Премьер-министр Японии Рютаро Хасимото  и Борис Ельцин

«Они могли стоить Ельцину политической карьеры»

75 лет назад Курилы вошли в СССР. Как Россия объявила острова своими и чуть не потеряла их в 90-е?

Россия

Ровно 75 лет назад, 2 февраля 1946 года, был подписан указ о вхождении в СССР южного Сахалина и Курильских островов. С тех пор Япония не оставляет попыток вернуть эти территории под свой контроль и даже была близка к этому в 90-х. Но кто первый стал хозяином островов и какие интересы преследуют Россия, Япония и США сегодня — «Лента.ру» спросила специалиста по истории российско-японских отношений, доктора исторических наук, профессора Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ) Алексея Плотникова.

«Лента.ру»: Расскажите, что конкретно за событие произошло 2 февраля 1946 года?

Алексей Плотников: Событие это известное — создание в составе РСФСР новой области, Сахалинской (сначала — Южно-Сахалинской), которая существует и сейчас. Она была создана на территориях, которые по итогам Второй мировой войны вернулись в состав нашей страны. Это южный Сахалин и Курильские острова.

Кто первый появился на Сахалине и Курильских островах — русские или японцы? Кто первый объявил свое право на эти территории и кто там жил до этого?

Это история довольно долгая, давайте попробуем изложить ее тезисно. Коренным народом на южном Сахалине и Курильских островах являются преимущественно айны — это первоначальное автохтонное население, которое проживало также на Камчатке и Хоккайдо.

Первыми начали осваивать и Курилы, и Сахалин, безусловно, не японцы, а мы, Россия. Слово «безусловно» употреблено не случайно. Это освоение было связано с хорошо известным историческим явлением, получившим название «великого движения России на Восток». Конец XVII — начало XVIII века — это время, когда, закрепившись на Дальнем Востоке, Россия начала осваивать близлежащие территории. Естественным продолжением Камчатки на юг являются Курильские острова, а напротив устья Амура лежит остров Сахалин. Поэтому эти территории стали объектом русского освоения в первую очередь. Как мы помним, тогда же, к концу первой трети XVIII века встал вопрос о Русской Америке, когда Россия стала активно посылать экспедиции и для освоения Аляски. Это вопрос отдельный.

Это «движение встречь солнцу» происходило очень быстро, даже по историческим меркам стремительно. Это был настоящий «пассионарный рывок», когда за рекордно короткое время, за несколько десятилетий, русские первопроходцы сумели пройти все Курильские острова, вплоть до острова Хоккайдо. И примерно к середине 1760-х годов они достигли южной группы островов, которая сейчас является предметом не прекращающихся территориальных претензий японцев. Так на остров Итуруп — первый из группы южных Курил — в 1768 году высадился казацкий сотник Иван Черный (фамилия в истории освоения Курильских островов известная).

Здесь нужно особо подчеркнуть тот факт, что у России была четко отлаженная система освоения новых земель, в частности, Курильских островов. Эта «государственная программа» предполагала отправку партий так называемых ясашных сборщиков, последовательно, раз за разом, проходивших Курильские острова с севера на юг. Ясак — это дань, налог. На Дальнем Востоке это называлось именно так. Его взимали с местного населения, с тех же айнов, о которых мы говорили. Эти партии включали в себя переводчиков — чаще всего из самих айнов, которые очень быстро переходили в христианство и осваивали русский язык. Среди этих ясашных сборщиков, которыми обычно были сибирские казаки, обязательно присутствовал «государев человек», который в том числе выполнял и чисто официальные задания (функции) — описывал и при возможности составлял чертеж (картографировал) острова. Взимание дани само по себе в то время означало если не окончательное подданство, то важный формально-правовой шаг на пути к подданству: кому ты платишь налоги, того и признаешь своим сувереном.

Кроме этого, что не менее важно, эти партии занимались первичным освоением островов. Это означало разведку полезных ископаемых («рудознатство» по терминологии того времени), опыты с земледелием, основание поселений и, главное, морской и пушной промысел. Также в задачу таких экспедиций входила установка специальных знаков государственной принадлежности. В основном это были кресты, на которых писалось, что это территория России. С точки зрения международного права (правил) того времени, установка такого знака означала, что государство имеет полное право претендовать на эту территорию или даже считать ее своей.

К середине 70-х годов XVIII столетия, а именно к 1775 году русские промысловые партии успешно прошли все Курильские острова от Камчатки до Хоккайдо и «объясачили» там местных айнов. Еще раз подчеркнем, что взимание дани — принципиально важный формальный аргумент для предъявления прав на суверенитет над соответствующей территорией.

В этой связи приведем один очень важный с правовой точки зрения факт, который мы сейчас пока никак не используем в переговорах с японцами, уже изрядно всем надоевшими из-за своего упорного нежелания признавать очевидное. В ходе масштабной экспедиции, вошедшей в историю под названием Южно-курильской экспедиции Ивана Антипина и Дмитрия Шабалина 1775-1782 годов, ясак дважды (я хотел бы это подчеркнуть) был взят не только на южных Курилах, но также на северо-восточной части острова Хоккайдо.

То есть, если следовать логике японцев, мы можем сейчас с полным основанием заявить — и, я думаю, должны это рано или поздно сделать — о том, что, если Япония безосновательно претендует на так называемые «северные территории», у нас есть все законные, правовые и исторические основания претендовать на северо-восточную часть Хоккайдо как на территорию, где мы еще в восемнадцатом столетии дважды объясачили местных аборигенных жителей — айнов. И возразить Токио здесь будет нечего. Это что касается Курил.

Что касается Сахалина, то его освоение шло более медленно. Но там тоже начиная с семнадцатого столетия регулярно высаживались русские экспедиции. Постепенно мы начали создавать на острове свои поселения и заниматься первыми опытами хозяйственного освоения территории. Это, повторим, принципиально важно. Например, запасы угля на острове впервые были разведаны в конце XVIII века. Также там — как и на Курилах — русские промышленники занимались рыбным и пушным промыслом.

В итоге к концу XVIII столетия у России были все международно-правовые (юридические) основания считать Курильские острова своей территорией. Также, повторим, мы могли претендовать на северо-восточную часть Хоккайдо, однако этого не делали. Сахалин же как минимум можно было считать зоной российских государственных интересов.

Японский локдаун

А что Япония?

Что касается Японии, то ситуация здесь была прямо противоположной. Когда нам говорят, что Южные Курилы — «исконные» японские «северные территории», при этом почему-то умалчивают, что в 1639 году в Японии был введен режим изоляции страны, «наглухо» закрывший ее от внешнего мира. Этот режим много чего запрещал: нельзя было общаться с иностранцами, выезжать за границу. Фактически Япония была замкнута в своем внутреннем пространстве, «законсервирована» в рамках своих средневековых границ. Одним из естественных элементов этой изоляции был запрет на расширение государственной территории, которая сложилась к середине XVII века.

О каких претензиях на южные Курилы в этой связи можно говорить, если еще в первой четверти XIX столетия Японии официально не принадлежала даже большая часть острова Хоккайдо? Это очевидно. Все это было прямым результатом существовавшего более 200 лет режима изоляции Страны восходящего солнца от внешнего мира — режима очень строгого, исключавшего какую-либо возможность расширения японской территории.

Поэтому первопроходцами в этом регионе, безусловно, являлись мы, Россия. Прежде всего за счет активного освоения Дальневосточно-Тихоокеанского региона на протяжении всего XVIII столетия, о котором говорилось выше.

Бесспорный с точки зрения международного права факт принадлежности России всех — подчеркиваю, всех — Курильских островов, начиная от Камчатки и заканчивая северо-восточным побережьем острова Хоккайдо, подтверждается и тем фактом, что Курилы были официально включены в российскую территорию. Подтверждением этому, в частности, является известная карта 1796 года, последнего года правления Екатерины II. Это официальное издание называется «Атлас Российской империи». Он состоит из 52 карт. И на одной из них четко показано, что все Курильские острова закрашены в цвета России. Административно они тогда входили в состав Нижне-Камчатского уезда Охотской области Иркутского наместничества.

С Сахалином, как отмечалось, было по-другому. В конце XVIII века в состав России он официально не входил. Но, еще раз хочу сказать, по факту русского присутствия там, русского освоения, описания и исследования этого острова к концу восемнадцатого столетия Сахалин по всем «показателям» являлся зоной (территорией) государственных интересов России, зоной нашего влияния.

Каким было положение к началу Русско-японской войны 1904-1905 годов? Что изменилось после ее окончания?

К началу Русско-японской войны территориальный вопрос был решен. И прежде чем перейти к ней, нужно рассмотреть два аспекта. Во-первых, известный Симодский трактат, который был заключен в начале 1855 года. Это первый официальный договор между Россией и Японией, с нашей стороны подписанный известным адмиралом Ефимием Путятиным, который был там с посольством. В этом договоре в том числе была установлена первая официальная — подчеркиваю, официальная — граница с Японией.

Исходя из реалий середины XIX века Россия признала, что она оказалась вытесненной с части территории Южных Курил Японией, которая создала там свои поселения. Поэтому в итоге сложных переговоров граница на Курилах была проведена между островами Уруп и Итуруп. То есть группа ныне оспариваемых Японией четырех островов, которые они называют своими «северными территориями», в 1855 году была признана территорией Японии: остров Итуруп и острова к югу от него становились территорией Японии, а остров Уруп и острова к северу — территорией России. Остров Сахалин остался в 1855 году неразграниченным.

Далее в 1875 году был подписан Петербургский обменный трактат, в соответствии с которым Россия (тогда мы уже очень активно стали осваивать Дальний Восток) предъявила свои права на весь остров Сахалин. Но японцы упорствовали. На южном берегу Сахалина у них были некоторые временные поселения, фактории, и на этом основании они считали, что часть Сахалина должна принадлежать им.

Россия при этом, хорошо понимая стратегическое значение Сахалина, настаивала на полном контроле Сахалина, потому что это ключ к устью Амура и всему Дальнему Востоку. И после сложных и длительных переговоров в 1875 году пришли к следующим договоренностям: Япония отказалась от своих достаточно «призрачных» прав на южный Сахалин, остров был признан полностью российским владением, а за это Россия (не очень, наверное, предусмотрительно с точки зрения перспективы) отказалась от всей остававшейся у нее после 1855 года части Курильского архипелага — от Урупа и до Камчатки. Поэтому в 1875 году граница была установлена окончательно: весь Сахалин признавался российским, а все Курильские острова — японскими. Это тот статус-кво, с которым мы пришли к Русско-японской войне.

В результате неудачной для нашей страны войны 1904-1905 годов Япония совершила очень непредусмотрительный — с точки зрения перспектив развития государственных отношений с Россией — шаг. Она сделала все для того, чтобы отторгнуть у нас южный Сахалин. Хотя исходя из итогов войны этого можно было не делать. Тем не менее японцы настояли, и, согласно Портсмутскому договору 1905 года, под контроль Токио перешла еще и эта территория.

Таким образом вплоть до 1945 года граница между нашими странами проходила между мысом Лопатка на Камчатке и расположенной дальше к югу Курильской грядой, которая целиком принадлежала Японии. А на Сахалине разделительная черта проходила по середине острова. Северная его часть была российской, а южная — японской.

Договоры мировой и холодной войны

Давайте теперь поговорим о Второй мировой войне. Как решался с союзниками вопрос о передаче СССР южной части Сахалина и всей Курильской гряды? Верно ли мнение, что они послужили «призом» для СССР ради вступления его в войну с Японией?

Ну что значит «призом»? Акцент поставлен некорректно, неправильно. У нас с Японией был договор о нейтралитете. В принципе, Советский Союз мог совершенно спокойно не воевать в 1945 году, дав англичанам и американцам самим завершить эту войну, которая стоила бы им еще нескольких миллионов жизней. Это все прекрасно понимали. С другой стороны, Россия с момента подписания Портсмутского договора в 1905 году всегда заявляла, что она не может признать утрату южного Сахалина, что это не оправдано и несправедливо. Да, это результат военного поражения, но тем не менее к этому вопросу собирались вернуться. В 1925 году, когда мы подписали с Японией договор о восстановлении дипломатических отношений, к нему была приложена специальная декларация, в которой говорилось, что, признавая Портсмутский договор, Советская Россия не несет ответственности за утрату южного Сахалина и что этот вопрос для нас не является закрытым и будет предметом дальнейших переговоров.

Плюс утрата Курильских островов к середине прошлого столетия уже стала серьезно ощущаться, потому что эти острова очень важны в том числе с военно-стратегической точки зрения, для обеспечения доминирующего положения в северной части Тихого океана. В частности, для того, чтобы Охотское море де-факто было внутренним морем России.

Нужно не забывать, что во второй половине XX века встал вопрос об обеспечении действий подводных лодок. Для них очень важны проливы между Курильскими островами. Если они находятся под контролем нашей страны, то нам обеспечен беспрепятственный выход боевых кораблей и подводных лодок в Тихий океан

Если же эти острова принадлежат Японии, для нас возникают серьезные проблемы, учитывая очевидную военно-политическую зависимость Токио от США. То есть это проблемы обороны Дальнего Востока. Об этом никогда не следует забывать.

К тому же у Советского Союза были свои национальные интересы. Мы их никогда не скрывали. И когда союзники настойчиво попросили нас вступить в войну с Японией, дав им, повторим, шанс значительно сократить боевые потери, было ясно, что задачей СССР будет разгром японской сухопутной Квантунской группировки войск в Маньчжурии.
Тогда Советский Союз заявил — и это было с полным пониманием встречено руководством США и Великобритании, — что с нашей стороны есть определенные условия: мы восполняем территориальные утраты, произошедшие в прошлом. В первую очередь Японией возвращается — именно возвращается — южный Сахалин, а также Советскому Союзу передаются все Курильские острова. Тем самым Москва подчеркивала, что Курилы не являются объектом военной экспансии Японии, а перешли под контроль Токио в соответствии с соглашениями 1855 и 1875 годов, о которых говорилось выше.

Все это было зафиксировано в известной Ялтинской декларации, заключенной в феврале 1945 года. Об этом всегда забывают, но там были многие другие важные условия, которые отражали национальные и военные интересы Советского Союза. Среди них признание независимости Внешней Монголии (Монгольской Народной Республики), интернационализация китайского международного порта Дальний (Далянь), возвращение Советскому Союзу на условиях аренды в качестве военно-морской базы Порт-Артура, а также преимущественные права Советского Союза в северо-восточном Китае, в Маньчжурии.

То есть это все то, что мы потеряли в ходе Русско-японской войны. На этих условиях СССР соглашался через два-три месяца после окончания войны в Европе вступить в войну с Японией, что он и сделал в соответствии со своими союзническими обязательствами.

Почему СССР отказался подписать Сан-Францисский мирный договор 1951 года, по которому Япония отказывалась от всех претензий на Курильские острова и Сахалин?

Советский Союз отказался подписать этот мирный договор, с моей точки зрения, совершенно правильно. Дело в том, что есть буква закона, а есть такое понятие, как его «дух». И последнее, не менее важное — это прежде всего справедливые, честные условия договора для той страны, которая его подписывает. Вовсе не обязательно эти условия должны обретать какую-то правовую форму. Но они должны признавать реальные факты и соответствовать международным договорам.

И вот что мы имеем в случае с договором, заключенным в Сан-Франциско в 1951 году. К тому времени холодная война уже вовсю идет. И тогда американцы, которые в силу определенных исторических обстоятельств захватили доминирующее положение в оккупированной Японии после 1945 года, и написали текст этого договора. Более того, они даже не посвятили в детали этого процесса своих ближайших союзников англичан. Это тоже, к слову, интересный факт. В этом договоре отсутствовало очень много принципиальных условий, важных для Советского Союза.

Прежде всего, вопреки заключенным в 1945 году Ялтинским соглашениям, которые сами же американцы и подписали, там не было четко оговорено, кому передаются Курильские острова. Не было четко обозначено, что Курильские острова и южный Сахалин в соответствии с Ялтинскими соглашениями передаются Советскому Союзу. Было лишь абстрактно сказано, что эти территории изымаются из государственного суверенитета Японии наряду с Тайванем, Кореей и многими другими тихоокеанскими территориями.

Были и другие неприемлемые для нас пункты этого соглашения. Это было сделано американцами специально, намеренно, чтобы принизить нашу роль в разгроме Японии и окончании Второй мировой войны. Можно посмотреть стенограммы выступлений советского представителя на Сан-Францисской конференции, которым был знаменитый в будущем наш министр иностранных дел Андрей Громыко. Он очень четко изложил, почему Советский Союз настаивает на том, чтобы его интересы были адекватно отражены в этом договоре. Поскольку с противоположной стороны никакого желания учитывать наши интересы не было, СССР заявил, что на таких условиях этот договор не подпишет. И это абсолютно правильное решение, потому что никогда нельзя позволять никому красть у себя победу, заключая соглашения, которые уменьшают заслуги страны в войне и противоречат ее национальным интересам.

Были и некоторые другие, более мелкие претензии. Но главное то, о чем было сказано выше. Поэтому, подчеркну, я считаю, Советский Союз как государство-победитель в этой ситуации был абсолютно прав.

Непотопляемый авианосец

После этого СССР и Япония подписали московскую декларацию 1956 года, которая прекращала состояние войны и фиксировала согласие СССР на передачу Японии островов Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора. Почему дальше нее дело так и не сдвинулось?

Здесь важны два момента. Первый — это глупость японцев. Я бы прямо так открыто это назвал без всякого политеса. Второй — это целенаправленная политика США. Эти два момента неразделимы. Это, как говорится в известной рекламе, «шампунь и кондиционер в одном флаконе».

Америка с самого начала делала все так, чтобы, во-первых, оторвать Японию от какого-либо влияния СССР, а во-вторых, сделать ее своим "непотопляемым авианосцем", которым она до сих пор для Вашингтона и является

Поэтому, когда речь зашла о заключении мирного договора между СССР и Японией, Америка сделала все, чтобы не допустить полной нормализации советско-японских отношений. И поэтому Японии путем шантажа, «выкручивания рук» и других совсем не дипломатических приемов Америка дала понять, что, если мирный договор с СССР будет подписан на условиях декларации 1956 года, Токио не будет возвращен контроль над Окинавой (которая в то время была оккупирована войсками США, прим. «Ленты.ру»).

Но кроме этого американская дипломатия запустила еще одну кампанию. Америка в этой связи является одним из создателей концепции принадлежности этих «северных территорий» Японии. Там заявили, что так называемые острова Хабомаи (почему они «так называемые», мы сейчас поговорим) и остров Шикотан не входят в состав территории, от которой Япония отказалась. То есть американцы пошли на прямое извращение и нарушение тех соглашений, которые были зафиксированы в Ялте.

Дело в том, что понятие Курильского архипелага везде одинаковое. Существует географическое понятие — Курильский архипелаг. Он не включает в себя никакие «южные», «средние» и «северные» Курилы. Это деление чисто административное.
Курильский архипелаг — это группа вулканических островов (их более 30 или более 40 — смотря как считать), которая простирается от мыса Лопатка на южной оконечности полуострова Камчатка до северо-восточного побережья острова Хоккайдо в районе Немуро и включает в себя все острова между ними, от острова Шумшу на севере до группы безымянных у нас островов, которые входят в состав Малой Курильской гряды, — на юге. В Японии эти самые южные острова называют «Хабомаи».

Американцы, бросив Японии эту наживку, добавили, что помимо этого готовы поддержать претензии Токио еще на два острова — Кунашир и Итуруп. Это была та новация, которая сработала. Вопрос только в том, зачем на эту наживку клюнули японцы, потому что они не могли не понимать, что это не отстаивание их японских интересов, а отстаивание интересов США с целью не допустить нормализации отношений между Москвой и Токио, а также заключения мирного договора между нашими странами на условиях декларации 1956 года.

Когда американцы «запускали» идею о том, что японцам можно претендовать не только на Хабомаи и Шикотан, но также на Итуруп и Кунашир, они прекрасно понимали, что если японцы с этим согласятся (а японцы с этим согласились и подхватили эту идею), то тогда фактически дезавуируется 9-я статья совместной декларации 1956 года. В ней шла речь о возможности передачи Японии только Малой Курильской гряды — острова Шикотан и группы безымянных у нас островов, которые в Японии называются «Хабомаи». Почему мы тогда не применили собственное географическое название островов Малой Курильской гряды — вопрос отдельный.

Главное здесь в том, что японцы, проглотив эту американскую наживку, лишили себя правовой основы, потому что в 9-й статье декларации говорится, подчеркнем, о передаче только Малой Курильской гряды. Если японцы предъявляют претензии еще и на Кунашир и Итуруп, это значит, что они коренным образом пересматривают базовые условия, из которых стороны исходили при заключении этого соглашения, — причем делают это односторонне. Что, в свою очередь, делает данное положение декларации юридически ничтожным. Именно это и произошло.

Но самое главное, что в 1960 году американцы подписали с Японией так называемый Обновленный договор о безопасности, в котором черным по белому написано, что американские войска могут размещаться в неограниченном количестве на любой части территории Японии, и на любой части территории Японии Америка может создавать объекты своей военной инфраструктуры. Я думаю, предельно понятно, о чем идет речь.

Ну да…

Именно поэтому в 1960 году советское правительство последовательно направило Японии три дипломатические ноты (памятные записки), в которых была изложена позиция СССР, заключавшаяся в том, что в новых обстоятельствах мы не можем подписать мирный договор на условиях 1956 года, потому что, во-первых, 9-я статья декларации нарушена и фактически утратила свою юридическую силу, во-вторых, Япония ведет себя недружественно по отношению к Советскому Союзу, и, в-третьих, Япония заключила договор о безопасности с третьей страной (имелись в виду США), согласно которому военные базы этого недружественного государства могут располагаться на любой части японской территории. Советское правительство указывало на невозможность передачи Японии в таких условиях даже островов Малой Курильской гряды, потому что там неизбежно сразу появятся американские базы.

Эти шаги советского правительства были абсолютно правомерны и законны с юридической точки зрения. Также в этих нотах сказано, что вернуться к обсуждению данного вопроса можно будет только тогда, когда все иностранные войска и базы будут выведены с японской территории.

Почему я говорю, что это японская глупость? Потому что они не могли не понимать, что, выдвигая с подачи американцев дополнительные территориальные требования на Итуруп и Кунашир, дезавуируют советско-японскую декларацию 1956 года. Поэтому мирного договора у нас до сих пор нет, и, я думаю, в ближайшее время не будет, потому что в нынешних условиях он утратил всякий юридический и исторический смысл. Это уже анахронизм, который никому не нужен

Ящик Пандоры

Около года назад авторитетное японское информационное агентство «Киодо цусин» сообщило о том, что Михаил Горбачев, находясь у власти, признал необходимость разрешения территориальной проблемы в отношениях с Японией (само наличие которой СССР ранее отвергал). В «Горбачев-фонде» это утверждение назвали выдумкой. Кто же прав?

Это абсолютно никакая не выдумка. Горбачев, известный своей «особой» внешней политикой, и здесь умудрился «побить тарелки». Дело в том, что после 1960 года у нашей страны сформировался четкий подход к отношениям с Японией: нет никакого территориального вопроса, существует та граница, которая сложилась, фактически мирный договор был заключен в 1956 году (Совместная советско-японская декларация от 19 октября 1956 года), а отказ Токио от урегулирования пограничных вопросов на основе этой совместной декларации — это не проблема Москвы.

Поэтому, когда в дальнейшем японцы каждый раз ритуально заявляли, что они намерены обсуждать вопрос принадлежности Курильских островов, им дежурно отвечали (особенно этим отличался наш министр иностранных дел Андрей Громыко, о котором я уже упоминал), что никакого территориального вопроса в отношениях наших стран не существует, вопрос закрыт. И мы прекрасно развивали другие отношения.

Горбачев же подумал, что он и здесь сможет осуществить «прорыв». Поэтому в 1991 году во время переговоров с Японией он пошел на подписание декларации, точнее, заявления (Совместное советско-японское заявление от 18.04.1991), где впервые с 1960 года признавалось существование вопроса о принадлежности островов.

То есть он открыл Курильский «ящик Пандоры». Фактически речь шла о том, что президент СССР нарушил ноты советского правительства 1960 года

Я хочу подчеркнуть, что эти ноты до сих пор официально никем не дезавуированы. То есть наша позиция сохраняется такая: говорить о каких-то изменениях можно только в том случае, когда все иностранные войска и базы будут выведены с японской территории и Япония станет полностью суверенной. Как мы с вами понимаем, в ближайшей перспективе на это рассчитывать не приходится.

