Вводная картинка

Ваше сиятельство В мире появился новый автогигант. Удастся ли ему победить крупнейших конкурентов?

Экономика

На мировом автомобильном рынке появился новый мощный игрок — альянс итало-американского FCA (Fiat Chrysler Automobiles) и французского Groupe PSA (Peugeot Société Anonyme). Возникший в результате слияния концерн получил имя Stellantis, что означает «сияющий звездами», и стал четвертым по объему выпуска автопроизводителем в мире. Крупнее него только Toyota, Renault-Nissan-Mitsubishi и Volkswagen. Однако новоиспеченному автогиганту еще предстоит решить целый ворох проблем: от избыточных производственных мощностей до каннибализма между многочисленными брендами концерна. Горящая звезда или быстрая вспышка на небосклоне — в материале «Ленты.ру».

Битый битого везет

Концерн Stellantis возник вскоре после того, как FCA и PSA преодолели кризисы. Причем многие бренды, которые входят в Stellantis, все еще находятся в тяжелом положении. Например, Fiat, который к концу 1990-х аккумулировал практически все итальянские автомобильные марки: Alfa Romeo, Ferrari, Lancia и Maserati. Также ему принадлежало несколько «спящих» брендов (тех, что выпускались, но умерли, при желании их можно возродить). Однако все это время доля компании снижалась — если в конце 1980-х Fiat занимал почти 14 процентов европейского рынка, то в 2002 году доля упала до 8 процентов, а в 2004 году — до 5,6 процента. Концерн выпустил несколько не слишком удачных машин и оказался на грани банкротства.

Спасение концерна связывали с возможным слиянием с General Motors (GM) — американцы в 2000 году купили 20 процентов Fiat. Но в итоге удалось обойтись собственными силами. Спасителем выступил Серджио Маркионне, который пришел в концерн в 2003 году в статусе независимого члена совета директоров. Год спустя он стал исполнительным директором Fiat. Он разорвал альянс с GM, настоял на инвестициях в новые модели, и к кризису 2008 года концерн подошел на подъеме.

Чего нельзя было сказать, например, о Chrysler. Альянс с Daimler (владелец Mercedes-Benz) обернулся провалом. Если на момент слияния в 1997 году Chrysler уверенно стоял на ногах, то, вновь обретя независимость в 2007 году, оказался в затруднительном положении. Мировой кризис усугубил ситуацию, а переговоры с администрацией тогдашнего президента США Барака Обамы закончились ничем. В 2009 году Chrysler начал процедуру банкротства.

Но Маркионне верил, что компанию можно спасти, и настоял на ее покупке. Так, Fiat приобрел 20 процентов Chrysler, а к 2012 году его доля выросла до 58,6 процента. В 2014 году была завершена реструктуризация, в результате которой и возник концерн FCA, просуществовавший вплоть до слияния с Groupe PSA. Амбициозные планы Маркионне по оздоровлению концерна позволили Jeep, Ram Trucks и Maserati обновить рекорды продаж, но Alfa Romeo, Lancia и Chrysler остались проблемными активами.

Что касается французского концерна, то пик его кризиса пришелся на 2012-2014 годы. Последствия Великой рецессии и несколько неудачных моделей привели к тому, что PSA оказался в поисках новых инвесторов. В феврале 2012 года было объявлено об альянсе с GM — американцам досталось 7 процентов акций, что сделало их вторым крупнейшим акционером PSA. Год спустя американцы продали свою долю инвесткомпании из Индии. А в 2014 году французское правительство и китайский промышленный гигант Dongfeng приобрели каждый по 14 процентов акций PSA в обмен на инвестиции в объеме 800 миллионов евро. В результате доля семьи Peugeot снизилась с 25,4 до 14 процентов.

Полученные инвестиции и план сокращения расходов, который был осуществлен под руководством нового исполнительного директора Карлоса Тавареса, помогли PSA вновь стать прибыльным уже в 2015 году. Два года спустя концерн выкупил у GM марку Opel и британскую Vauxhall, под которой немецкие машины продаются в Великобритании. Таким образом PSA объединил в себе пять марок: Peugeot, Citroen, Opel, Vauxhall и DS.

В поисках союзника

Несмотря на выход из критического положения, оба концерна не решили все свои проблемы. Chrysler ушел со многих экспортных рынков, а в США продает лишь две модели. Lancia и вовсе представлена только в Италии и только одной моделью. Амбициозный план по возрождению Alfa Romeo забуксовал — спрос в США снижается, а продажи марки в Европе даже хуже, чем у Lancia. Концерну PSA удалось всего за год вернуть Opel к прибыли впервые с 1999 года, но компании предстоит дорогостоящий переход с платформ GM на новые. А продажи премиальной марки DS, суббренда компании Citroen, рухнули.

При этом и FCA, и PSA нужно вкладывать большие деньги в развитие электромобильных технологий. Откладывать больше нельзя — некоторые страны ЕС уже объявили о планах по запрету на эксплуатацию машин с двигателями внутреннего сгорания (ДВС) в крупных городах, а другие взяли курс на полный запрет продаж машин с ДВС в долгосрочной перспективе.

При этом для электромобилей нужно разрабатывать новые платформы и переоборудовать заводы. Все это требует больших инвестиций. Все больше компаний объединяют усилия в создании электромобилей. В ноябре 2019 года стало известно о партнерстве Toyota и китайского концерна BYD, в сентябре 2020 года договор о намерениях подписали GM и Honda.

Первые слухи о том, что FCA ищет партнера и им может стать Groupe PSA, появились в марте 2019 года, но руководство итало-американского концерна их опровергло. Следующим кандидатом в мае того же года стал альянс Renault-Nissan-Mitsubishi, которому принадлежит Lada. Однако уже в июне было объявлено о том, что сделка не состоится. FCA обвинил в ее срыве французские власти. Тогда в Турине вернулись к мысли об альянсе с PSA, и уже к концу 2019 года стороны пришли к принципиальному согласию.

Неравный брак

По задумке FCA и PSA должны были быть равноправными партнерами, но в реальности это не совсем так. В документе, который FCA разослал своим акционерам, содержатся подробности сделки. В частности, четкое описание структуры, согласно международному стандарту финансовой отчетности IFRS 3. «Приобретателем» (acquirer) назван концерн PSA, а «приобретаемой стороной» (acquiree) — FCA. Кроме того, возглавил Stellantis именно CEO французского концерна Карлос Таварес, в то время как представитель FCA Джон Элкан занял пост председателя правления. Наконец, в совете директоров Stellantis — 11 мест. Шесть достанутся представителям PSA, а пять — FCA.

Совокупный годовой объем производства Stellantis составляет около 8,7 миллиона автомобилей, но большую часть обеспечивает FCA. При этом оба концерна последние годы заканчивали с прибылью. По итогам докоронавирусного 2019 года выручка FCA составила 108,18 миллиарда евро, а чистая прибыль — 2,7 миллиарда евро. PSA закончил год с выручкой 74,7 миллиарда евро и чистой прибылью 3,58 миллиарда евро. В годовом отчете PSA особо подчеркнута роль сокращения расходов в достижении таких результатов. Слияние с FCA должно позволить сэкономить еще больше денег — около пяти миллиардов евро к 2025 году. Экономить Stellantis намерен за счет сокращения числа платформ и двигателей, которые будут использовать многочисленные бренды концерна, а также за счет совместного инжиниринга и разработки новых моделей.

Несмотря на стремление сэкономить, Stellantis сохранит все 12 основных брендов (Alfa Romeo, Chrysler, Citroen, Dodge, DS, Fiat, Jeep, Lancia, Maserati, Opel, Peugeot, Ram, Vauxhall) и дочерние подразделения вроде Abarth и Fiat Professional, которые занимаются спортивными и коммерческими автомобилями. Слухи о скорой ликвидации брендов Chrysler и Lancia не подтвердились, а последний и вовсе будет отвечать за премиум сегмент наряду с Alfa Romeo и DS.

Чтобы избежать брендового каннибализма, Stellantis хочет развести марки по нишам и рынкам. Американские бренды должны бороться за лидерство за океаном, Fiat, Alfa Romeo — в Италии, Citroen, DS и Peugeot — во Франции и Китае, а Opel и Vauxhall — в Германии и Великобритании. Более того, руководители Stellantis обещали, что не будет закрыт ни один из многочисленных заводов концерна в 30 странах. Единственным исключением из-за последствий Brexit может стать завод Vauxhall в графстве Чешир. Однако такая стратегия вызывает вопросы, так как сразу несколько заводов Stellantis работают далеко не на полную мощность.

Фондовый рынок воспринял слияние позитивно. Акции Stellantis были размещены на биржах в Милане и Нью-Йорке. В Милане в первый день торгов акции концерна выросли на восемь процентов, а его капитализация составила 42 миллиарда евро. В ближайшей перспективе Stellantis опубликует подробную стратегию развития, которая и покажет, как именно он намерен добиваться своих целей. Пока известно лишь о планах выпустить до конца года десять новых электромобилей, а к 2025 году автогигант будет выпускать исключительно гибриды или электромобили.

Потерянный рынок

Стратегия нового концерна должна пролить свет и на то место, которое Stellantis отводит России. В настоящий момент положение практически всех марок концерна в стране незавидное. Citroen и Peugeot, когда-то занимавшие заметную долю рынка, продают несколько тысяч машин в год. Jeep топчется вокруг отметки в тысячу автомобилей. Результаты остальных брендов еще хуже. Годовые продажи Fiat и Opel исчисляются сотнями машин (последний даже уходил с российского рынка), а Chrysler — десятками. Alfa Romeo, Dodge и DS вовсе покинули рынок.

При этом у концерна есть завод «ПСМА Рус» в Калуге. Доля Stellantis в нем — 70 процентов. Оставшиеся 30 процентов принадлежат Mitsubishi. При мощности в 125 тысяч автомобилей в 2019 году завод выпустил лишь 40 тысяч машин, из которых подавляющее большинство составили именно японские автомобили. На фоне сокращения расходов закрытие завода и уход части марок Stellantis выглядели бы логичным шагом, но топ-менеджмент концерна обещал сохранить предприятия и рабочие места.

Вполне вероятно, что Stellantis попробует усилить свои позиции в России за счет локализации производства большего числа моделей. Это позволит не только увеличить долю на рынке, но и загрузить завод в Калуге. В июле 2019 года PSA подписал Специальный инвестиционный контракт (СПИК) с Минпромторгом, в рамках которого концерн обязан увеличить инвестиции в производство в России. В частности, планировалось развернуть в Калуге производство двигателей, запустить создание новых моделей и увеличить локализацию уже производящихся. Но даже в этом случае обрести величие в России Stellantis будет едва ли не труднее, чем во всем мире.