Вводная картинка

Женская доля Мировая экономика ежегодно теряет триллионы долларов из-за мужчин. Как женщины исправят ситуацию?

Экономика

В последние годы в руководстве компаний по всему миру становилось все больше женщин. Руководительницы приносят фирмам больше прибыли и в целом лучше справляются с многозадачностью. Но успехи в гендерном равенстве сейчас оказались под угрозой, ведь именно женщины были активно задействованы в отраслях, по которым сильнее всего ударил коронакризис. Эпидемия ощутимо отбросила назад успехи женщин и ущемила их права, что чревато триллионными потерями для мировой экономики. Дамская рецессия — в материале «Ленты.ру».

Мягкая сила

Сегодня практически все международные компании придерживаются принципа разнообразия — не только расового, религиозного, культурного, возрастного, но и гендерного. Представительство женщин в советах директоров по всему миру продолжает увеличиваться, однако число занимающих пост председателя среди них все еще невелико. На долю женщин приходится 12 процентов мест в советах директоров, но возглавляют они только 4 процента советов директоров.

Тренд набирает обороты последние несколько лет: в 2021 году женщины возглавили 41 компанию из списка Fortune 500 (в него входят 500 крупнейших американских корпораций по общему доходу — прим. «Ленты.ру»), а в 2018-м на позиции CEO претендовали всего 28 женщин. Лидерами по числу женщин-боссов остаются европейские страны, долгие годы первенство удерживала Швеция, но к 2021 году она потеряла свои позиции и уступила Франции и Норвегии: на женщин в руководстве компаний там приходится по 45 и 40 процентов соответственно, а в Швеции — 38 процентов.

Смена лидера объясняется государственной политикой: во Франции и Норвегии введены квоты, которые принуждают корпорации соблюдать 40-процентный порог. Такую же тактику выбрала Германия: теперь в советах директоров, которые состоят из трех и более человек, должна быть минимум одна женщина. В Италии среди членов правления и наблюдательного совета публичных и государственных компаний должно быть не менее 33 процентов женщин, а в Австрии — 35 процентов от руководства госорганизаций.

Избавление от половых предпочтений при устройстве на работу несет в себе практическую пользу. По данным консалтинговой компании McKinsey&Company, число женщин-лидеров напрямую влияет на рост прибыли: компании, в которых доля женщин-руководителей превышает 30 процентов, могут быть до 48 процентов экономически успешнее организаций, в которых этот показатель составляет до 10 процентов. Выводы McKinsey&Company подтверждает недавнее исследование Колумбийской бизнес-школы: стоимость фирм хотя бы с одной женщиной на позиции топ-менеджера на 40 миллионов долларов выше, чем тех, где эту позицию занимают только мужчины, а выручка компании может вырасти на 6 процентов.

12
триллионов долларов
может получить мировая экономика за счет женщин-боссов

Если каждая страна мира будет стремиться к гендерному разнообразию, к 2025 году мировой ВВП вырастет на 12 триллионов долларов, заключили эксперты аналитической компании Boston Consulting Group (BCG). «Женщины лучше справляются с работой в многозадачном режиме, им в большей степени присуща роль интегратора. Кроме того, женщине, чтобы стать топ-менеджером, приходится гораздо больше работать над собой и проходить гораздо более жесткий отсев, чтобы занять эту должность. И те, кто в финале добивается продвижения, как правило, очень и очень конкурентоспособны», — объяснила председатель совета Клуба независимых директоров Сколково Татьяна Олифирова.

Новые возможности

Россия пока отстает от Европы по количеству руководящих женщин, но их число не так уж и мало. По подсчетам Deloitte, в 2020 году их доля составила около 20 процентов, при том что еще три года назад женщин в советах директоров российских фирм было только 8,5 процента. Чаще всего они работают в образовании, общепите и здравоохранении, а меньше всего гендиректоров-женщин — в сферах строительства, добычи, безопасности и энергетики.

В теории число женщин-гендиректоров можно было бы увеличить за счет введения квот, как в Европе. Но на формирование кадрового резерва необходимо время, а искусственные стимулы приведут к тому, что на руководящие должности попадут люди, которые к этому не готовы, считает директор по работе с органами государственной власти ВЦИОМ Кирилл Родин. «По нашим оценкам, в следующие десять лет ожидается увеличение "женского кабинета" в политике и бизнесе на 30 процентов, однако мера квотирования вряд ли станет эффективной, она лишь усугубит естественный процесс женского присутствия», — считает президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич.

Несмотря на то что исторически женщины в России составляют примерно половину трудоспособного населения (по статистике на тысячу женщин приходится 866 мужчин), их зарплаты почти на треть (30,6 процента) меньше, чем у российских мужчин. Это один из самых высоких зарплатных разрывов среди стран с высоким и средним уровнем доходов. Лучше, чем в России, дела обстоят, например в Коста-Рике, Мексике, Албании и Турции.

Карьерным успехам женщин в России во многом мешают стереотипы: 59 процентов россиян полагают, что финансовое обеспечение семьи должно быть возложено на мужчину. Почти пятая часть граждан считает, что женщинам и вовсе не нужно работать. Но с 2021 года перед россиянками открылось больше возможностей для работы: им теперь предоставлены сферы, традиционно считавшиеся мужскими. Теперь женщинам в России стало доступно больше профессий: они могут работать, например, машинистами электропоездов в Московском метро, дальнобойщицами, трактористками, служить на кораблях.

Расширение роли женщин в экономике и политике поддерживают и российские власти, усмотрев в этом стимул для развития страны. «Включение женщин в активную общественную жизнь, в активную научную, творческую работу — это чрезвычайно важный ресурс для всей страны на будущее», — говорил президент Владимир Путин. Глава Совфеда Валентина Матвиенко подтвердила: россиянки стали активнее участвовать в бизнесе и государственном управлении, им предоставлены широкие возможности.

Сокрушительный удар

Мировые успехи в продвижении гендерного равенства оказались под угрозой. Пандемия коронавируса и спровоцированный ею кризис сильно ударил по карьере женщин: по всему миру, в том числе в России, они оказались главными жертвами эпидемии. Они активнее мужчин заняты в наиболее пострадавших отраслях экономики: туризме, общепите и развлечениях. Кроме того, они чаще оставляли работу, чтобы быть рядом с детьми, когда закрывались школы.

На фоне общемирового спада женщинам стали реже доверять руководящие посты, констатировал сервис по подбору персонала Heidrick & Struggles. Топовые должности они сейчас занимают только в 3 процентах крупнейших мировых компаний. Для сравнения: до эпидемии женщины получили в четыре раза больше рабочих мест в 965 крупнейших фирмах по всему миру. Сейчас компании с большей вероятностью выберут нового лидера, который уже занимал пост генерального директора, и в этой роли преобладают мужчины.

Последствия от половых предпочтений при устройстве на работу могут оказаться плачевными. Ученые из Университета штата Орегон (США) заключили, что подобная практика приводит не только к дискриминации работников, но и к общей потере производительности, а это чревато убытками. По оценкам экспертов Всемирного банка, из-за неравной оплаты труда страны ежегодно теряют триллионы долларов. В частности, от 15 до 30 триллионов долларов в год составляют убытки мировой экономики из-за ограниченного доступа девочек к образованию и нереализованных возможностей по повышению производительности труда и доходов женской части населения.

На примере компании из списка Fortune 500 ученые показали, что из-за потери производительности на фоне дискриминации сотрудников за год она может потерять от 2,8 до 17 миллионов долларов. Во время пандемии женщинам стали меньше доверять управление: в 2020-м на долю женщин пришлось только 39 процентов новых назначений на посты гендиректоров по сравнению с 44 процентами годом ранее. Складывающуюся ситуацию окрестили «первой женской рецессией», она рискует обернуть вспять прогресс в гендерном равноправии, достигнутый за последнее десятилетие. Так что сейчас все зависит от того, насколько быстро мир сможет справиться с эпидемией.