Когда Горбачев вернулся в Москву после подписания этого заявления, он был вынужден отчитываться в Верховном Совете СССР. Его спросили, на каком основании он отходит от позиции Советского Союза 1960 года и опять начинает обсуждать то, что давно обсуждено. Горбачев всячески пытался отговориться, что он «не то имел в виду». Единственное, нужно признать, он действительно не согласился сослаться в заявлении 1991 года на декларацию 1956 года. Японцы предлагали включить ее в заявление, но Горбачев сказал, что невозможно вернуться к тем договоренностям, которые по тем или иным причинам не были реализованы, не состоялись. Однако то, что он первым упомянул эти острова как предмет дискуссии, тоже очевидный факт.

Преемник Горбачева Борис Ельцин тоже отметился стремлением урегулировать территориальный спор с Японией?

Когда пришел Ельцин, он вообще очень деструктивно повел себя в этом вопросе. Был очень критический период в 1992-1993 годах, когда, казалось, благодаря «стараниям» своего окружения Ельцин был готов на уступку этих островов.

Небезосновательно считается, что был уже подготовлен проект договора об уступке их японцам. Но поднялась сильная протестная волна общественности — для большинства наших граждан такое решение было абсолютно неприемлемо

В результате даже Ельцину в 1992 году это не удалось, он дал задний ход. Он прекрасно понимал, что настроения в обществе очень серьезные, и это решение могло стоить ему многого, в том числе политической карьеры.

Хотя я не сомневаюсь в том, что проект договора об уступке Южных Курил был готов, речь шла о том, что острова хотели попросту продать японцам. Назывались разные суммы «отступных» в миллиардах долларов, которые должны были заплатить японцы. Но в любом случае это была бы, конечно, грубейшая уступка государственных интересов. Однако, повторю, этого не состоялось, и к концу президентства Ельцина вопрос перешел в достаточно «вялотекущую» форму.

Но с тех самых пор, а именно со злополучного заявления Горбачева 1990 года, во всех официальных документах говорится, что мы будем продолжать вести переговоры о принадлежности Южных Курил. Какие могут быть переговоры о принадлежности Южных Курил, если мы твердо заявляем, что это наш суверенитет? Раз мы не собираемся уступать острова, значит, не нужно таких двусмысленностей. И вот эта «раздвоенность», к сожалению, остается родовой травмой нашей внешней политики по отношению к Японии. Прошло бесконечное число переговоров — и за время президентства Ельцина, и потом, при новой администрации.

Сейчас ситуация стала лучше, но ненамного. Лучше в том плане, что японцы своей абсолютно неконструктивной позицией доказали: они крайне неуступчивы и будут «до последней капли крови» утверждать, что они хотят получить все так называемые «северные территории». Это как минимум группа из четырех южных Курильских островов, то есть Малая Курильская гряда плюс Итуруп и Кунашир. А еще — об этом не нужно забывать — в трактовке многих влиятельных в Японии политических сил (прежде всего, правых и реваншистских) в понятие «северных территорий» входит также южный Сахалин и вся Курильская гряда. То есть все территории, которые Япония потеряла в 1945 году.

Несколько лет назад Япония пошла на беспрецедентный шаг. Японский парламент принял абсолютно возмутительный, провокационный закон о том, что Токио распространяет свою юрисдикцию на так называемые «северные территории».

В создавшейся ситуации с нашей стороны возможен только один вариант, который мог быть реализован еще тогда, когда японцы позволили себе такую наглость — другое слово подобрать трудно. Надо было не только выступить с соответствующим заявлением Государственной Думе, которая достаточно резко осудила этот шаг Японии. Следовало также на более высоком уровне сказать, что после столь вызывающих шагов мы с ними ни о чем говорить не будем.

То есть нужно заявить им то, что было заявлено в 1960 году: вы ведете себя неконструктивно, поэтому никаких переговоров о принадлежности островов мы с вами больше не ведем. Это то, к чему должна прийти в конечном счете российская дипломатия.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности