Вводная картника

Сезон похоти

Черная королева, феминизм и сто постельных сцен: что не так с главным сериалом-рекордсменом Netflix

Культура

Сериал от Netflix «Бриджертоны» (Bridgerton), вышедший к концу 2020 года, всего за месяц стал самым популярным телешоу стримингового сервиса — в январе околоисторическую мелодраму с откровенными сексуальными сценами, чернокожей аристократией и дворцовыми интригами в эпоху британского Регентства посмотрели более 82 миллионов зрителей по всему миру. И это не все — на волне популярности проекта в Великобритании подскочил спрос на кружевное нижнее белье наподобие того, что в постельных сценах надето на главной героине, а также на ювелирные украшения в стиле начала XIX века. Хайп вокруг телешоу напоминает историю еще одного недавнего хита Netflix «Ход королевы», после выхода которого в США смели с прилавков магазинов шахматные доски. О том, что на самом деле представляет собой костюмная мелодрама, — в материале «Ленты.ру».

1813 год, Лондон, начало светского сезона — в город из отдаленных имений стекаются аристократы, изголодавшиеся за зиму по модным тусовкам. Для обеспеченной семьи Бриджертонов это время невероятной важности — пора выдавать замуж старшую дочку Дафну (Фиби Дайневор). Та, удостоившись похвалы от самой королевы Шарлотты (Голда Рошевель), становится фавориткой нынешней ярмарки невест; впрочем, из-за чересчур заботливого старшего брата Энтони (Джонатан Бэйли), пытающегося подобрать сестре лучшую партию, все ее потенциальные женихи быстро рассеиваются. Кроме одного — лорда Бербрука (Джэми Бимиш), который решил во что бы то ни стало заполучить дебютантку в жены.

Дафну внимание малоприятного ухажера ничем не прельщает; к счастью, от назойливого Бербрука ее спасает Саймон Бассет, герцог Гастингс (Реге Пейдж), самый завидный жених сезона, который, однако, остепеняться не намерен, и от вьющихся вокруг него дам с их мамочками лишь устало отмахивается. Саймон предлагает Дафне пакт: он притворяется ее ухажером, благодаря чему от него отстанут многочисленные дебютантки, а Дафна, по его логике, вновь станет объектом желания всех мужчин Лондона. План работает, однако хитрость Саймона и Дафны оборачивается против них — оба начинают испытывать друг к другу уже совсем не дружеские чувства.

Параллельно главной сюжетной линии разворачивается множество других: старший Бриджертон, взявший на себя управление делами семьи после смерти отца, страдает по оперной певице, с которой не может жить открыто из-за статуса; погрязшая в долгах семья Фезерингтонов пытается выдать замуж сразу трех девушек, да еще и беременную родственницу из провинции; при этом все семейные тайны, сплетни и скандалы высшего света Лондона быстро становятся достоянием общественности благодаря таинственной публицистке Леди Уислдаун — ее личность пытается раскрыть младшая сестра Дафны Элоиза (Клаудия Джесси) .

Что такое эпоха Регентства?

Мелодрама «Бриджертоны» разворачивается в период Регентства, который назван так в честь правления Георга IV, принца, правившего как регент вместо больного отца Георга III. Для высшего света Великобритании это время выдалось относительно спокойным и «пузатым». Регентство предшествовало промышленной революции и индустриализации, аристократия набивала карманы богатствами колоний, проводя большую часть времени в провинции, а в городах собиралась в основном для светских мероприятий.

Поэтому светские сезоны были событием в жизни аристократии весьма важным, а для юных дам, которых собирались выдавать замуж, — и вовсе главным событием в жизни, к которому их готовили все детство. Дебютанток формально представляли обществу в Сент-Джеймском дворе на ежегодном балу королевы Шарлотты; за ним следовала целая вереница светских мероприятий, на которых девушки знакомились с потенциальными женихами. Для женщин, ограниченных как строгими социальными рамками, так и несправедливыми законами, успешное замужество было доминирующим способом преуспеть в обществе; поэтому к выбору жениха на светских сезонах относились скорее как к бизнес-сделке, нежели как к романтическому союзу.

Светские сезоны этой эпохи описывала в своих романах их современница Джейн Остин, однако большинство литературных произведений, романтизировавших этот период, появились столетия спустя. Одним из таких популяризаторов стала Джулия Куинн, на цикле книг которой основаны «Бриджертоны».

Сезон похоти

Любовные интриги, красочные балы, дуэли и признания в симпатии, красивые молодые артисты в главных ролях — все эти традиционные для костюмной мелодрамы элементы «Бриджертоны» эксплуатируют весьма профессионально, заставляя искренне сопереживать и участникам смертельного поединка, и нерешительно взявшимся за руки любовникам. При этом шоу целится в молодую аудиторию — участники балов кружатся под симфонические версии поп-хитов Арианы Гранде и Билли Айлиш (да, там действительно звучат каверы песен Thank U, Next и Bad Guy; а еще композиций Maroon 5, Шона Мендеса и Тейлор Свифт), близость главных героев перерастает в весьма откровенные и продолжительные сцены секса (сказать, что Саймон и Дафна делают это на каждом углу имения герцога, едва ли будет преувеличением — в какой-то момент они едва удерживаются от того, чтобы раздеться прямо за обеденным столом перед прислугой), а в перерывах между светскими раутами персонажи предаются прогрессивным размышлениям о гендерных ролях и браке.

На протяжении всех восьми эпизодов «Бриджертоны» энергично педалируют тему печального положения женщины начала XIX века; правда, антипатриархальная риторика персонажей почти никак не проявляется в их действиях — развития не получают ни рассуждения Дафны о несправедливых социальных нормах, дискриминирующих женщин, ни рефлексия Саймона о неестественности института брака. Эти дискуссии, которые в ином случае могли бы оказаться кладезью сюжетов для теледрамы на сезоны вперед, в итоге сводятся к выводу, что выходить замуж надо не по расчету, а по любви — то есть к теме, поднимавшейся не только в каждой второй голливудской мелодраме о XIX веке, но даже в литературных произведениях того времени.

Ключевая сюжетная линия — развитие отношений Дафны и Саймона — выглядит до болезненности оптимистичной, напоминая любовные истории вроде той, что изображена в картине «Пятьдесят оттенков серого» (только замените БДСМ на более традиционный, но регулярный и непременно горячий секс): молодая героиня ищет настоящую любовь, и — о, счастье! — находит ее в отношениях с до нелепости богатым герцогом-красавчиком, скрывающим некую мрачную тайну о собственном прошлом. Понятное дело, что без препятствий и конфликтов этому роману не обойтись, но преграды, с которыми сталкиваются любовники, выглядят смехотворными даже в выхолощенном мире «Бриджертонов».

Чернокожая монархия

Немало похвалы «Бриджертоны» получили за решение ввести в шоу богатый чернокожий актерский состав в роли британских аристократов и их окружения — это и один из ведущих актеров, возлюбленный Дафны Саймон, и его бывшая нянька и наперсница леди Данбери (Аджоа Андох), его друг-боксер Уилл Мондрич (Мартинс Имхангбе), и, что немаловажно, сама королева Великобритании. Если в цикле романов Джулии Куинн, на основе которого снят сериал, проблемы расовой дискриминации и колониализма попросту не поднимались, то шоу Netflix решило пойти другим, крайне неоднозначным путем — по сюжету «Бриджертонов», расизма в Великобритании начала XIX века нет, и все благодаря тому, что король Георг III женился на чернокожей Шарлотте. Любовь, о чем нам прямым текстом сообщают в четвертом эпизоде, преодолела расизм — словом, сериал делает весьма резкий переход от мелодрамы к фантастике.

Откуда взялась чернокожая королева?

Во время регентства Георга IV роль первой леди королевского двора оставалась за его матерью, королевой Шарлоттой. Она прославилась любовью к искусству, патронажем Иоганна Кристиана Баха (тот учил ее музыке) и Моцарта. Также имя королевы увековечено в названии популярного десерта — шарлотки. Теория о том, что среди предков Шарлотты могли быть африканцы, набрала популярность только в середине XX века — в частности, из-за описаний ее внешности, согласно которым у королевы были «чрезмерно широкие ноздри» и «слишком широкие губы».

При этом едва ли это решение можно назвать единственным способом обогатить актерский состав — что у чернокожего герцога, что у его прославленного друга-боксера есть настоящие исторические прототипы, но, конечно же, их положение в высшем обществе было куда более шатким по сравнению с довольно беззаботной жизнью героев «Бриджертонов». Однако авторы телешоу, не пожелавшие утяжелять сериал грехами колониализма, решили все проблемы одной королевской свадьбой. Иронично, что здесь сериал следует той же стратегии, что и в изображении женской участи, а именно — сглаживает любые острые углы. Даже тот факт, что король Георг, женившийся на Шарлотте, в итоге сходит с ума и теряет власть, оставив чернокожую королеву один на один с белым светом Великобритании (их сын, принц-регент, в сериале не появляется), никак не освещается — власть Шарлотты не оспаривается никем.

Шоураннер Крис Ван Дьюсен, объясняя этот ход, заявил, что сериал следует воспринимать не как урок истории, а как фантазию, и что создателям куда важнее было отразить в «Бриджертонах» современные взгляды на жизнь и сделать веселое шоу. Что ж, в таком контексте гораздо увлекательнее, к примеру, выглядит недавний псевдоисторический комедийный сериал Тони МакНамары «Великая» с Эль Фаннинг в роли российской императрицы Екатерины II — в нем авторы даже не заморачиваются объяснением наличия чернокожих придворных при российском императорском дворе, устраивая вместо этого абсурдистское представление с полусумасшедшими попами и бесконечным пьяным кутежом. В случае с «Бриджертонами» же, как бы сюрреалистично и свежо не выглядел бальный зал, в котором белые и цветные британские аристократы пляшут под хит Билли Айлиш, ничего смелее этого сериал не предлагает, следуя проторенной тропой избитых мелодраматических сюжетов.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности