Вводная картинка

«Это была сильнейшая пирамида» Бизнесмен из 90-х годами обманывал российских звезд и западных богачей. Его не поймали до сих пор

Экономика

Российские власти настаивают, что лихие 90-е остались позади, а о масштабах проблем той эпохи в наше время говорить не приходится. Однако многочисленные примеры говорят об обратном. Два года назад десятки тысяч простых россиян пострадали от пирамиды «Кэшбери» — последователи дела Сергея Мавроди смогли украсть миллиарды рублей. В 2020 году компания «уважаемого финансиста» и большого любителя шахмат Германа Лиллевяли смогла обыграть не самых простых россиян на 200 миллионов долларов. Среди пострадавших — иностранные топ-менеджеры, режиссер Никита Михалков и даже вратарь сборной России по футболу Маринато Гильерме. Уголовные дела против GL Financial Group открыты по всему миру, а комбинатор «пирамиды для богатых» объявлен в международный розыск. Однако пока история Лиллевяли продолжается — из-за удачного стечения обстоятельств ему удалось бежать из-под стражи, и его нынешнее местоположение доподлинно неизвестно. Финансовый гамбит — в материале «Ленты.ру».

Путь Германа Лиллевяли к большим деньгам начался еще в 1990 году, именно тогда вчерашний инженер «Мосэнерго» и выпускник МАДИ основал свое первое предприятие «Ликомп», которое занималось консультативно-правовым обеспечением. Фирма предоставляла юридическую информацию частным и государственным предприятиям, успешно работала и приносила прибыль.

С годами сфера деятельности компании стала шире — фирма зашла на рынок общепита и производства еды. Так в портфеле Лиллевяли появились булочная, цех по производству пиццы и одноименные закусочные, которые, кстати, дожили почти до наших дней. ООО «Ликомп», согласно данным СПАРК, до сих пор на плаву и является прямым правопреемником компании Лиллевяли, который избавился от своей доли в 2003 году.

В 1995 году бизнесмен расширил собственный бизнес и вошел в капитал банка «Актив», а позднее возглавил его. Оценить успешность финансовой организации спустя годы достаточно сложно: партнеры Лиллевяли жаловались на компанию за неспособность работать с крупными суммами, однако, с другой стороны, существует байка, как проигравшийся в казино бизнесмен зашел в один из обменников своего банка, вычистил кассу, оставил там расписку и заплатил по долгам перед казино. Сумма изъятия составила 150 тысяч долларов — весьма солидно для тех времен. Подобные экстравагантные поступки Лиллевяли граничили с выверенными решениями, за что партнеры его ценили.

Довгань-шоу

Одним из таких партнеров стал человек-бренд Владимир Довгань, который на тот момент успел основать несколько компаний: от сети заведений «Дока-пицца» до «Довгань-водки». Вместе с тем предприниматель не мог похвастать прибыльностью создаваемых бизнесов, самыми успешными из которых были производство водки и торговля. Однако у него были другие преимущества, не менее полезные для предпринимателя — харизма и фамилия, которая стала одним из символов эпохи. Довгань нуждался в рассудительном и опытном бизнес-партнере, а Лиллевяли — в «человеке-прорыве».

Перед тем как кинуться друг другу в объятия, они были знакомы всего пару недель

Юрий Сексяев, соратник Довганя

Взаимная любовь вылилась в создание московского холдинга «Довгань», который должен был совершить бизнес-прорыв и озолотить совладельцев. Вслед за водкой начался массовый выпуск всевозможных товаров под брендом «Довгань» — от пельменей до импортного чешского пива. Тандем вроде бы логично поделил полномочия: Лиллевяли согласился отвечать за финансы, менеджмент и новые направления, а Довгань — за рекламу и продвижение. Амбиции и оптимизм предпринимателей зашкаливали.

Через 10 лет мы будем самой крупной компанией в мире. Трое из этой комнаты войдут в число десяти лучших менеджеров мира. Первые два года мы будем работать в России, а потом выйдем в Европу

Владимир Довгань

Перспективы действительно были, компания стремительно росла, пробовала себя все в новых и новых нишах. Довганю удавалось заразить своей энергией новых сотрудников, а Лиллевяли — направить эту энергию в нужное русло, чтобы компания приносила деньги. Дела шли отлично: 16 направлений, 200 наименований продуктов — все это приносило приятелям хороший заработок. В 1997 году выручка достигала десятков миллионов долларов. Половину денег приносила продажа водки, остальное приходилось на продукты, причем неводочный бизнес в конечном итоге даже превзошел по прибыли продажи спиртного. Проблема была в другом: Довганю наскучил бизнес, он захотел сфокусироваться на своем имидже и наследии. Довгань открыл собственную школу бизнеса, вел телепрограмму «Довгань-шоу», писал книги.

Новые активности отразились на работе предприятия: он реже стал появляться в офисах компании, занимаясь имиджевыми проектами (ездил на профессиональные выставки в Европу, открывал бизнес-школы, которые финансировал из бюджета компании). Отрыв своего лидера от реальности многих раздражал, включая и Лиллевяли, которому приходилось больше ответственности брать на себя. Проблема была еще и в том, что некоторые решения блокировались топ-менеджерами Довганя, которые были поставлены для того, чтобы следить за Лиллевяли. Напряжение нарастало, партнеры начали искать виновных в проколах и неэффективных решениях. Итог был логичный: разрыв отношений со взаимными обвинениями и разделение фирмы на две части.

Довгань говорил, что его бизнес-партнер изъял деньги из торгового оборота и «откачал их через свой банк». В результате образовалась дыра в 50 миллиардов рублей, рассчитываться с поставщиками стало нечем. У Лиллевяли была другая версия: «Не было у нас никаких дыр. Просто Довгань решил выбросить меня из нашего славного бизнеса». Бизнес находился на краю пропасти, он рухнул туда осенью 1997 года. Именно тогда Довгань объявил о кризисе, а компания освободила шикарный офис на Котельнической набережной.

Довгань забрал себе марку, в которую предприниматели вложили несколько миллионов долларов, а Лиллевяли осталось лишь помещение банка «Актив». Лиллевяли сначала хотел повторить свой опыт с другим партнером. Бизнесмен начал производить товары под маркой «Смак», принадлежащей продюсерскому центру Андрея Макаревича, но через полгода вышел из проекта, не согласившись с условиями правообладателей.

Правда, позже музыкант опроверг причастность Лиллевяли к бренду, заявив, что не имел с предпринимателем никаких дел. «Полная чушь, никакого отношения к бренду "Смак" он не имел. Тем более к его созданию. Мы одно время просто арендовали у них офис для нашей программы, и очень недолго это продолжалось. Программа к этому моменту уже существовала, бренд уже существовал», — объяснил Макаревич. Поскольку и с этим направлением не сложилось, в 2001 году Лиллевяли поменял специализацию и занялся перспективным направлением — торговлей на фондовом рынке.

На Олимпе

«Строить огромный бизнес я не собираюсь», — скромно говорил в начале 2000-х годов Лиллевяли. В 2005 году он создал компанию «Столичная финансовая группа», а еще через пять лет — инвестиционный бутик «Анкор Инвест». Фирмы обслуживали несколько сотен клиентов, предлагая услуги доверительного управления и брокерского обслуживания на любой торговой площадке мира. Дела шли хорошо, масштаб был международный, открывались новые офисы в Цюрихе, Женеве, Риге, Лондоне. Лиллевяли наработал связи, создал репутацию, добился доверия. В 2013 году он объединил свои активы под бренд GL Financial Group — его было проще продвигать за рубежом. Успех заставил вспомнить о любви к экстравагантным поступкам.

«Сотрудники инвестиционного холдинга GL Financial Group ликовали, когда его президент Герман Лиллевяли осыпал их подарками — дебетовыми картами на 10 тысяч евро для шопинга в Милане, а своего самого лучшего менеджера наградил автомобилем BMW стоимостью 70 тысяч долларов», — так описывали один из корпоративов очевидцы событий.

Инвестиционный бутик работал настолько успешно, что в 2016 году получил премию «Финансовый олимп», став лучшей компанией в сфере доверительного управления. Доверия было действительно много, клиенты заносили от 500 тысяч евро и выше. Среди них было немало известных людей: режиссер Никита Михалков, вратарь ФК «Локомотив» Маринато Гильерме, политолог Дмитрий Орлов и многие бизнесмены. Клиенты были непростые — минимальный порог входа в финансовый бутик составлял 200 тысяч долларов.

Гениальный финансист и обыгравший гроссмейстера любитель шахмат убеждал инвесторов, что использует «радикально новый подход», основанный на искусственном интеллекте и «сложных алгоритмах». И это действовало. Он расхваливал «надежную стратегию», которая позволяет зарабатывать на акциях таких компаний, как Apple, Nike, General Electric, Citigroup и других. Лиллевяли уверял, что GL Financial Group специализируется «на нейтральных к рынку стратегиях». Например, на парной торговле, когда часть акций в управляемом пакете продавалась, а другая приобреталась. А потому деньги клиенты совершенно точно не потеряют.

Однако история начала напоминать сказку. «Расходы офисов возрастали, бонусы менеджерам тоже, а самое главное, расходы компании, на мой взгляд, были несопоставимо больше того, что можно было бы заработать на обслуживании клиентов», — рассказывал о деятельности компании бывший сотрудник. По его словам, за все время работы холдинг привлек более 200 миллионов долларов, а осели они в результате в карманах топ-менеджеров.

Все отдам, все верну

Награды, довольные клиенты, размах, BMW, признание — ничего не предвещало беды, но в 2017 году GL Financial Group внезапно начала задерживать деньги клиентам. Сама компания оправдывала задержки действиями банков-партнеров, якобы американские организации тормозят переводы в Россию. Окончательно же сомнения начали развеиваться в апреле 2018 года, когда Лиллевяли вышел из состава учредителей и внезапно уехал на Кипр. Сначала он клялся вернуть деньги. Клиентам финансист отправил в Facebook такое сообщение: «Обещаю вам, что деньги целы. Верну их лично. Волноваться не о чем». Лиллевяли также призвал инвесторов учиться играть в шахматы.

Партия подходила к концу. Лиллевяли перестал выходить на связь и начал скрывать свое реальное местоположение. В мае 2018 года Банк России заинтересовался конторой, на которую начали поступать жалобы, и отозвал лицензию у «Анкор Инвест». Однако даже это не остановило работу организации, которая продолжала проворачивать деньги клиентов вопреки запрету регулятора.

Да кого волнует, что у нас нет лицензии? У нас есть клиенты

представительница «Анкор Инвест»

Помимо знаменитостей без денег остались не такие далекие от финансового мира люди, как топ-менеджеры швейцарского фармацевтического гиганта Novartis AG, представитель российского миллиардера Олега Дерипаски, а также акционеры бренда Levi Strauss & Co. Лиллевяли смог убедить обеспеченную аудиторию в том, что компания реально успешно работает, свою роль сыграла обычная пыль в глаза: модные тусовки в башнях «Москва-Сити» и офисы в Швейцарии и Великобритании. Швейцарский офис оказался небольшим помещением, заваленным корреспонденцией, где никого не было, а из мебели во всем помещении был только один стул.

«Это пирамида, сильнейшая пирамида получилась», — прозрел уже позже бывший клиент GL Financial Group Иван Хижняк, который вложил свои деньги и потерял их.

Ход конем

Обман инвесторов обернулся уголовным делом, которое возбудили в октябре 2018 года; позднее, в июне 2019 года, задержали пятерых менеджеров среднего звена. Их обвинили в мошенничестве и хищении 1,5 миллиарда рублей. Общий ущерб оценили в девять миллиардов рублей, количество пострадавших шло на сотни. Однако главный шахматист оставался на свободе и продолжал жить на Кипре, отказываясь признавать за собой вину и находя все новые доводы для собственной невиновности.

Адвокаты менеджеров тогда утверждали, что их подзащитных просто сделали крайними, а следствие неохотно ищет Лиллевяли. В июне 2020 года он все-таки был объявлен в международный розыск, а затем заочно арестован.

Международный размах пирамиды превратил Лиллевяли в международного преступника. Еще в 2018 году иностранные клиенты подали иск в суд штата Флорида. Истцов было шестеро, среди них — граждане США, России и Украины. Они требовали от финансиста 10,7 миллиона долларов, утверждая, что Лиллевяли «создал более 30 подставных компаний по всему миру и привлекал инвесторов обещаниями безопасной инвестиционной стратегии и возврата инвестиций по первому требованию».

Однако деньги от новых инвесторов использовались для покрытия долгов перед старыми или направлялись «на личное обогащение тех, кто управлял схемой». В июне 2020 года окружной суд Флориды признал их правоту и увеличил сумму претензий в три раза. Но Лиллевяли или его представители в процессе не участвовали, свои деньги никто из истцов так пока и не получил.

Бурно в пустыне

Лиллевяли долго скрывался на Кипре, а потом перебрался в Эстонию. Дело в том, что сам аферист называет себя потомком немецких кровей, вероятно, поэтому у него был эстонский паспорт на имя Германа Хайнманна, с помощью которого он смог улететь в США.

«Моя семья имеет эстонское и немецкое происхождение. Мой отец — потомок немецкого рода Блумфельдтов (фамилия Блумфельдт была переведена на Лиллевяли в 20-е годы XX века)», — говорится в блоге Лиллевяли на портале «Сноб».

В США финансист перемещался из штата в штат, останавливаясь в съемном жилье. Небольшие перебежки могли продолжаться еще очень долго, если бы не просроченная виза, из-за которой он попал в иммиграционный центр в калифорнийской пустыне Мохаве. При проверке сотрудники центра выяснили, что перед ними международный преступник — база показала розыск по линии Интерпола, однако избежать правосудия «потомку немецких кровей» помогла эпидемия коронавируса.

За финансиста заступилась общественная организация — Американский союз гражданских свобод, который судился с местным отделением миграционной службы в связи с несоблюдением норм содержания подозреваемых в период коронавируса. Суд посчитал доводы союза убедительными и потребовал от местных властей резко сократить число заключенных в иммиграционном центре. Лиллевяли просто повезло оказаться в этом списке — никто специально за него не ходатайствовал.

Согласно решению суда, финансист должен был содержаться в «неизвестной квартире», видимо, под наблюдением местных правоохранительных органов и ждать депортации обратно в Эстонию. Выдать Лиллевяли России США вряд ли бы решились, между странами нет договоренности об экстрадиции. Более того, необходимый пакет документов для Интерпола российская Генпрокуратура собрала лишь к 27 ноября, то есть только спустя месяц после задержания «шахматиста» в США.

Экстравагантный бизнесмен и мошенник также ловко продолжает скрываться от правосудия, как в свое время заманивал людей в свою финансовую пирамиду — с момента выхода из миграционного центра о судьбе Лиллевяли ничего не слышно. В открытой базе разыскиваемых персон по линии Интерпола ни Германа Лиллевяли, ни Германа Хайнманна нет. Местоположение его также неизвестно.

«Все, что он делал изначально, это была какая-то шахматная партия, которую он играл со всеми, и он для себя заранее понимал, (...) что и как будет делать», — говорит про бывшего начальника экс-менеджер «Анкор Инвеста» Артем Лаптев. Пока обманутые инвесторы по всему миру так и не смогли вернуть свои деньги и поставить Герману Лиллевяли шах и мат. Если депортация в Эстонию все же состоялась, то финансисту может грозить местная тюрьма в местечке Соодевахе (Межболотье) в пригороде Таллина, однако подтвердить такое окончание истории пока не представляется возможным.

Вводная картинка

«Это была сильнейшая пирамида» Бизнесмен из 90-х годами обманывал российских звезд и западных богачей. Его не поймали до сих пор

Экономика

Российские власти настаивают, что лихие 90-е остались позади, а о масштабах проблем той эпохи в наше время говорить не приходится. Однако многочисленные примеры говорят об обратном. Два года назад десятки тысяч простых россиян пострадали от пирамиды «Кэшбери» — последователи дела Сергея Мавроди смогли украсть миллиарды рублей. В 2020 году компания «уважаемого финансиста» и большого любителя шахмат Германа Лиллевяли смогла обыграть не самых простых россиян на 200 миллионов долларов. Среди пострадавших — иностранные топ-менеджеры, режиссер Никита Михалков и даже вратарь сборной России по футболу Маринато Гильерме. Уголовные дела против GL Financial Group открыты по всему миру, а комбинатор «пирамиды для богатых» объявлен в международный розыск. Однако пока история Лиллевяли продолжается — из-за удачного стечения обстоятельств ему удалось бежать из-под стражи, и его нынешнее местоположение доподлинно неизвестно. Финансовый гамбит — в материале «Ленты.ру».

Путь Германа Лиллевяли к большим деньгам начался еще в 1990 году, именно тогда вчерашний инженер «Мосэнерго» и выпускник МАДИ основал свое первое предприятие «Ликомп», которое занималось консультативно-правовым обеспечением. Фирма предоставляла юридическую информацию частным и государственным предприятиям, успешно работала и приносила прибыль.

С годами сфера деятельности компании стала шире — фирма зашла на рынок общепита и производства еды. Так в портфеле Лиллевяли появились булочная, цех по производству пиццы и одноименные закусочные, которые, кстати, дожили почти до наших дней. ООО «Ликомп», согласно данным СПАРК, до сих пор на плаву и является прямым правопреемником компании Лиллевяли, который избавился от своей доли в 2003 году.

В 1995 году бизнесмен расширил собственный бизнес и вошел в капитал банка «Актив», а позднее возглавил его. Оценить успешность финансовой организации спустя годы достаточно сложно: партнеры Лиллевяли жаловались на компанию за неспособность работать с крупными суммами, однако, с другой стороны, существует байка, как проигравшийся в казино бизнесмен зашел в один из обменников своего банка, вычистил кассу, оставил там расписку и заплатил по долгам перед казино. Сумма изъятия составила 150 тысяч долларов — весьма солидно для тех времен. Подобные экстравагантные поступки Лиллевяли граничили с выверенными решениями, за что партнеры его ценили.

Довгань-шоу

Одним из таких партнеров стал человек-бренд Владимир Довгань, который на тот момент успел основать несколько компаний: от сети заведений «Дока-пицца» до «Довгань-водки». Вместе с тем предприниматель не мог похвастать прибыльностью создаваемых бизнесов, самыми успешными из которых были производство водки и торговля. Однако у него были другие преимущества, не менее полезные для предпринимателя — харизма и фамилия, которая стала одним из символов эпохи. Довгань нуждался в рассудительном и опытном бизнес-партнере, а Лиллевяли — в «человеке-прорыве».

Перед тем как кинуться друг другу в объятия, они были знакомы всего пару недель

Юрий Сексяев, соратник Довганя

Взаимная любовь вылилась в создание московского холдинга «Довгань», который должен был совершить бизнес-прорыв и озолотить совладельцев. Вслед за водкой начался массовый выпуск всевозможных товаров под брендом «Довгань» — от пельменей до импортного чешского пива. Тандем вроде бы логично поделил полномочия: Лиллевяли согласился отвечать за финансы, менеджмент и новые направления, а Довгань — за рекламу и продвижение. Амбиции и оптимизм предпринимателей зашкаливали.

Через 10 лет мы будем самой крупной компанией в мире. Трое из этой комнаты войдут в число десяти лучших менеджеров мира. Первые два года мы будем работать в России, а потом выйдем в Европу

Владимир Довгань

Перспективы действительно были, компания стремительно росла, пробовала себя все в новых и новых нишах. Довганю удавалось заразить своей энергией новых сотрудников, а Лиллевяли — направить эту энергию в нужное русло, чтобы компания приносила деньги. Дела шли отлично: 16 направлений, 200 наименований продуктов — все это приносило приятелям хороший заработок. В 1997 году выручка достигала десятков миллионов долларов. Половину денег приносила продажа водки, остальное приходилось на продукты, причем неводочный бизнес в конечном итоге даже превзошел по прибыли продажи спиртного. Проблема была в другом: Довганю наскучил бизнес, он захотел сфокусироваться на своем имидже и наследии. Довгань открыл собственную школу бизнеса, вел телепрограмму «Довгань-шоу», писал книги.

Новые активности отразились на работе предприятия: он реже стал появляться в офисах компании, занимаясь имиджевыми проектами (ездил на профессиональные выставки в Европу, открывал бизнес-школы, которые финансировал из бюджета компании). Отрыв своего лидера от реальности многих раздражал, включая и Лиллевяли, которому приходилось больше ответственности брать на себя. Проблема была еще и в том, что некоторые решения блокировались топ-менеджерами Довганя, которые были поставлены для того, чтобы следить за Лиллевяли. Напряжение нарастало, партнеры начали искать виновных в проколах и неэффективных решениях. Итог был логичный: разрыв отношений со взаимными обвинениями и разделение фирмы на две части.

Довгань говорил, что его бизнес-партнер изъял деньги из торгового оборота и «откачал их через свой банк». В результате образовалась дыра в 50 миллиардов рублей, рассчитываться с поставщиками стало нечем. У Лиллевяли была другая версия: «Не было у нас никаких дыр. Просто Довгань решил выбросить меня из нашего славного бизнеса». Бизнес находился на краю пропасти, он рухнул туда осенью 1997 года. Именно тогда Довгань объявил о кризисе, а компания освободила шикарный офис на Котельнической набережной.

Довгань забрал себе марку, в которую предприниматели вложили несколько миллионов долларов, а Лиллевяли осталось лишь помещение банка «Актив». Лиллевяли сначала хотел повторить свой опыт с другим партнером. Бизнесмен начал производить товары под маркой «Смак», принадлежащей продюсерскому центру Андрея Макаревича, но через полгода вышел из проекта, не согласившись с условиями правообладателей.

Правда, позже музыкант опроверг причастность Лиллевяли к бренду, заявив, что не имел с предпринимателем никаких дел. «Полная чушь, никакого отношения к бренду "Смак" он не имел. Тем более к его созданию. Мы одно время просто арендовали у них офис для нашей программы, и очень недолго это продолжалось. Программа к этому моменту уже существовала, бренд уже существовал», — объяснил Макаревич. Поскольку и с этим направлением не сложилось, в 2001 году Лиллевяли поменял специализацию и занялся перспективным направлением — торговлей на фондовом рынке.

На Олимпе

«Строить огромный бизнес я не собираюсь», — скромно говорил в начале 2000-х годов Лиллевяли. В 2005 году он создал компанию «Столичная финансовая группа», а еще через пять лет — инвестиционный бутик «Анкор Инвест». Фирмы обслуживали несколько сотен клиентов, предлагая услуги доверительного управления и брокерского обслуживания на любой торговой площадке мира. Дела шли хорошо, масштаб был международный, открывались новые офисы в Цюрихе, Женеве, Риге, Лондоне. Лиллевяли наработал связи, создал репутацию, добился доверия. В 2013 году он объединил свои активы под бренд GL Financial Group — его было проще продвигать за рубежом. Успех заставил вспомнить о любви к экстравагантным поступкам.

«Сотрудники инвестиционного холдинга GL Financial Group ликовали, когда его президент Герман Лиллевяли осыпал их подарками — дебетовыми картами на 10 тысяч евро для шопинга в Милане, а своего самого лучшего менеджера наградил автомобилем BMW стоимостью 70 тысяч долларов», — так описывали один из корпоративов очевидцы событий.

Инвестиционный бутик работал настолько успешно, что в 2016 году получил премию «Финансовый олимп», став лучшей компанией в сфере доверительного управления. Доверия было действительно много, клиенты заносили от 500 тысяч евро и выше. Среди них было немало известных людей: режиссер Никита Михалков, вратарь ФК «Локомотив» Маринато Гильерме, политолог Дмитрий Орлов и многие бизнесмены. Клиенты были непростые — минимальный порог входа в финансовый бутик составлял 200 тысяч долларов.

Гениальный финансист и обыгравший гроссмейстера любитель шахмат убеждал инвесторов, что использует «радикально новый подход», основанный на искусственном интеллекте и «сложных алгоритмах». И это действовало. Он расхваливал «надежную стратегию», которая позволяет зарабатывать на акциях таких компаний, как Apple, Nike, General Electric, Citigroup и других. Лиллевяли уверял, что GL Financial Group специализируется «на нейтральных к рынку стратегиях». Например, на парной торговле, когда часть акций в управляемом пакете продавалась, а другая приобреталась. А потому деньги клиенты совершенно точно не потеряют.

Однако история начала напоминать сказку. «Расходы офисов возрастали, бонусы менеджерам тоже, а самое главное, расходы компании, на мой взгляд, были несопоставимо больше того, что можно было бы заработать на обслуживании клиентов», — рассказывал о деятельности компании бывший сотрудник. По его словам, за все время работы холдинг привлек более 200 миллионов долларов, а осели они в результате в карманах топ-менеджеров.

Все отдам, все верну

Награды, довольные клиенты, размах, BMW, признание — ничего не предвещало беды, но в 2017 году GL Financial Group внезапно начала задерживать деньги клиентам. Сама компания оправдывала задержки действиями банков-партнеров, якобы американские организации тормозят переводы в Россию. Окончательно же сомнения начали развеиваться в апреле 2018 года, когда Лиллевяли вышел из состава учредителей и внезапно уехал на Кипр. Сначала он клялся вернуть деньги. Клиентам финансист отправил в Facebook такое сообщение: «Обещаю вам, что деньги целы. Верну их лично. Волноваться не о чем». Лиллевяли также призвал инвесторов учиться играть в шахматы.

Партия подходила к концу. Лиллевяли перестал выходить на связь и начал скрывать свое реальное местоположение. В мае 2018 года Банк России заинтересовался конторой, на которую начали поступать жалобы, и отозвал лицензию у «Анкор Инвест». Однако даже это не остановило работу организации, которая продолжала проворачивать деньги клиентов вопреки запрету регулятора.

Да кого волнует, что у нас нет лицензии? У нас есть клиенты

представительница «Анкор Инвест»

Помимо знаменитостей без денег остались не такие далекие от финансового мира люди, как топ-менеджеры швейцарского фармацевтического гиганта Novartis AG, представитель российского миллиардера Олега Дерипаски, а также акционеры бренда Levi Strauss & Co. Лиллевяли смог убедить обеспеченную аудиторию в том, что компания реально успешно работает, свою роль сыграла обычная пыль в глаза: модные тусовки в башнях «Москва-Сити» и офисы в Швейцарии и Великобритании. Швейцарский офис оказался небольшим помещением, заваленным корреспонденцией, где никого не было, а из мебели во всем помещении был только один стул.

«Это пирамида, сильнейшая пирамида получилась», — прозрел уже позже бывший клиент GL Financial Group Иван Хижняк, который вложил свои деньги и потерял их.

Ход конем

Обман инвесторов обернулся уголовным делом, которое возбудили в октябре 2018 года; позднее, в июне 2019 года, задержали пятерых менеджеров среднего звена. Их обвинили в мошенничестве и хищении 1,5 миллиарда рублей. Общий ущерб оценили в девять миллиардов рублей, количество пострадавших шло на сотни. Однако главный шахматист оставался на свободе и продолжал жить на Кипре, отказываясь признавать за собой вину и находя все новые доводы для собственной невиновности.

Адвокаты менеджеров тогда утверждали, что их подзащитных просто сделали крайними, а следствие неохотно ищет Лиллевяли. В июне 2020 года он все-таки был объявлен в международный розыск, а затем заочно арестован.

Международный размах пирамиды превратил Лиллевяли в международного преступника. Еще в 2018 году иностранные клиенты подали иск в суд штата Флорида. Истцов было шестеро, среди них — граждане США, России и Украины. Они требовали от финансиста 10,7 миллиона долларов, утверждая, что Лиллевяли «создал более 30 подставных компаний по всему миру и привлекал инвесторов обещаниями безопасной инвестиционной стратегии и возврата инвестиций по первому требованию».

Однако деньги от новых инвесторов использовались для покрытия долгов перед старыми или направлялись «на личное обогащение тех, кто управлял схемой». В июне 2020 года окружной суд Флориды признал их правоту и увеличил сумму претензий в три раза. Но Лиллевяли или его представители в процессе не участвовали, свои деньги никто из истцов так пока и не получил.

Бурно в пустыне

Лиллевяли долго скрывался на Кипре, а потом перебрался в Эстонию. Дело в том, что сам аферист называет себя потомком немецких кровей, вероятно, поэтому у него был эстонский паспорт на имя Германа Хайнманна, с помощью которого он смог улететь в США.

«Моя семья имеет эстонское и немецкое происхождение. Мой отец — потомок немецкого рода Блумфельдтов (фамилия Блумфельдт была переведена на Лиллевяли в 20-е годы XX века)», — говорится в блоге Лиллевяли на портале «Сноб».

В США финансист перемещался из штата в штат, останавливаясь в съемном жилье. Небольшие перебежки могли продолжаться еще очень долго, если бы не просроченная виза, из-за которой он попал в иммиграционный центр в калифорнийской пустыне Мохаве. При проверке сотрудники центра выяснили, что перед ними международный преступник — база показала розыск по линии Интерпола, однако избежать правосудия «потомку немецких кровей» помогла эпидемия коронавируса.

За финансиста заступилась общественная организация — Американский союз гражданских свобод, который судился с местным отделением миграционной службы в связи с несоблюдением норм содержания подозреваемых в период коронавируса. Суд посчитал доводы союза убедительными и потребовал от местных властей резко сократить число заключенных в иммиграционном центре. Лиллевяли просто повезло оказаться в этом списке — никто специально за него не ходатайствовал.

Согласно решению суда, финансист должен был содержаться в «неизвестной квартире», видимо, под наблюдением местных правоохранительных органов и ждать депортации обратно в Эстонию. Выдать Лиллевяли России США вряд ли бы решились, между странами нет договоренности об экстрадиции. Более того, необходимый пакет документов для Интерпола российская Генпрокуратура собрала лишь к 27 ноября, то есть только спустя месяц после задержания «шахматиста» в США.

Экстравагантный бизнесмен и мошенник также ловко продолжает скрываться от правосудия, как в свое время заманивал людей в свою финансовую пирамиду — с момента выхода из миграционного центра о судьбе Лиллевяли ничего не слышно. В открытой базе разыскиваемых персон по линии Интерпола ни Германа Лиллевяли, ни Германа Хайнманна нет. Местоположение его также неизвестно.

«Все, что он делал изначально, это была какая-то шахматная партия, которую он играл со всеми, и он для себя заранее понимал, (...) что и как будет делать», — говорит про бывшего начальника экс-менеджер «Анкор Инвеста» Артем Лаптев. Пока обманутые инвесторы по всему миру так и не смогли вернуть свои деньги и поставить Герману Лиллевяли шах и мат. Если депортация в Эстонию все же состоялась, то финансисту может грозить местная тюрьма в местечке Соодевахе (Межболотье) в пригороде Таллина, однако подтвердить такое окончание истории пока не представляется возможным.