Вводная картника

Зловещий Олег

Жестокие пытки, арктический Киев и Козловский на кресте: чем закончились «Викинги»

Культура

Финальный сезон исторической драмы «Викинги» от телеканала History столкнул скандинавских завоевателей с Киевской Русью, при этом изображение быта славян (а также решение взять на роль князя Олега российского актера Данилу Козловского) вызвало у многих зрителей вопросы. О том, как кровавый сериал без эпичных бюджетов и постоянной обнаженки в кадре составил достойную конкуренцию «Игре престолов», скатилось ли шоу к финалу и ждать ли продолжения, — в материале «Ленты.ру».

Драккаровские меры

«Викинги» стартовали в марте 2013 года, и лучшее время для премьеры едва ли можно было найти: телезрители тогда считали дни до выхода четвертого сезона «Игры престолов», поэтому еще одно шоу с масштабными баталиями, завоевательными походами и битвами на мечах (ну или топорах) вызвало у многих ожидаемый интерес. Более того, сериал без драконов и назойливой обнаженки в кадре во многих моментах даже обошел фэнтезийную сагу. «Викинги» начинаются с 793 года нашей эры, с разграбления северными моряками монастыря святого Кутберта на английском острове Линдисфарн. Успешный рейд организует Рагнар Лодброк (Трэвис Фиммел), подгоняемый не столько жаждой легкой наживы, сколько желанием узнать больше о жизни других народов. Открывший собратьям новые богатые земли Рагнар быстро набирает популярность, становится ярлом поселения Каттегат, а затем и конунгом, попутно проводя разорительные рейды и масштабные завоевательные кампании в землях Северной Европы.

При том что исторически задокументированные события в первых частях сериала изображены весьма вольно, в нем достаточно реверансов медиевистам, трактовок археологических находок и разнообразных отсылок к скандинавской мифологии. Сам главный герой — не кто иной, как персонаж саг Рагнар Кожаные Штаны, и сыновья его в североевропейских легендах предстают личностями не менее легендарными. Удачным оказалось решение взять на эту роль бывшую модель Трэвиса Фиммела: его хитрый и эмоционально закрытый Рагнар прославил австралийского актера ни много ни мало на весь мир, а персонаж и вовсе, кажется, стал доминирующим образом викинга в массовой культуре — на счастье шоураннера сериала Майкла Херста, желавшего, по его собственным словам, через Рагнара разрушить стереотипный образ викинга-варвара в рогатом шлеме.

Задумывая «Викингов», я хотел показать через образ Рагнара Лодброка, что викингами двигало любопытство, и у них были современные для той эпохи технологии в виде лодок и «солнечного камня» для навигации — то есть была возможность это любопытство удовлетворить, пересекая моря. Жажда приключений и любопытство — это еще не все. Викинги были просвещеннее врагов из Англии, Франции, Испании, в том числе и по части прав, статуса, возможностей женщин в обществе, которое было вполне демократичным

Майкл Херст, шоураннер «Викингов»
в интервью «Ленте.ру»
Кто такой Рагнар Лодброк?

В «Деяниях данов» датский священник Саксон Грамматик рассказывает, что Рагнар (или Регнер) Лодброк стал королем совсем юным, но уже тогда обладал великой мудростью и тактическим мышлением. В серии междоусобных войн Рагнар познакомился с девой Лагертой (Ладгердой) и влюбился в нее. Она не ответила ему взаимностью, и потому, чтобы попасть в покои воительницы, Рагнару пришлось сражаться с привязанными у входа медведем и псом. Эту «любовную» историю злопамятный Рагнар не забыл, и после недолгого брака развелся с Лагертой, взяв вместо нее в жены Тору, дочь короля одного из древнегерманских племен на территории современной Швеции. Та, к несчастью для Рагнара, оказалась любительницей ядовитых змей. Чтобы добиться ее сердца, молодому викингу пришлось сражаться с терроризирующими весь край питомцами Торы (для этого он надел штаны из густого меха, откуда и получил прозвище Лодброк Кожаные Штаны). Рагнар за свою жизнь женился трижды, наплодил целый отряд потомков (в «Викингах» представлена только малая их часть — Бьерн Железнобокий, Ивар, Уббо, Сигурд (Сивард) и Хвитсерк), подавил уйму мятежей и грабил чуть ли не во всех уголках Старого Света. Свой конец Рагнар встретил в Англии, захваченный в плен королем Эллой (Хеллой) и брошенный в темницу с ядовитыми змеями. За это Элла поплатился: свой гнев на него обрушили мстительные сыновья Рагнара, которые после непродолжительного военного похода схватили короля и подвергли жуткой казни: вырезали у него на спине орла, засыпав в раны соль.

Имя Рагнара встречается и в других источниках: викинг с таким именем, в частности, возглавлял флот варваров, разграбивших Париж в 845 году. Встречаются и упоминания предводителей викингов с именами сыновей Рагнара Лодброка, однако их связь с конунгом-героем под большим вопросом — Рагнар, возможно, имел реальный прототип, но все же был персонажем полумифическим.

Эпопея Рагнара завершается в четвертом сезоне, далее главными героями «Викингов» становятся ближайшие родственники героя: бывшая жена Лагерта (Кэтрин Винник) и сыновья конунга Бьорн Железнобокий (Александр Людвиг), Ивар Бескостный (Алекс Хег), Убба (Джордан Патрик Смит) и Хвитсерк (Марко Ильсе). Их деяния не слишком отличаются от пути Рагнара: те же завоевательные походы, интриги в борьбе за трон, братание с врагами и предательства, любовные распри и обязательные тактические хитрости, позволяющие одержать победу в неравных боях. «Викинги», за шесть сезонов охватившие временной промежуток в 30 лет, к финалу почти полностью сменили актерский состав, однако уже не удивляют разнообразием сюжетных поворотов. Забавно, что это в итоге осознают оставшиеся в живых персонажи, напрямую заявляющие, что им попросту не остается ничего, кроме бесконечных сражений.

Зловещий Олег

Введение в сериал нового опасного противника с востока должно было оживить сюжет, а также — ну вдруг! — привлечь внимание именно русскоязычной аудитории. Какой зритель устоит при таких ухаживаниях? Мало того, что в и без того популярный в России сериал решили ввести Киевскую Русь, так еще и на роль Вещего Олега шоураннеры пригласили главного отечественного викинга Данилу Козловского. Первая половина шестого сезона посвящена приключениям бежавшего на Русь Ивара Бескостного, которого русский князь задумывает посадить королем-марионеткой на престол в Скандинавии. Эта сюжетная линия заключается не только в штурме русами городов викингов — немало времени уделяется и дворцовым интригам на самой Руси, где князь Олег плетет паутину заговора в борьбе за абсолютную власть со своими братьями Аскольдом и Диром (Блейк Кубена и Ленн Кудрявицки).

Кто такие Вещий Олег, Аскольд и Дир?

Согласно главной русской летописи о происхождении Руси — «Повести временных лет», созданной Нестором Летописцем, Олег, приходившийся родственником Рюрику, сменил его на престоле в Новгороде в 879 году, обязавшись стать кем-то вроде регента для малолетнего сына Рюрика Игоря. В 882-м Олег хитростью захватил Киев, в котором в то время правили два брата-викинга — Аскольд и Дир. Оба были убиты, а Киев был провозглашен Олегом «матерью городам русским». Затем Олег продолжил заниматься расширением подвластной территории: ходил на древлян, северян, радимичей, разорил окрестности Царьграда (Константинополя) — правда, византийские источники об этом походе не упоминают. За успешные военные кампании (и благодаря тому, что он избежал отравления) Олега в народе прозвали Вещим. Легенда о его смерти описана, в частности, в стихотворении Пушкина «Песнь о Вещем Олеге»: волхвы предсказали князю, что он «примет смерть от коня своего». Олег решил избежать судьбы, отказавшись садиться на любимого коня. Когда конь умер, князь решил взглянуть на его кости, и, наступив ногой на череп животного, был укушен выползшей из него ядовитой змеей. После его смерти Киевской Русью стал править сын Рюрика Игорь.

Нельзя не упомянуть явные оммажи сериала отечественной культуре: от почти покадрово реконструированной из «Викинга» сцены с выскакивающими из заснеженных елей всадниками до полета персонажей над городом (очень хочется верить, что российский «Викинг» стал не единственным источником вдохновения для создателей сериала и что они смотрели, к примеру, «Андрея Рублева»). При этом то, как Киев и его жители изображены в «Викингах», у русскоязычных зрителей может вызвать весьма очевидные вопросы: мало того, что при Олеге Русь уже была крещеной, а дружина князя почему-то напоминает монголо-татарских наездников, так еще и в Киеве большую часть времени царит лютая зима, даже тогда, когда в параллельной сюжетной линии в северном Каттегате начинается весна, из-за чего можно предположить, что мать городов русских находится где-то в Арктике. Да и решение князя Олега завоевать Скандинавию попросту абсурдно: едва ли скудные земли викингов заинтересовали бы русов, которые, наоборот, ушли из этих неприветливых мест в более плодородные края.

После всего вышеупомянутого легко обвинить шоу в создании «клюквы», заклеймить шоураннеров русофобами и даже назвать эту фантасмагорию ярким примером мягкой силы и западной пропаганды

Но правда в том, что ровно к таким же инсинуациям и расхождениям с источниками «Викинги» прибегали на протяжении всех предыдущих сезонов: достаточно вспомнить солдат из Англии, одетых в бургиньоты времен эпохи Возрождения, и даже самих викингов, воюющих без шлемов вообще (да еще и с прическами и тату под стать металлистам XXI века; викинги Херста, должно быть, были самыми стильными людьми своего времени).

Поиск подобных нестыковок — занятие, безусловно, увлекательное, но бессмысленное, поскольку речь идет об игровом сериале, и едва ли для кого-то станет открытием, что если таковой выходит на канале под названием History, то никакой исторической достоверности это вовсе не гарантирует. Мстительный, жестокий и параноидальный Олег, главный антагонист финала, нужен был Херсту для реабилитации вышедшего слишком уж злобным в пятом сезоне Ивара Бескостного, а его поход на Скандинавию — ради героической смерти ключевых персонажей в бою. Личность Олега вроде бы пытаются представить неоднозначной, давя на его религиозность (в своих фантазиях персонаж представляет себя Христом, которого распинают на кресте, — эта неожиданная сцена настолько же пафосна, насколько смешна), но все приключения «Викингов» в Киевской Руси необходимы лишь для того, чтобы поставить точки в ряде затянувшихся сюжетных линий, и до того не вызывавших особого эмоционального отклика.

Викинги-нацисты

«Викинги» хороши, когда отвлекаются от поднадоевших сражений и борьбы за трон, сбавляют в эпичности и обращаются к более реалистичным жизненным ситуациям. Захватывающими вышли истории колонизации Исландии и Гренландии, не менее интересны сюжеты, описывающие отношения северян с их богами (тема религии, суеверий и верований в жизни средневекового человека, пронизывающая все шоу, получилась чуть ли не самой завораживающей, особенно когда религиозным откровениям героев сопутствует сумасшествие или употребление псилоцибиновых грибов). Все это, опять же, домыслы на потеху историкам, цель которых, по словам шоураннера, — разрушение стереотипов. Цель, безусловно, благая, но только при условии, что их не замещают другие стереотипы.

Но именно такая судьба преследует викингов на протяжении всей письменной истории человечества

Образ северных мореходов в мировой культуре неоднократно претерпевал радикальные изменения, причем от археологических находок это, как правило, вовсе не зависело. Книжная культура в Скандинавии стала активно развиваться только с приходом христианства, римляне и греки едва ли интересовались бытом варварских народов далекого Севера, а потому все найденные артефакты трактуются совершенно по-разному (среди историков до сих пор нет единства по поводу того, воевали ли в рядах викингов женщины и принимали ли северяне ислам). Сошлись хотя бы на том, что шлемов с рогами викинги не носили — и то славно.

Раннехристианские летописцы были заинтересованы в изображении язычников-викингов жестокими дикарями, противопоставляя им правоверных современников (которые, к слову, вряд ли отличались от северных соседей по уровню жестокости при разграблении подконтрольных врагу поселений). Нацисты в гитлеровской Германии, напротив, стремились романтизировать и мистифицировать образ «благородных» викингов, эксплуатируя их мифологию и символику. Эта немецкая пропаганда, в частности, была направлена на граждан оккупированной Норвегии — в ней упор делался в том числе на воинственное прошлое Скандинавии, а солдаты войск СС и вовсе представлялись современными викингами.

Сериал «Викинги», стремящийся «разрушить стереотипы» о скандинавских мореходах, изображает главных героев мудрыми философами, профеминистами, атеистами и даже пацифистами, — все это имеет отношение, конечно же, не к исторической правде, а к духу времени, в которое выходил сериал. Поэтому шоу о полумифических конунгах на деле гораздо больше рассказывает о современном мире, нежели о той эпохе, в которой разворачивается его действие.

Финал «Викингов» вышел на Amazon Prime и в «Амедиатеке». Стриминговый сервис Netflix уже анонсировал спин-офф «Викинги: Вальгалла», действие которого разворачивается через сто лет после событий оригинального телешоу. В продолжении появятся такие исторические персонажи, как скандинавский мореплаватель Лейф Эрикссон и его сестра Фрейдис Эриксдоттир, предводитель последних вооруженных кампаний викингов в Европе Харальд III, а также руководитель нормандского завоевания Англии Вильгельм Бастард. Дата релиза шоу еще неизвестна, предположительно оно увидит свет уже в 2021 году

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности