Избранный президент Киргизии Садыр Жапаров

Диктатура в законе

В Киргизии завершилась революция, президентом стал бывший арестант. Куда поведет страну новый лидер?

Бывший СССР

Революция в Киргизии официально завершилась. На президентских выборах с солидным преимуществом побеждает Садыр Жапаров — выдвиженец от оппозиционных сил. Новый глава государства сделал головокружительную политическую карьеру: всего за месяц беспорядков он прошел путь от тюремной камеры до президентского кресла. Жапаров пользуется безграничным доверием у соотечественников и, кажется, уже сумел наладить добрые отношения с основными внешнеполитическими партнерами, в первую очередь — с Россией. Но хватает у нового президента и противников, у которых есть вопросы как к его прошлому, так и к его дальнейшим планам. Кто такой Садыр Жапаров и чего ожидать от нового киргизского лидера — в материале «Ленты.ру».

Новый лидер

10 января в Кыргызстане прошли выборы президента. Подсчет голосов официально еще не окончен, но уже понятно, что с огромным отрывом от конкурентов победил Садыр Жапаров. Немногие из его 16 соперников набрали по несколько процентов, а большинство не получили и одного процента голосов.

84%
голосов набрал Садыр Жапаров на выборах президента Кыргызстана. Результат его ближайшего соперника составил 5,52% (предварительные итоги)

Взлет Жапарова был стремительным. Революционеры освободили его из тюрьмы во время беспорядков в Бишкеке 5 октября и сразу выдвинули на пост премьер-министра. Уже 15 октября экс-президент Сооронбай Жээнбеков подал в отставку, вслед за ним ушел спикер парламента, и Жапаров стал и.о. главы государства. Эти полномочия он сложил через месяц, чтобы участвовать в выборах.

В тюрьме Жапаров провел более трех лет. Его осудили за беспорядки 2013 года, когда он занимал пост депутата парламента: тогда его сторонники захватили в заложники губернатора Иссык-Кульской области Эмильбека Каптагаева. Жапаров лично в этом не участвовал и покинул страну, но в 2017 году вернулся и попал под суд за организацию беспорядков. В тюрьме он совершил попытку суицида. Обстоятельства случившегося неизвестны, но после этого член общественного совета при службе исполнения наказаний Чолпон Омурканова обратилась в руководству ведомства с просьбой перевести Жапарова в СИЗО ГКНБ для его же безопасности.

Сейчас приговор Жапарова считается политическим, хотя разные политические силы спорят, насколько законно он был отменен. Тюремное прошлое Жапарова позволяет противникам обвинять его в связях с криминалом, но это спорное утверждение. В 1990-е он какое-то время служил в милиции, до прихода в большую политику в 2005 году занимался бизнесом, но нет никаких свидетельств того, что в этот период он имел какие-то связи в криминальных кругах.

Однако противники Жапарова называют его едва ли не приближенным Камчибека Кольбаева, известного как вор в законе Коля-Киргиз, который, как считается, контролирует преступный мир республики и пользуется огромной властью в местах лишения свободы. Однако вскоре после прихода Жапарова в большую политику Кольбаев был арестован и до сих пор находится в СИЗО. При этом другим заключенным после смены власти меняют меру пресечения при условии возмещения ущерба, нанесенного экономике, как это было с экс-замначальника национальной таможни Раимбеком Матраимовым.

Раимбек Матраимов финансирует партию «Мекеним Кыргызстан», связанную с прежними правящими элитами и экс-президентом Жээнбековым, которая заняла второе место на осенних выборах в парламент, ставших поводом для начала революции. По данным независимых журналистских расследований, Матраимов и его клан причастны к нелегальному вывозу из страны товаров почти на $1 миллиард

Тюрьма действительно могла повлиять на Жапарова-политика, сделав его более жестким и даже жестоким. Когда в период избирательной кампании возникли слухи о непризнании итогов президентских выборов оппозицией, президент показал готовность задействовать армию для наведения порядка и провел учения военных подразделений по обеспечению безопасности выборов. В подобной ситуации экс-президент Жээнбеков не решился на жесткое подавление беспорядков и потерял власть, а Жапаров смог избежать беспорядков после выборов.

Контуры стратегии

Говорить о какой-то последовательной программе нового президента довольно сложно. До своего ареста в 2017 году Садыр Жапаров был эффектным политиком-популистом, который снискал популярность как критик президента Алмазбека Атамбаева и яркий обличитель коррупции. Он говорил как раз то, что кыргызская аудитория хотела услышать, и оставался влиятельной политической фигурой, даже находясь в тюрьме.

После прихода к власти риторика Жапарова и его обещания изменились, стали серьезнее и уравновешеннее. Например, сначала он объявил, что Кыргызстан отказывается от национализации золотого месторождения Кумтор, разрабатываемого канадской компанией, — этого отказа он добивался еще в 2013 году, проводя массовые акции протеста. Однако довольно быстро Жапаров передумал гнуть старую линию, рискуя разочаровать своих сторонников, так как счел, что его идея принесет больше вреда, чем пользы. Это говорит о некотором чувстве политической ответственности.

В сфере экономики новый президент пообещал делать ставку на добычу полезных ископаемых, инновации и борьбу с коррупцией, но предлагал мало конкретных идей. Он внес в конституцию поправку о защите прав трудовых мигрантов, вернул в паспорт графу «национальность» и делал иные громкие заявления, которые запоминались, но мало говорили о том, чего конкретно ждать от новой власти.

Могу вас заверить, что выполню все свои обещания, которые были даны ранее, потому что мы ждали этого дня 30 лет. С каждым новым президентом, каждым новым парламентом мы надеялись, что ситуация изменится

президент Киргизии Садыр Жапаров

Точно можно сказать, что в сфере внешней политики Садыр Жапаров последовательно выступает за сохранение прежних векторов. «Россия была и останется нашим главным стратегическим партнером», — заявил он 11 января на пресс-конференции после завершения выборов. В своем первом выступлении на посту и.о. главы государства три месяца назад он говорил о том же: что Россия и Киргизия «были вместе до сих пор, будут вместе и впредь», и все договоренности с Москвой будут соблюдаться.

Жапаров — выходец из Иссык-Кульской области, которая традиционно выступала за развитие отношений с Россией, и в одном из первых публичных выступлений новый глава государства сам об этом упомянул: «Если я правильно помню, Иссык-Куль был одним из первых, кто присоединился к России в 1850-х. С тех пор мы с Россией». Свой внешнеполитический курс Жапаров уже подтверждает действиями. 24 октября министр иностранных дел Киргизии Руслан Казакбаев предложил России, если ей это потребуется, расширить собственную авиабазу Кант на территории республики.

Жапаров пользуется репутацией политика-националиста, однако он не показывал никакой враждебности к русскоязычному населению. Назначил премьером русского Артема Новикова, обращался к России с просьбой прислать учителей русского языка для республиканских школ и гарантировал сохранение за русским языком официального статуса в республике.

Собственно, установление хороших отношений с Москвой можно считать одним из очевидных успехов первых месяцев пребывания у власти Садыра Жапарова. В период выборов пророссийскую риторику пытались использовать многие кандидаты, но реально занял это политическое поле именно новый президент, что во многом помогло его избранию. И сам он это понимает. 6 ноября политик публично поблагодарил Москву за вклад в стабилизацию обстановки в стране.

Новая «ханституция»

Что касается внутренней политики, то одной из ключевых инициатив Жапарова стала смена формы государственного устройства с парламентско-президентской на президентскую республику. Одновременно с выборами главы государства в республике прошел референдум о внесении изменений в конституцию, которые расширяют власть президента. Подсчеты еще идут, но уже ясно, что большинство Жапарова поддержало.

81,1%
жителей Киргизии поддержали изменение политической системы на президентсткую республику

Согласно новой редакции основного закона, президент становится главой исполнительной власти, сам формирует правительство, совет безопасности и высшие судебные органы. Он единолично объявляет референдумы, утверждает национальные программы и иные стратегические документы. В итоге официальные полномочия президента Кыргызстана существенно выросли и стали больше, чем, например, власть президента России, а влияние других ветвей власти снизилось.

Парламент, согласно новому закону, лишается полномочий по формированию правительства, резко усложняется процедура импичмента, сокращается роль политических партий. Власть парламента также размывается введением нового института Народного Курултая, созываемого по инициативе президента, полномочия и принципы формирования которого не вполне ясны.

Противники нововведений уже иронично прозвали новый проект основного закона «ханституцией», намекая на то, что полномочия президента Киргизии стали уж слишком обширными. До реформы глава государства обладал полнотой власти во многом в результате компромисса с основными партиями и влиятельными кланами. Новая архитектура власти наделяет президента большой единоличной властью над государственными институтами и денежными потоками.

Хочу заверить всех, что в стране не будет диктатуры одного человека, будет диктатура закона и справедливости

президент Киргизии Садыр Жапаров

Критики новой власти высказывают беспокойство, что конституция стала слишком «компактной», из нее исчезли многие фундаментальные права, которые теперь прописаны в других законах. Поэтому новый президент, заручившись поддержкой парламента, может легко установить в республике авторитарный режим, примерно как в современном Туркменистане, где царит культ личности президента и даже чисто бытовые свободы серьезно ограничены.

Впрочем, как возражают сторонники нового президента, источником власти является не конституция, а народ, и если он хочет видеть в своей стране авторитарный строй, поспорить с его решением никто не сможет.

Взлет или падение?

Сейчас избранный президент Жапаров пользуется огромным кредитом доверия в обществе Кыргызстана. От нового главы республики ждут повышения уровня жизни граждан, победы над коррупцией, модернизации, но реальные возможности политика гораздо скромнее.

Республика давно сталкивается с сильнейшим бюджетным дефицитом, покрывающимся за счет наращивания внешнего долга, который разросся до катастрофических масштабов. Государственный аппарат поражен коррупцией, кадровой чехардой и халатностью чиновников из-за низких зарплат и политической нестабильности. Слабо развита обрабатывающая промышленность, не хватает квалифицированных рабочих и инженерных кадров, качество образования снижается.

60% ВВП
составляет внешний долг Киргизии

Революция создала риски уничтожения позитивного задела старой власти. В частности, при бывшем президенте Жээнбекове на таможне начали внедряться системы автоматического контроля, развитие которых могло бы увеличить поступления в бюджет. Не будет ли под шумок уничтожена эта система?

Или, например, в прошлые годы властям удалось, вопреки постоянным срывам, запустить несколько горнорудных проектов, в их числе — разработку золотых месторождений Джеруй и Джамгыр, медный комбинат Бозымчак. Эти объекты были атакованы в дни революции мародерами и вынужденно остановили работу. Продолжат ли они ее — большой вопрос. Наконец, очередная революция в республике отпугнула иностранный бизнес и обнулила многие годы работы по улучшению инвестиционного климата.

История показывает, что для решения проблем Киргизии мало упорства и жесткости президента. Бакиев, пришедший к власти после революции 2005 года, тоже делал ставку на жесткое правление, но был свергнут в 2010-м, покинул страну и остается в истории Кыргызстана весьма противоречивой персоной. Нужны стратегия, тщательно продуманные подходы, подготовленная команда и благоприятная конъюнктура. Все эти слагаемые успеха Садыру Жапарову только предстоит создать.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности