Александра Коллонтай

«Она стала самой известной женщиной в стране» Как советская революционерка влюбляла в себя чиновников и отчаянно боролась за права женщин

Ценности

Советская революционерка и посол Александра Коллонтай с легкостью влюбляла в себя мужчин и вызывала ненависть у женщин. Она отклоняла предложения руки и сердца от высокопоставленных чиновников, была знакома с российским императором и принимала у себя европейских принцев. К ее словам прислушивался Ленин, ей покровительствовал Сталин. Несмотря на то что с детства Коллонтай привыкла к изысканной еде, дорогой одежде и бриллиантам, она отчаянно боролась с буржуазией, однако к старости вернулась к роскошному образу жизни. Любимым днем года у Александры Коллонтай было 8 Марта. Это был ее личный праздник — вместе с соратницами она решила отмечать его как день борьбы за права женщин. О работе и жизни первой советской женщины, получившей пост дипломата, — в материале «Ленты.ру» из цикла о политических деятелях всех времен и народов.

«Осенью 1943 года я провела с Александрой Михайловной целый месяц в санатории Месеберг, который стал для меня университетом. За эти дни совместного пребывания в санатории мы ближе узнали друг друга, и о многом было переговорено. (…) Александра Михайловна была одета элегантно, чуть-чуть модно и из моды выбирала только то, что ей шло, нравилось. У нее был свой, "коллонтайский" стиль во всем. Тонкие руки не соответствовали несколько располневшей с годами фигуре, но пышные рукава, перехваченные в нескольких местах лентами, воротник а-ля Медичи превращали скромное строгое платье в королевское», — описывала Коллонтай Зоя Воскресенская в своей книге «Теперь я могу сказать правду. Из воспоминаний разведчицы».

Замуж за брата

О советской революционерке, которая впоследствии стала послом СССР в Швеции, слагали легенды. Началось это еще в юности.

Александра родилась в семье полковника Генерального штаба Михаила Домонтовича, выходца из старинного дворянского рода. Вначале семья жила в дорогом трехэтажном особняке, принадлежащем его старшему брату, сенатору. Через несколько лет Михаил Домонтович получил звание генерала, и семья переехала в роскошную казенную квартиру, расположенную по пути в Петергоф.

У маленькой Александры было все, что полагается генеральской дочери: отдельная комната, няня-англичанка, шкаф с дорогими платьями, огромная библиотека и лучшие учителя, на которых отец не жалел денег. Уже в детстве она в совершенстве владела четырьмя иностранными языками. Родители были уверены, что будущее их дочери вполне определено: балы, удачное замужество, поездки в усадьбу и за границу. Но жизнь Александры сложилась иначе.

Девушка не успела выйти в свет, как сразу же привлекла внимание кавалеров. Некоторые из них не могли вынести ее отказа выйти замуж и сводили счеты с жизнью. В 1890 году Коллонтай представили наследнику престола — будущему императору Николаю II.

Жизнь Александры была счастливой и беспечной. Одно лето она проводила в ялтинском поместье генерала Дондукова — одного из друзей отца. Там собрался весь цвет Петербурга. Девушка купалась в море, каталась верхом и танцевала на балах. Однажды она весь вечер протанцевала с генералом Тутолминым. Сорокалетний мужчина, получив согласие родителей Александры, сделал ей предложение.

Выйти замуж за героя войны, прекрасно образованного и начитанного, мечтали многие барышни. Однако Александра отказалась, решив, что свяжет себя узами брака только по любви

Ее избранником стал троюродный брат — Владимир Коллонтай, выходец из семьи обрусевших поляков. В браке с ним Александра родила сына Михаила. Несмотря на сильные чувства к супругу, Александра вскоре поняла, что тихая семейная жизнь не для нее: все казалось ей скучным и банальным. Вначале она завела роман с близким другом мужа, офицером Александром Саткевичем, однако и это ей вскоре надоело. После нескольких лет брака, оставив маленького сына на попечение родителей и мужа, Коллонтай уехала в Европу.

«Она была одета не так, как русские эмигрантки»

К тому времени Александра уже прониклась революционными идеями. За границей она познакомилась со всеми известными теоретиками марксизма и впоследствии стала одной из самых знаменитых женщин своего времени. Веселая и жизнерадостная Коллонтай блистала на танцах в мехах и драгоценностях. Многие писатели в своих мемуарах восхищались ее умением наряжаться.

Она показалась мне красивой, одета была не так, как обычно одевались русские эмигрантки, желавшие подчеркнуть свое пренебрежение к женственности, да и говорила она о том, что должно было увлечь восемнадцатилетнего юношу

Илья Эренбург
писатель и военный корреспондент

Однажды Коллонтай остановилась в небольшом швейцарском городке Монтре, расположенном на берегу Женевского озера. В гостинице она встретила свою петербургскую подругу и ее мужа. В честь этого в номере решили устроить шикарный ужин. Пара потом вспоминала, что официант, прислуживающий за обедом, был шокирован, увидев знаменитую революционерку, которая надела свои лучшие меха и драгоценности.

На деньги, которые ей присылал отец, Коллонтай исколесила Европу, побывала в Италии, Франции, Финляндии, Швейцарии. Ее всегда окружали поклонники. Любовниками Коллонтай считались знаменитый экономист, социал-демократ Петр Маслов, революционер Леонид Красин и пролетарий Александр Шляпников, с которым она рассталась в 1914 году, когда началась Первая мировая война.

Александру тогда пригласили читать лекции в США. Чтобы спасти своего 20-летнего сына от призыва на фронт, она решила увезти его за океан. Ее выступления, к слову, произвели фурор: за короткое время революционерка объездила 123 города. Известие о Февральской революции 1917 года застало ее в одном из норвежских санаториев, расположенных в горах.

Через некоторое время Коллонтай вернулась на родину. Элегантная, яркая, она считалась одним из лучших большевистских ораторов. Партия отправила ее выступать перед моряками Балтийского флота. На одном из митингов 45-летняя Коллонтай познакомилась с 28-летним Павлом Дыбенко. Окружающим они казались странной парой: Александра — одна из самых образованных женщин своего времени — и малограмотный матрос родом из крестьян.

«Ну вот я и на территории капиталистической страны с ее духом белогвардейщины»

В новом государстве Коллонтай получила высокий пост наркома по социальным вопросам. После революции она стала самой известной женщиной в стране, едва ли не единственной, кто позволял себе спорить и не соглашаться с Лениным. В конце 1917 года она подписала постановление об охране материнства и младенчества. При ее участии подготовили проекты декретов о расторжении брака и о гражданском браке, в законодательстве закрепили отпуска по беременности и родам, создали систему яслей и детских садов.

Ее брак с Дыбенко продлился недолго и распался из-за его измен. Коллонтай всегда считала ревность устаревшим чувством, она с легкостью оставляла одних мужчин ради других, однако в этой ситуации была потрясена, узнав, что любимый муж встречается за ее спиной с молодой любовницей. Более того, вместе с новой возлюбленной он занял огромный особняк, обставил его дорогой мебелью и устраивал там вечеринки.

Расставшись с неверным мужем, Коллонтай попросила Сталина, который в тот момент фактически возглавил Советское государство, отправить ее за границу на дипломатическую должность. Несмотря на то что в начале 20-х годов она оказалась в опале как организатор рабочей оппозиции Ленину, новый лидер пошел ей навстречу. Местом службы была назначена Норвегия, а затем Швеция.

Оказавшись на месте, Коллонтай написала в дневнике: «Ну вот я и на территории капиталистической страны с ее духом белогвардейщины. За стеной полпредства враждебный нам мир. (…) Первое, что я сделала, — это купила себе две пары туфелек, такие легкие, красивые и по ноге»

Постепенно Коллонтай вернулась к жизни, которая была у нее в детстве, только теперь место балов заняли торжественные мероприятия в посольстве. Одно из них она описывает в своем дневнике так: «Прием для дипломатов, правительства и общественности я обставила с подобающей роскошью. На шести столах стояли двухкилограммовые банки со свежей икрой — роскошь небывалая в Норвегии. Даже на обедах у короля свежая икра подается лишь на маленьких сандвичах. Живые цветы, лакеи с советским "Абрау-Дюрсо" усердно подливали в бокалы, а в перерыве давался концерт русской музыки, и молодая норвежская танцовщица танцевала на манер Дункан под русские мелодии».

«Кто посмеет подумать, что мадам Коллонтай носит украшения из простого стекла»

Дорогие украшения Коллонтай носила не всегда, иногда предпочитала бижутерию. Однажды ее пригласил на встречу младший брат короля Швеции, принц Евгений. Перед этим она заехала в магазин «Темпо», где любая вещь стоила одну крону. Она выбрала брошь с хрустальными камешками. Сопровождавшая ее Зоя Воскресенская упрекнула Александру, что к принцу в таких «драгоценностях» приходить нельзя.

Я надеюсь, принц Евгений не приглашает на прием ювелиров. Он художник, понимает толк в живописи, а вот отличить хрусталь от бриллиантов чистой воды едва ли сможет. Кроме того, мне кажется, он близорук. И кто посмеет подумать, что мадам Коллонтай носит украшения из простого стекла

Александра Коллонтай

Будучи дипломатом, она выполняла личные поручения советского лидера Иосифа Сталина, вела секретные переговоры. Так, ей удалось удержать условно нейтральную Швецию от вступления в войну на стороне Германии. Однако ее главным достижением на посту считается победа на переговорах по выводу из войны Финляндии, воевавшей вместе с немцами. Не помешало ей и то, что эти переговоры она вела, уже будучи прикованной к инвалидному креслу.

О личной жизни советский дипломат тоже не забывала, она отдавала предпочтение мужчинам моложе себя. После Дыбенко ее новым избранником стал 30-летний французский коммунист Марсель Боди, а потом секретарь советского посольства Семен Мирный. Он был на 26 лет моложе своей 58-летней избранницы.

В 1945 году уже пожилая Коллонтай была вынуждена вернуться в Москву из-за болезни. Она не была дома около 20 лет. Вернувшись на родину, она продолжила работать в Центральном аппарате МИД. Не дожив трех дней до своего 80-летия, первая советская женщина-посол умерла. О ее смерти сообщила всего одна газета, напечатавшая не более 30 строк некролога, подписанного бывшими соратниками.