Вводная картника

«Начал лицо открывать и увидел — глаз нет»

В Дагестане женщина выдала кукол за мертвых младенцев. Что заставило ее пойти на это?

Россия

В Дагестане во время похорон двух новорожденных детей в саванах нашли кукол — так по российским СМИ прокатилась новость о загадочной подмене умерших детей. Все это напоминало завязку дешевого хоррора, но вскоре выяснилось, что женщина, чьих младенцев приехали хоронить на родовое кладбище, обманула супруга и всех своих родных — она не была беременна, но долгие месяцы притворялась. Почему она так поступила и как это может быть связано с обычаями и тяжелым давлением на кавказских женщин — разбиралась «Лента.ру».

«Правнуки — пускай возле дедушки будут»

На первом появившемся в Telegram-каналах видео — пустая могила на кладбище в Дагестане. Вокруг нее — встревоженные мужчины, женщин не видно. Мужчины с удивлением снимают на телефоны то, что нашли в саванах — там должны были быть умершие дети одного из них, но оказались куклы в подгузниках.

«Вот, Ставрополь, — возбужденно говорит он. — В перинатальном центре на Семашко, 3 родились у меня дети. Я привез их сюда, в Дагестан, хоронить. Начал вскрывать саван — вот, что я увидел. Здесь куклы! Здесь натуральные куклы! Значит, мои дети живы, да, получается?! Сейчас мы поедем, сейчас я им всем уст... Сейчас я им сделаю! И я же их оплакивал!»

О случившемся стало известно 10 февраля. Ничего не понимающий мужчина по имени Дауд Даудов пришел в полицию, где рассказал, как вез из Ставропольского края в Дагестан хоронить на родовом кладбище новорожденных близнецов.

«Яму выкопали возле дедушки. Правнуки — пускай возле дедушки будут, — сказал он на камеру полицейским. — Уже укладывать туда [стали]. Я противился, чтобы их не вскрывали. Братишка мой двоюродный говорит, по-человечески надо сделать — открыть, положить. (…) Я начал лицо открывать первого ребенка и увидел — глаз нет. Второго открываю — то же самое. Куклы — маленькие, как будто дети. В памперсах».

Все это напоминало начало наскоро сделанного фильма ужасов, хотя мужчина не выглядел подавленным — ждал, что скоро ему скажут, что его дети живы.

По словам Даудова, когда жена вернулась домой из перинатального центра, он позвонил ей с работы, чтобы узнать, как она себя чувствует. Та в слезах сообщила ему новость: «Мы детей потеряли». Мужчина в панике поехал домой. Когда он приехал, то увидел, что дети «уже лежали там».

В своих показаниях мужчина сказал, что ни он, ни его жена не знали, что в саван закутаны куклы. «С того момента я уже не отходил от них. Они были у меня на виду постоянно», — рассказал Даудов.

Даудов предположил, что над его женой Лаурой «психологически поработали» люди, которые якобы должны были подготовить тела к погребению. По его версии, женщина написала отказ от дальнейшего лечения, выписалась, получила кукол вместо своих мертвых детей и поехала домой на такси.

«Я думала, что беременна и у меня растет живот»

История быстро распространялась в СМИ. Вскоре стало известно, что жену Даудова обследовали медики, которые пришли к выводу, что она не была беременна и не рожала. Доказательством стало то, что у Лауры не нарушено состояние молочных желез и нет грудного молока.

После этого женщина призналась следователям, что выдумала беременность.

Позднее были опубликованы показания Лауры. В них она призналась, что обманула мужа. Она рассказала, как сделала тест на беременность в июне 2020 года — он был положительный, и женщина поспешила обрадовать супруга. Затем Лаура обратилась в женскую консультацию, и оказалось, что результаты теста ложные. Но Лаура решила не говорить об этом мужу.

«Я видела, как обрадовался мой супруг, когда узнал, что я беременна, поэтому не хотела его огорчать... По этой причине я решила обмануть своего супруга и родственников, симулируя беременность. У меня не было какого-то четкого плана», — рассказала она.

Когда девять месяцев начали истекать, Даудов повез жену в Ставрополь. Они сначала жили на съемной квартире, а потом переехали к брату Лауры. В конце января она решила сходить в детский магазин, чтобы «посмотреть кроватку для своих детей», — там ей на глаза попались те самые куклы-пупсы. Из показаний женщины можно сделать вывод, что в какой-то момент она настолько вжилась в роль беременной, что и правда поверила — у нее скоро появятся дети.

Время от времени я чувствовала, что у меня растет живот. Я надеялась, что все-таки беременна

Девять месяцев прошли, и больше притворяться было нельзя — Лаура стала думать, что делать дальше. 2 февраля она сказала родственникам, что поедет в роддом, но не разрешила им отправиться с ней — сослалась на ограничения из-за коронавируса.

На такси она доехала до перинатального центра, а там, сидя на лавочке, нашла квартиру с посуточной арендой и уехала туда на семь дней. В эти семь дней ей пришла в голову идея с куклами — она вернулась в магазин и купила их. На съемной квартире женщина «надевала на кукол рубашки-распашонки и сидела с ними, как со своими детьми».

9 февраля Лаура решила вернуться домой. Она завернула кукол в пеленки, засыпала в них песок, чтобы они были тяжелее, и вызвала такси. Дома она сказала родственникам, что родились близнецы, но они погибли.

«Кровоизлияние в мозг. Аневризма. То есть она как часовая бомба, в любой момент... То есть ее невозможно проверить», — так пересказывал слова жены Даудов.

«Давят психологически, шантажируют»

Когда все стало ясно, по СМИ разлетелись опровержения: скандальная история с подменой младенцев — фейк. С заявлением выступил глава Ставропольского края Владимир Владимиров. Он назвал ситуацию «очень странной» и пообещал лично разобраться в произошедшем.

«Мертворождений, случаев гибели младенцев тут не было очень давно. А двойных, насколько мне известно, — никогда», — сказал он. Глава региона призвал всех, кто причастен к этой истории, извиниться, а все произошедшее назвал «уроком на будущее».

«Теперь это дело семьи», — написал он в Instagram.

Однако это не совсем так, и полностью снимать с себя ответственность властям преждевременно. Правозащитники считают, что настоящая причина скандала может быть в давлении, которое оказывают на женщин на Кавказе через обычаи и патриархальные представления о том, какую роль жены должны занимать в семьях.

О том, что значит бесплодие для кавказских женщин, «Ленте.ру» рассказала президент Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Кавказ. Мир. Развитие» Саида Сиражудинова:

«Лента.ру»: Оказаться бездетной на Кавказе — действительно большая проблема? Что в таком случае делают мужья?

Сиражудинова: Обычно они давят психологически, упрекают в том, что она [жена] не выполняет свои функции. Иногда может быть угроза разводом, но чаще всего шантаж тем, что она не выполняет свои функции и он имеет право взять вторую жену. И он может взять ее.

Общество не все готово к этому. Институт вторых жен — очень травматичное для женщин явление, и, скорее всего, могла быть реакция на психологическое давление.

А что значит для женщины развод на Кавказе?

Это большая проблема для женщины. Многое зависит от республики. Если говорить об Ингушетии, там это настоящая трагедия. В Дагестане большинство женщин могут создать новую семью, но ярлык разведенной не облегчит ей жизнь. Потеря чувства стабильности, привычного образа жизни, неприятие семьи — некоторым женщинам просто некуда идти. Даже семья может сказать: «если ты разведешься, не угодишь мужу, ты нам больше не нужна». Были случаи, когда женщине предлагали просто жить и терпеть, не принимая назад.

Что ждет бездетных кавказских женщин?

В этом случае муж может угрожать второй женой, и семья может предлагать терпеть [угрозы]. На женщину будут постоянно давить психологически, будут упрекать. Здесь важна позиция мужа — насколько он сильный человек. Знаю несколько случаев, когда муж мог пресечь и сказать: «она бездетная, но она меня устраивает, пожалуйста, при ней не поднимайте этот вопрос и не травмируйте ее». Но таких сильных мужчин немного.

Эта проблема из прошлого или проблема современных кавказских семей?

Это всегда так было. Последние годы, наоборот, ситуация меняется не в лучшую сторону. Проблема многоженства, проблема ответственности за семью — они возрастают. Раньше было больше традиционных связей, ответственности, давления со стороны государства, которое стимулировало сохранение семьи. Сейчас регуляторов очень мало, и появилась специфическая трактовка религии, которая направлена на те аспекты, которые интересны мужчинам, и они умело этим пользуются.

Можете привести примеры?

Та же самая угроза многоженства — она происходит не по закону ислама, а как мужчины хотят. То есть они не обеспечивают равенство ни материально, ни в чувствах. Они одну жену выкидывают на задворки, проводят все время со второй, нарушая требования ислама. Либо они берут тайных жен. Это проблема ответственности. В последнее время детей без отцов становится все больше — браки в большинстве случаев не заключаются официально, и дети остаются необеспеченными со стороны мужчин.

А если мужчина бесплоден?

В этом случае женщины молчат и терпят.

В этом ведь тоже могут обвинить женщин?

В большинстве случаев мужчины отказываются сдавать анализы, поэтому будут обвинять в первую очередь ее. Знаю многочисленные случаи, когда мужчину не заставишь пойти в больницу — они не готовы признать, что они бесплодны. Но есть случаи, когда пытались найти причину, завести детей.

Кроме психологического, может быть физическое насилие?

Проблема домашнего насилия достаточно закрытая, и что происходит — обо всем мы знать не можем. Нет обращений, нет жалоб. Но избивают женщин достаточно часто.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности