Вводная картника

«Началось это со школьных КВН»

Зачем мужчины перевоплощаются в женщин и как они зарабатывают этим на жизнь

Ценности

Культура травести — переодевание мужчин в женское платье — так же стара, как человеческая культура в целом. В древности в таком виде гетеросексуальные мужчины зачастую противостояли злым духам или развлекали публику, а в XX веке, порицаемые обществом, тайно снимались для порнографических открыток. В наши дни для любителей подобного рода перевоплощений появился отдельный термин — drag queens. Эта субкультура оказалась настолько востребованной, что ее представители становятся мировыми звездами, а некоторые из них подписывают многомиллионные контракты. «Лента.ру» разобралась, откуда взялись drag queens, и узнала у российских и зарубежных артистов, как они выбрали свой путь и чем их привлекла такая работа.

«Калечить мальчиков считалось нормой»

Переодевание как визуальное перевоплощение мужчины в женщину в древних культурах имело сакральный характер. Так жрец или шаман мог попытаться обмануть духов или, напротив, сделать им приятное. В античной Греции из-за специфики брачно-семейных обычаев мужчины женились довольно поздно, да и потом немалую часть своей жизни проводили в военных походах. Роль женщин в таких ситуациях отводилась подросткам, которые могли соответственно одеваться и краситься.

В любом учебнике по фольклористике можно подробно прочитать о святочных плясках, представлениях и карнавалах у народов Европы, которые непременно сопровождались «травести-шоу». Мужчины переодевались женщинами, женщины — мужчинами, причем и те, и другие с помощью самых разных подручных средств имитировали гипертрофированные половые признаки противоположного пола. Считалось, что подобное поведение, создающее путаницу в переломные и с точки зрения воздействия потусторонних сил самые опасные года, позволяет защитить себя от козней разных злых духов.

В Средние века актерство и скоморошество не поощрялись христианской церковью — их не одобряли ни православные, ни католические священнослужители. Но если мужчин-актеров церковь хоть как-то терпела (хотя и существовал, например, запрет хоронить их на освященной земле пределах кладбищенской ограды), то участие женщин в представлениях считалось совершенно недопустимым оскорблением нравственности. Поэтому в европейских театрах — сначала в бродячих балаганах, а потом и в постоянных труппах, вроде шекспировского «Глобуса», — женские роли играли мужчины.

Амплуа совершенно не влияло на ориентацию артиста: так, Роберт Гоф, первый исполнитель роли Джульетты, был женат. Более того, известно по крайней мере о четырех его детях

Многие пьесы Ренессанса и Нового времени следовали идее и эстетике карнавала и клали в основу сюжета как раз ситуации, когда мужчина переодевается женщиной или наоборот — в числе прочего с целью избежать нежелательного или добиться желательного брака, а также провернуть любовную аферу. Жанр травести не увял, а, напротив, расцвел пышным цветом в «галантном» XVIII столетии, где считалось нормой калечить мальчиков, чтобы сохранить у них высокий голос, похожий на женский, и даже писать оперы специально для таких артистов.

Похожая ситуация с мужчинами-исполнителями женских ролей наблюдалась и в Юго-Восточной Азии, начиная с китайских традиционных костюмированных представлений. В японском театре кабуки по сей день есть особое амплуа — оннагата, женские роли, исполняемые мужчинами. Нужно заметить, что в кабуки у актеров такой грим, что отличить мужского персонажа от женского можно только по костюму и тембру голоса: «героини» повышают голос до фальцета, а герои говорят нарочито резко и грубо.

«Это было социально неодобряемым поведением»

С либерализацией нравов все изменилось: женщины получили разрешение сначала танцевать и петь на сцене, а потом и играть в пьесах драматических театров. Переодетым мужчинам остались роли комических старух и пародийные представления в театре бурлеска. Там никто не ожидал от представителей сильного пола подлинного женоподобия.

Травести занимали свое место и в теневой жизни больших городов: переодетые юноши появлялись в официально запрещенных злачных местах, фотографировались для порнографических открыток — но это было социально неодобряемым поведением. Комические же номера в варьете и цирке вполне допускались

Одним из неофициальных названий для травести-персонажей бурлеска было «примадонна» — ирония на тему того пафоса, с которым относились к своему успеху в XIX и первой половине XX века признанные сопрано и контральто, оперные звезды. При этом всем участникам процесса было ясно, что бурлеск — это одно явление, слегка непристойное, но вполне легальное, а травести-практики в ЛГБТ-среде — совсем другое.

До самой «сексуальной революции» 1960-х годов гонения на геев были нормой в большинстве западных стран (а в СССР статью за мужеложство отменили только когда он уже развалился). Это совершенно не мешало зрителям в кинотеатрах смеяться над приключениями травести-героев фильма Some Like It Hot (в советском прокате — «В джазе только девушки») или над ужимками «героини» Александра Калягина — тетушки Чарли в отечественной комедии «Здравствуйте, я ваша тетя».

«Кончита стала для меня выражением свободы»

Термин drag queen — американский. Второе слово — «королева» — отсылает к насмешливому прозвищу геев, которое было принято в Европе еще двести лет назад. А вот насчет drag ведутся споры. Самая распространенная версия — что это аббревиатура выражения dressed resembling a girl, «одетый как девушка». Другой вариант, менее вероятный, выводят от глагола на идише trogn «носить (одежду)».

Хотя drag queens одевались, как девушки, драться они умели, как парни. В 1960-е годы посетители полуподпольного клуба Stonewall Inn, в том числе и одетые в женские платья, оказали ощутимый отпор полиции, пришедшей разгонять «притон». Этот случай стал первым в долгой череде акций и демонстраций, где геи, в том числе и трансвеститы, отстаивали свои права. Drag queens участвовали в балах и хеппенингах в популярном в 1970-е стиле кэмп. Многие из них были очень популярны в среде людей с нетрадиционной ориентацией.

При этом сами drag queens и эксперты, занимающиеся этой темой, настаивают на том, что следует разграничивать трансвеститов как представителей ЛГБТ-сообщества и артистов, выступающих в женском амплуа на сцене. Для многих из таких артистов их сценический образ не имеет никакого отношения к сексуальной ориентации (какой бы она ни была). Пример иронического отношения к этому аспекту травести-творчества — победительница «Евровидения»-2014 австрийская певица Кончита Вурст, она же артист Томас Нойвирт.

«Я родился в маленькой альпийской деревне, — рассказал Нойвирт корреспонденту «Ленты.ру» уже после завершения «карьеры» Кончиты Вурст. — Я был геем, и на понимание сверстников рассчитывать не приходилось. Я уехал в большой город, чтобы чувствовать себя свободнее. Кончита стала для меня выражением этой свободы, но она — не я, это был лишь один из моих образов. Поэтому у Кончиты была борода: я хотел, чтобы все понимали, что это всего лишь образ, персонаж, а не реальный человек»

Перевоплощение в образ на сцене без отождествления себя с ним полностью — вполне распространенная практика артистов и перформансистов. Примеры подобного рода могут быть весьма разнообразными: от Владислава Мамышева-Монро, популярного в 1990-2000-е годы в числе прочего своими перевоплощениями в американскую кинозвезду Мэрилин Монро, до эстрадной Верки Сердючки (Андрей Данилко). Кстати, еще за семь лет до Кончиты Вурст Верка Сердючка участвовала в «Евровидении», но заняла только второе место.

Одно из самых популярных шоу телеканала Logo, принадлежащего MTV и популярного у ЛГБТ-зрителей, — RuPaul’s Drag Race, где выступают, как легко догадаться из названия, drag queens. Ру Пол, ведущий этой программы и один из самых популярных drag queens в истории, еще десять лет назад подчеркивал, что drag queens — не только не женщины, но даже не одеваются, как женщины, поскольку их высоченные каблуки-шпильки, микроюбки, накладные огромные бюсты и другие предметы гардероба скорей похожи на сценический костюм, чем на повседневную женскую одежду.

То же касается и макияжа: он, как правило, больше похож на артистический грим, нежели на повседневный женский макияж. Травести-артисты обычно используют контуринг, хайлайтеры, накладные ресницы, парики, яркие тени и губную помаду.

«У меня только плюсы от этой профессии»

Переодевание для drag queens не является признаком ориентации или сексуального поведения — это творчество или работа. Российский drag queen со сценическим псевдонимом Stella Diva Fox рассказал «Ленте.ру», как в 2000 году началась его карьера, когда в клубе, где он работал официантом, искали Снегурочку для новогодних корпоративов.

«Мне работается нормально — я работаю и в "натуральных", и в гей-клубах, и на банкетах, и на свадьбах, и на корпоративах, — говорит Stella Diva Fox. — Благодаря этой деятельности я стал профессиональным визажистом и работаю со звездами, с артистами, с продюсерами. У меня только плюсы от этой профессии. Нравится создавать интересные образы, интересные макияжи, что-то воплощать и фиксировать на фото. Я не хожу в женском по улице: я это делаю только для сцены, только для зрителя».

По словам артиста, его семья и знакомые знают о том, чем он зарабатывает на жизнь. «У меня с этим нет никаких проблем, — комментирует drag queen. — Как относятся к моей профессии знакомые — я не интересуюсь, потому что работа бывает разной. И осуждать кого-то за какую-то работу, которая приносит деньги, из которых платятся налоги, — было бы странно».

Часто профессиональные drag queens пародируют известных артистов — это популярный у зрителей жанр. «Кто-то просто делает образы, как перформанс, как фрики, а я из тех, кто делает пародии на артистов. Ролевая модель для меня — интересные женщины: актрисы, певицы», — заключает Stella Diva Fox

«Мое увлечение этой субкультурой началось со школьных КВН»

В субкультуре drag queens есть и профессиональные drag kings — девушки, переодевающиеся мужчинами. Из queen и king вполне может получиться обычная гетеропара. Drag queen Skinny Jenny и его партнерша и девушка Роберт Полис (в обычной жизни — Вера) начали работать вместе, когда в конце 2016 года знакомый попросил Веру сделать ему макияж для выступления в женском образе. «Пару месяцев мы ходили в клуб, где Вера его красила, и он выступал на шоу для начинающих, — рассказал «Ленте.ру» Skinny Jenny. — А после я решил, что у меня тоже может получиться, потому что опыт у меня был: на тот момент я уже пять лет занимался косплеем».

Спустя полгода Вера тоже получила предложение поучаствовать в конкурсе в мужском образе: так появился Роберт Полис. По словам Skinny Jenny, drag queen — скорее образ жизни, чем профессия: «Drag сам по себе приносит не столько деньги, сколько связи и знакомства. У нас с Верой небольшая студия, мы шьем, укладываем парики, делаем грим и бутафорию на заказ. Так что драг был толчком для карьеры и остается важной частью нашей жизни», — заключает Skinny Jenny.

Drag queen, который попросил называть его просто Леля, не выступает в клубах, но и с женщиной себя не отождествляет. «Мое увлечение этой субкультурой началось со школьных КВН, — рассказывает Леля. — Сейчас я просто придумываю себе сложные костюмы, макияж, фотографируюсь. Но даже в соцсети это не выкладываю. Это мое хобби, моя частная жизнь».

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности