Вводная картника
Партнерский материал

«Ты захочешь остаться здесь навсегда»

Зумер-небоскреб, любимое место Тимати и цифровой квартал: чем поражает премиальное московское жилье

Рынок премиальной недвижимости в Москве удивляет каждый день, но не только пентхаусами за несколько миллиардов рублей на вторичном рынке и «трофейным жильем» на закрытых продажах. «Лента.ру» разобралась, чем еще столичный премиум-сегмент может поразить воображение.

Басков, Киркоров, Тимати, ЗИЛ

Московский девелопмент удивляет не только архитектурой, инновациями или новыми социальными трендами, а мемами, которые захватывают интернет. Проект по реорганизации промзоны на юге Москвы — территории бывшего автомобильного завода имени Лихачева — стал крупнейшим в Европе после британского London Docklands, а в масштабах России мегастройку в Даниловском районе можно сравнить с «Москвой-Сити».

В «северной» части промзоны ЗИЛ расположилось ядро нового городского района — строящийся жилой комплекс «Зиларт» общей площадью 1,5 миллиона квадратных метров. Но внимание москвичей, да и не только москвичей к большой перемене привлек не столько ее масштаб, сколько участие в рекламе строящегося «Зиларта» главных лиц российского шоу-бизнеса: Филиппа Киркорова, Николая Баскова, Максима Галкина, Полины Гагариной, Тимати, Валерия Сюткина и супермодели Ирины Шейк. Вышло целых две песни, посвященных «Зиларту», — барочная ода прекрасному миру будущего от поп-королей и более скромная, «дворовая» версия от Сюткина.

В 2016 году, пока на территории промзоны только разворачивались строительные работы, в Лос-Анджелесе режиссер Павел Худяков собрал команду из более чем полусотни специалистов мирового уровня, чтобы снять Тимати в роли жильца одной из квартир «Зиларта». «Я хочу рассказать тебе о моем любимом месте в Москве, — мечтательно произносит рэпер. — Это закрытый от чужих глаз, окруженный водой полуостров. Прогуливаясь по его живописным набережным, уверен, ты захочешь остаться здесь навсегда…»

Едва Тимати успевает сказать, что в «Зиларте» «есть даже свой Эрмитаж», как в его квартиру звонит Ирина Шейк и неловко просит соль. Ролик собрал более трех миллионов просмотров на канале рэпера и стал мемом. А лица Тимати и Шейк появились на билбордах по всей Москве с подписью «Мы уже здесь». Остается только надеяться, что жильцам «Зиларта» когда-нибудь повезет встретить Ирину Шейк на своей лестничной клетке.

Настоящий цифровой квартал

Интернет вещей прочно вошел в нашу жизнь. Последнее слово диджитализации жизни — цифровые кварталы. Это комплексы домов, в которых использован принцип минимизации влияния на окружающую среду и внедрены технологии, облегчающие быт. Например, на юге Берлина компания Panasonic возведет квартал Future Living, жителям которого не нужны будут ключи от квартир: проход в жилье будет по RFID-картам или приложению на смартфоне. Весь контроль и обслуживание — через облачные сервисы: освещение, климатические системы, бытовая техника будут регулироваться с единой IoT-платформы. О сигналах противопожарной системы и нежелательных проникновениях в жилье оповестят смарт-колонки.

Москва в этом смысле не отстает: девять отдельных домов класса премиум составляют цифровой квартал Prime Park, который строится сейчас в районе Динамо. В возводящихся башнях Prime Park уже проходят тестирование инженерные и технологические системы, которые свяжут воедино все службы на уровне квартала. Объединенная система предоставит каждому из резидентов дистанционный доступ к сервисам на уровне квартиры, жилой башни, парковой территории, парковки и внешних обслуживающих организаций. Две башни (Hyde Park, Gorky Park Tower) уже введены в эксплуатацию, идет выдача ключей. В Imperial Park Tower ключи выдавать будут в сентябре — сейчас стадия отделки.
Есть ли у москвичей желание жить в цифровом квартале? Определенно. Согласно исследованию аналитиков компании «Метриум», Prime Park занял второе место среди самых продаваемых высокобюджетных новостроек в 2020 году.

Каждый дом в Prime Park обладает собственными входными группами, лобби, парковкой. Есть и обслуживающий персонал. В Prime Park даже имеются свои валет-парковщики, что избавит от необходимости тратить время на парковку автомобиля. При этом резидентам нет необходимости лично пересекаться с сервисными службами. В городском квартале реализована комплексная система безопасности, исключающая допуск в каждый из домов посторонних, в том числе жителей других жилых башен квартала. Все сервисные службы, службы безопасности, полный функционал УК связаны единой интеллектуальной системой, доступной каждому жителю через индивидуальное мобильное приложение — резиденты Prime Park живут в «умном» месте.

Система не только обеспечивает полный оперативный доступ к любым службам и сервисам квартала, но и «узнает» резидента, обеспечивая любые его индивидуальные потребности. Сюда входит комплекс функций: от подачи лифта на нужный этаж без нажатия кнопки (это осуществимо с помощью приложения, где есть функция вызова лифта) до персонифицированного набора необходимых услуг. На сегодняшний день это единственный городской квартал в России, в котором цифровизация всех инженерных, сервисных и инфраструктурных служб реализована настолько комплексно.

Гастроли мировых звезд в Москве

В 2011 году началась новая глава в истории московского девелопмента: в него ворвался Филипп Старк. Пожалуй, самый известный современный промдизайнер в мире в меру скандален, склонен к постмодернизму, необычайно плодовит, и разброс его интересов впечатляет. Он создавал интерьеры знаменитых отелей, ресторанов — и космической ракеты для NASA. Он разрабатывал предметы декора и домашней утвари, которые стали экспонатами МоМА, — и первый безрамочный смартфон.

Местом силы светской Москвы 2006-го был ресторан Bon, где Старк «оторвался», как мог: фрески с обнаженными девами на стенах переходили в голый обшарпанный бетон с провокационными рукотворными надписями. Легендарные лампы в виде золотых «калашниковых» соседствовали с залитыми воском канделябрами, дизайнерский хрусталь — с черепами и чучелами в витринных шкафах. Филипп Старк вернулся в Россию, чтобы поучаствовать в создании интерьеров входных групп и отделки квартир экодома Barkli Park рядом с Екатерининским парком. Тогда квартиры с отделкой были скорее новинкой, а не «общим местом» премиум-сегмента, и корпорация Barkli сделала ход конем, пригласив звезду первой величины.

Для презентации проекта потенциальным покупателям открыли специальный шоурум на «золотой миле», где можно было посмотреть на четыре концепции интерьеров от мэтра: «Классика», «Минимализм», «Культура» и «Природа». Параллельно с «парковым» проектом Barkli возводила клубный дом Virgin House неподалеку от Зачатьевского монастыря, над интерьерами которого «колдовала» американка Келли Хоппен — славу ей принесло мастерство работы с натуральными фактурами, сдержанными цветами и всем, к чему клеятся ярлыки «эко»- и «интеллектуальное». Звезда Хоппен взошла, когда гламур пошел на закат. Ну а в Москве ее сдержанные интерьеры украсили дом в самом дорогом районе.

Спустя несколько лет корпорация Barkli пошла дальше и пригласила великого Роберта Стерна, декана Йельской архитектурной школы, разработать архитектуру проекта Barkli Residence в Донском районе. Стерн методично изучает историческое наследие стран, с которыми он работает, и мотивом своего московского проекта он избрал сталинскую высотку, которую «обвенчал» с классическим американским небоскребом начала XX века. Квартиры с отделкой в Barkli Residence продавались в 2014 году по цене 12,5 тысячи долларов за квадрат, в то время как в соседнем ЖК «Донской Олимп» квадратный метр стоил около 5,7 тысячи долларов. Однако состоятельные покупатели косяками шли на Стерна: всего за две недели с начала продаж в комплексе на 154 квартиры, по словам коммерческого директора Barkli Екатерины Фонаревой, было продано 12 процентов площади.

Небоскреб для зумеров

Поколение Z, или зумеры (люди, родившиеся примерно в период с 1994 по 2012 год, — прим. «Ленты.ру»), — пока не самые активные покупатели жилья в Москве. Говорят, «дети интернета», для которых материальные ценности будут значить куда меньше, чем для их родителей, перевернут все рынки и индустрии. Корпорации начали готовиться к этому перевороту заранее — и вот этой зимой застройщик AFI Development объявил о старте продаж в первом коливинг-небоскребе России. Принцип коливинга созвучен домам-коммунам в СССР, но лишь отчасти. Появление пространств общего пользования в первом случае — запрос молодых специалистов из передовых индустрий на взаимодействие друг с другом, а не следствие публичной государственной политики.

Коливинг изменяет представление о персональном жилье. На смену тезису «мой дом — моя крепость» приходит установка «дом — пространство для новых совместных возможностей». Общая прачечная, общие рекреационные зоны, общие рабочие места (коворкинги) побуждают к взаимодействию, сотворчеству, оберегают от одиночества в большом городе — когда лайки есть, а реального человеческого тепла не хватает. Пока в России остается привычка отгораживаться от соседей двойными дверьми и двухметровыми заборами, на Западе молодежь в поиске «своих» — поэтому коливинги пришли к нам из Лондона, Нью-Йорка и Сан-Франциско.

AFI Tower находится в Свиблове. Основная часть предложений — 910 студий с отделкой white box, пространство которых избавлено от всего лишнего. Функциональная внутренняя коливинг-инфраструктура башни обеспечит жителей всем необходимым: из собственной квартиры можно спуститься на первые этажи за кофе, в кино, посетить баню с хаммамом или фитнес-зал и многое другое. Предполагается, что здесь захотят жить молодые творческие люди, студенты, IT-специалисты и начинающие предприниматели, адепты нового образа жизни — шеринговой экономики, для которых экологичность и рациональное потребление не пустой звук.

Медный дом и его брат

Лауреатом архитектурной премии Москвы в 2019 году стал Сергей Скуратов. Спроектированный коллективом Sergey Skuratov Architects ЖК «Медный 3.14» победил в номинации «Лучшее архитектурно-градостроительное решение объекта жилого назначения». Вид на жилой комплекс впечатляет огненно-рыжими медными панелями, которые наверняка сияют словно факел, когда их касаются солнечные лучи.

Глядя на лаконичное изящество постройки, ведущей столь дерзкий диалог с самим Солнцем, стоит вспомнить первый медный дом Скуратова — Copper House, построенный в 2004 году. В отличие от своего младшего брата из Донского района, люкс-объект в Бутиковском переулке не сияет отделкой, а интригует прохожих благородной зеленью патины и рядом танцующих стеклянных панелей на торцах. Своим появлением Copper House произвел фурор и был принят в коллекцию лучших зданий 2003-2004 годов в музей архитектуры им. Щусева.

Сейчас на рынке есть несколько предложений в патинированном шедевре Бутиковского переулка — например, квартира на 204 квадрата за 259,417 миллиона рублей. В ярко-медном ЖК на Шаболовской сейчас в свободной продаже всего одна квартира — за 47,5 миллиона. Вот такие разные братья от одного «отца».