будущим инженером-технологом — Олегом Каном.

С тех пор их пути постоянно пересекались. В 1992 году 25-летний Пашов стал мастером производства на Корсаковском рыбоперерабатывающем предприятии «Марат», а еще через два года перешел в «Каниф Интернешнл», где Кан уже работал старшим мастером.

Здесь Пашов сначала поднялся до менеджера отдела, потом начальника производства, а в начале нулевых стал генеральным директором предприятия. Тогда же началась и его политическая карьера. В 2001 году бизнесмен вошел в состав Сахалинской областной думы и стал самым молодым депутатом областного парламента.

А в 2005 году Пашов участвовал в выборах главы Невельского района, однако занял второе место с 19 процентами голосов. Вновь избраться в областную думу у Пашова получилось в 2017 году. При этом свою депутатскую должность он занял на неосвобожденной основе, то есть без зарплаты.

Тесный рыбный мир

В нулевых Дмитрий Пашов одновременно работал сразу в нескольких промышленных компаниях. С 2004 по 2010 год, согласно данным из открытых источников, он занимал руководящие должности в фирмах «Вакканай», «Океан», «Рыбак», «РК Море» и «Сахфишленд».

Большинство из них были как-то связаны или с самим «крабовым королем» — так местные журналисты окрестили Олега Кана, — или с его сыном Александром. В частности, Олег Кан возглавлял «Вакканай» и «Сахфишленд», а Александр Кан был совладельцем компании «Океан».

В 2016 году крупнейший добытчик краба «Курильский универсальный комплекс», также возглавляемый на тот момент сыном «крабового короля», взял на себя обязательства по выводу из кризиса рыбокомбината «Островной». Представителем инвестора в сделке вновь выступил Дмитрий Пашов.

В том же 2016 году Олег Кан основал благотворительный фонд «Родные острова», поддерживавший социальные инициативы на Сахалине. Во главе организации оказался бизнесмен Сергей Довидович и Александр Кан. Тогда же в попечительский совет фонда вошел и Пашов.

С 2017 году бизнесмен Пашов стал фигурировать в СМИ как советник Олега Кана в компании «Монерон» — одном из крупнейших добытчиков краба на Дальнем Востоке.

Наследство короля

В 2018 году СМИ публиковали расследования о крабовом бизнесе в России, связывая имя Олега Кана с контрабандой краба и убийством конкурента, предпринимателя Валерия Пхиденко в 2010 году. Бизнесмен не стал дожидаться реакции Следственного комитета России (СКР) и уехал за границу. Вскоре ему предъявили обвинения и заочно арестовали.

На защиту Кана встали члены Ассоциации рыбопромышленных предприятий, в том числе ее президент Максим Козлов. Он усомнился в справедливости обвинений Кана в контрабанде, отметив, что контролирующим органам было бы сложно не заметить «чудовищные» объемы незаконно вывозимой продукции.

Стоило бы призадуматься, как могла флотилия из 350-400 судов прошмыгнуть под носом спецслужб и остаться незамеченной

Максим Козлов

Так, место короля отрасли по добыче краба на время перешло Дмитрию Пашову, который занял пост гендиректора «Монерона». В 2020 году он возглавил рейтинг журнала Forbes и стал самым богатым госслужащим России.

Состояние чиновника оценили в 6,2 миллиарда рублей, а выручку возглавляемой им компании — в 7,97 миллиарда рублей. Купить долю в прибыльном деле даже хотела Ксения Собчак. Весной 2020 года телеведущая договорилась о приобретении 40 процентов доли в компании «Монерон», однако осуществить сделку не успела.

30 марта 2020 года суд арестовал имущество компании. Следователи заявили, что настоящим владельцем компании остается беглый бизнесмен Кан. Вмешательством Собчак решение об аресте удалось оспорить — по всем документам владельцем «Монерона» все же был Пашов, не замешанный ни в каких уголовных делах.

Но уже через месяц на активы компании вновь наложили арест. Как уточняли «Ведомости», мера была связана с новым уголовным делом, которое возбудил СКР из-за неуплаты налогов на сумму более чем четыре миллиарда рублей.

Крабовый передел

Оказавшись вне досягаемости российских следователей, Олег Кан не стал молча наблюдать за разрушением своей крабовой империи. Бизнесмен лично написал письмо главе СКР Александру Бастрыкину, где обвинил правоохранителей в попытке захватить крабовый бизнес Сахалина.

По словам Кана, приписывание ему теневого руководства компанией депутата Пашова — не более чем попытка «затянуть» в его уголовное дело крупнейшие промысловые компании. «Крабовый король» объяснил, что после ареста имущества промысловых компаний их руководство будет парализовано, а сами компании за бесценок выкупят нужные люди.

Таким образом, все очень подло, но грамотно организовано

Олег Кан
в письме Александру Бастрыкину

Хотя прогнозы Кана пока не сбылись и активы его империи не попали на аукционы, на рынке сахалинского краба действительно произошли серьезные изменения.

В 2017 году, незадолго до начала активных следственных действий на Сахалине, в Москву была направлена анонимная записка с предложением выставить водно-биологический ресурс (ВБР) на аукцион, отменив «исторический» принцип, по которому квоты на краба закреплялись за одними и теми же компаниями вначале на пять, а затем на десять лет. В 2019 году этот срок должны были продлить и вовсе на 15 лет.

Но авторы анонимки попросили руководство страны разыграть права на вылов ВБР на аукционах, тем самым дав возможность выйти на рынок новым игрокам.

По «историческому» принципу до 2019 года компании, созданные Каном, получали квоты примерно на 19 000 тонн краба, то есть более чем на 20 процентов от всей добычи в России

Пашов как глава «Монерона» предложение о новой схеме распределения квот на вылов ВБР не оценил и даже вынес вопрос о недопущении аукционов на заседание Сахалинской областной думы, но проиграл оппонентам. В результате на аукционах почти треть лотов выиграли структуры владельца Русской рыбопромышленной компании Глеба Франка, а также компании «Восход» и «Островной краб».

Не ту поймал

26 февраля стало известно , что депутата Пашова задержали во время его командировки в Хабаровск. Сначала сообщалось, что Пашова вызвали на допрос по «старому делу, срок привлечения к ответственности по которому уже истек».

Отмечалось, что речь шла о видео, на котором кто-то из компании друзей депутата выловил из реки Самарги (Приморский край) краснокнижную рыбу, но сам Пашов к ней якобы не прикасался.

Но позднее сахалинские СМИ опубликовали кадры, на которых видно, что незаконной рыбалкой занимался сам депутат.

По данным издания «Сахалин-Инфо», преступление было совершено в 2014 году, а уголовное дело по факту вылова занесенной в Красную книгу калуги в отношении Пашова и других участников видео возбудили лишь в январе 2021 года, когда срок привлечения к ответственности истек.

Однако допросом из-за событий на видео дело не ограничилось. Сразу же после этого Пашову предъявили обвинения по делам Олега Кана — в занижении стоимости краба, экспортируемого за рубеж, и уклонении от уплаты таможенных платежей.

По решению суда Пашов был арестован и отправлен в СИЗО Хабаровска на два месяца

В рыболовной отрасли не стали комментировать видео, ставшее поводом для привлечения депутата Пашова к уголовной ответственности. Однако обвинения в его адрес все же связали с недавним дележом крабовых квот и делом его соратника Олега Кана. Но «крабовый король» успел скрыться за рубежом — в отличие от своего бывшего однокурсника, которому повезло меньше.