Вводная картника

«Крайне неустойчив и падок до женщин» Дружба с Брежневым, устрицы в Париже и череда романов: как Черненко провел год во главе СССР

Ценности

В феврале 1984 году вместо скончавшегося от тяжелых последствий оспы Юрия Андропова к власти пришел 72-летний Константин Черненко, который тоже был болен. Советские граждане тогда испытали смешанные чувства: одни были глубоко разочарованы, другие могли лишь шутить о происходящем. Черненко провел на посту лидера страны чуть больше года, и большую часть этого времени находился в больнице. За свое недолгое правление политик, которому не удалось скрыть порочащие его биографию факты, успел насладиться ресторанами Парижа, но прослыл пьяницей и ловеласом. Об образе жизни бывшего генсека СССР — в материале «Ленты.ру» из цикла о роскошных привычках правителей всех времен и народов.

«Заморским блюдам он предпочитал пельмени сибирские»

Став генсеком в 1984 году, Константин Черненко первым делом получил машину, которая возила членов его семьи. Они в то время жили на даче в Усове, за Барвихой, и в роскошной резиденции в Огареве. Сам глава государства много времени проводил в больнице — из-за прогрессирующей легочно-сердечной недостаточности с каждым днем дышать ему становилось все тяжелее.

С Константином Устиновичем всегда были проблемы. Когда, скажем, ему полагался новый костюм, с великим трудом удавалось его уговорить поехать на примерку. Всего костюмов у него было пять-шесть: летние, повседневные и праздничные

жена генсека Анна Черненко

Продукты Черненко получали из специальных магазинов для членов Политбюро. Как потом рассказывала его супруга, «выбор там был лучше». В еде, по ее словам, Константин Устинович был неприхотлив: любил мясо по-домашнему и пельмени. «Я прошла с мужем целую школу лепки пельменей. Когда был жив его папа, Устин Демидович, то мы при готовке чинно, как на параде, выстраивались в ряд и делали до четырехсот пельменей. Один раскатывал тесто, другой его готовил, кто-то вырезал стаканчиком, кто-то клал фарш», — рассказывала жена Черненко.

Обычно своим вкусам чиновник не изменял. Исключение составила лишь поездка во Францию — как оказалась, это была его последняя зарубежная командировка. В Париже Черненко встречался с французскими коммунистами, а после официальных мероприятий посещал Лувр и Дворец инвалидов, улицу Мари-Роз и ее главную достопримечательность — музей-квартиру Ленина, побывал и на могиле Наполеона.

Особенно генсека поразил ночной Монмартр. «Ему удалось познакомиться и с французской кухней, которую он назвал превосходной. Он был, в общем-то, человеком не очень предрасположенным к кулинарным изыскам, заморским блюдам предпочитал капусту квашеную да пельмени сибирские, однако и устрицам французским отдал должное», — писали потом об этой поездке СМИ.

«Прославился на всю область как пьяница и бабник»

В биографии Константина Устиновича много белых пятен — и это неудивительно. Их создал сам Черненко, воспользовавшись служебным положением. В 1960-е он возглавил Общий отдел ЦК КПСС, где получил доступ к важным партийным секретам. Черненко установил строжайшую систему допуска к архивным документам, стараясь надежно спрятать спорные страницы своей биографии. Однако сделать это оказалось непросто: некоторые скандальные эпизоды все-таки просочились в прессу.

Константин Устинович родился в 1911 году в семье украинских крестьян, перебравшихся в Сибирь. Спустя годы его родную деревню затопили при создании Красноярского водохранилища. Родственников у Черненко было много, впоследствии многих он устроил на хлебные места. Впрочем, делал он это довольно скрытно, не вызывая раздражения в советском обществе.

Окончив сельскую школу, Константин Черненко решил двигаться по партийной линии. Уже в 18 лет он стал заведующим отделом агитации и пропаганды в райкоме комсомола. Вернувшись из армии, будущий генсек хотел и дальше продолжать успешно начатую карьеру. Он быстро стал секретарем Красноярского крайкома ВКП(б), а в разгар Великой Отечественной войны попал в Высшую школу партийных организаторов при ЦК ВКП(б). Окончив ее, по распределению оказался в Пензе. Успешного работника собирались взять на работу в Москву, в центральный аппарат, но этим планам не удалось осуществиться. Подвел моральный облик кандидата.

В столичные партийные органы пришло письмо от некой Нины Кушнер, в котором она рассказала, что была женой Черненко, однако он бросил ее после смерти их общего ребенка и ушел к другой женщине, которая родила ему сына. Но и ее он оставил ради новой возлюбленной.

Впоследствии Черненко постарался уничтожить все документы, связанные с проверками по этому письму, однако однопартийцы пришли к выводу, что порочащие репутацию Константина Устиновича факты все же достоверны. Вместо Москвы Черненко отправили в Кишинев, где он занял пост заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии.

Черненко в морально-бытовом отношении был крайне неустойчив и падок до женщин

замсекретаря партийного бюро Управления пропаганды и агитации ЦК Константин Калашников

Когда был секретарем в Пензе, прославился на всю область как пьяница и бабник

коллега Черненко по партийной работе Анатолий Черняев

В официальной биографии Черненко указаны всего две жены. Первой его избранницей стала сибирячка Фаина Елисеева, в браке с которой родились сын Альберт и дочь Лидия. Второй — Анна Любимова, роман с которой он закрутил, еще будучи женатым. Они познакомились в Высшей партийной школе во время войны. Константину Устиновичу было тогда 33 года, ей — 31. Через три месяца он признался жене в связи с другой женщиной. В браке с Анной у Черненко родились еще трое детей.

Охота с Брежневым

В Кишиневе произошла судьбоносная встреча Черненко с Леонидом Ильичом Брежневым, который в тот момент был первым секретарем ЦК КП(б) Молдавии. Знакомство переросло в дружбу. Леонид Ильич оценил навыки Черненко как хорошего исполнителя. Двигаясь по карьерной лестнице, Брежнев тянул за собой и Черненко.

В 1956 году Константин Устинович все-таки оказался в Москве и занял пост заведующего сектором массовой агитации в отделе пропаганды и агитации ЦК КПСС. Через девять лет, когда Брежнев стал генсеком, Черненко получил должность заведующего Общим отделом ЦК КПСС. При Леониде Ильиче он дважды становился Героем Социалистического Труда. Третью «Золотую звезду» он получил в 1984-м — на свой последний день рождения.

Во второй половине 1970-х годов, когда здоровье Брежнева начало ухудшаться, его друг Черненко вошел в ближайшее окружение генсека и стал членом Политбюро. Брежнев часто звонил Черненко, советовался и давал поручения. Праздники они тоже проводили вместе. Чаще всего Леонид Ильич собирал ближайших помощников, членов Политбюро Андропова, Устинова и других, в охотничьих угодьях Завидово.

Участие в охоте с Брежневым было знаком особого расположения, такой чести в окружении генсека удостаивались не все. При нем Завидовский заказник приобрел особый статус: там появилась двухэтажная резиденция, отделанная мрамором, гранитом и ценными породами дерева, спецгостиница на 12 номеров люкс с бильярдом, каминами и кинозалом. Помимо этого, для генсека и его друзей построили большой бассейн, прачечную, холодильную камеру для трофеев и специальный колбасно-коптильный цех, в котором готовили мясо лосей, оленей и кабанов. Выезды представителей номенклатуры в Завидово проходили по отлаженному сценарию: охота, выпивка и баня.

«Атмосфера была как на рынке»

После смерти Брежнева власть оказалась в руках сторонников Юрия Андропова, ставшего главой Советского Союза. Через полтора года его сменил Черненко, который к тому времени уже был тяжело болен. Из-за серьезных проблем с дыханием он поздно просыпался, на работу приезжал после 10 часов, а домой уезжал после 22 часов.

За 13 месяцев пребывания Константина Устиновича на высшем руководящем посту в СССР произошли некоторые изменения. Например, начали реформу школы, которая предусматривала обучение с шести лет и введение пятидневной учебной недели.

В 1984 году Черненко ответил на бойкот американцами Олимпиады-1980, проходившей в Москве: сборная СССР отказалась участвовать в Играх в Лос-Анджелесе. Кроме того, при нем начали преследовать представителей русского рока

Генсек был сторонником партийной реабилитации Сталина, но осуществить этот проект ему не удалось. Зато он восстановил в партии бывшего наркома Вячеслава Молотова — знаменитого деятеля сталинской эпохи, которому в тот момент было 94 года. В связи с этим по СССР разошлась шутка, что Черненко нашел себе преемника.

В феврале 1985 года прошли выборы в Верховный Совет РСФСР. Черненко в то время лежал в палате Центральной клинической больницы: в его окружении понимали, что он доживает последние дни. Осознавали это и советские граждане. По телевизору показали церемонию вручения генсеку удостоверения депутата — для этого в палате создали декорации избирательного участка. Лидер страны задыхался, еле говорил и фактически не мог стоять без посторонней помощи.

Через месяц Черненко умер. Его похороны прошли довольно быстро и формально. Как потом вспоминал заместитель заведующего международным отделом ЦК КПСС Анатолий Черняев, у выхода из Колонного зала атмосфера была как на рынке — «громко смеялись и обменивались посторонними репликами». Черненко стал последним, кого похоронили у Кремлевской стены.