Вводная картника

Липовые квоты

Как «Галополимер» бизнесмена Дмитрия Мазепина зарабатывал на мнимой борьбе с парниковыми газами

Экономика

Климатические активисты и фанаты гонок «Формулы-1» редко имеют много общего, но в персоне Дмитрия Мазепина они, возможно, нашли общего противника. В то время как одни из худших в мире соревнований с точки зрения выбросов углекислых газов пытаются стать более экологичными, гоночную команду «Хаас» покупает российский бизнесмен, чья бывшая компания зарабатывала на неприглядных схемах по торговле квотами на выброс тех самых парниковых газов.

Глава команды Формулы-1 «Хаас» Гюнтер Штайнер недавно заявил, что подписание контракта с Никитой Мазепиным дарит конюшне финансовую стабильностью. Об этом сообщило британское издание Planet F1. И спорить с эти сложно, ведь отец 21-летнего гонщика — крупный бизнесмен, совладелец «Уралкалия» и «Уралхима» Дмитрий Мазепин, чье состояние в 2015 году Форбс оценивал в 1,3 миллиарда долларов. «Когда ты владеешь бизнесом, на определенном этапе, после некоторых своих вложений, ты пытаешься сделать его самодостаточным, — отметил Штайнер. — Если Мазепин приходит к нам со спонсором – то почему бы нет?».

На протяжении последних месяцев в кулуарах гонок назревала главная интрига года — купит ли бизнесмен какую-либо команду «Формулы-1», чтобы в нее вошел его сын, или нет? И можно ли считать совпадением тот факт, что в конце октября датский автогонщик Кевин Магнуссен потерял свою позицию в команде «Хаас».

Сделка пока не состоялась, а в «Хаасе» категорически опровергают информацию о возможной продаже команды. Между тем Мазепин-младший уже в «Формуле-1» и выступит за американскую команду в сезоне-2021.

Не менее интересна и другая интрига. Немалую часть средств, которую Дмитрий Мазепин намерен вкладывать в команду, заработана на выбросах парниковых газов, убивающих экологию планеты. Как пишет датская ежедневная газета «Политикен», значительная часть состояния Мазепина — более одного миллиарда датских крон, что эквивалентно более чем 130 миллионам евро — поступает от продажи климатической компенсации более чем 400 европейским компаниям в 24 странах, в рамках схемы, которую эксперты считают как не вполне законную.

«Дмитрий Мазепин — один из тех родителей, которые пытаются купить своему сыну место в «Формуле-1». Теперь ходят слухи, что он вкладывает пару сотен миллионов датских крон в Хаас, чтобы его сын занял место Кевина Магнуссена. Это разрушает спорт. И если то, как он приобрел деньги, тоже разрушает климат, то это только делает его еще более ужасным», — сказал «Политикену» датский автогонщик Джейсон Уотт. Сам Дмитрий Мазепин отклонил запросы на интервью с изданием об инвестициях в «Формулу-1» и о своей бывшей компании «Галополимер», оказавшейся замешанной в экологическом скандале.

Опасные газы

Принадлежавшая до недавнего времени Дмитрию Мазепину компания «Галополимер», в которую входят два предприятия («Галополимер-Пермь» и «Галополимер-Кирово-Чепецк») в период с 2008 по 2015 год продала европейским компаниям более 50 миллионов климатических кредитов компаниям по всей Европе. Это следует из исследования, проведенного Politiken на основе официальных данных ЕС. Приобретя эти квоты, компании получили право дополнительно выбрасывать в атмосферу более 50 миллионов тонн углекислого газа — больше, чем, например, составляют ежегодные выбросы всей Дании.

Взамен «Галополимер» должен был сократить свои выбросы в России на такую же величину. Но, как пишет датская ежедневная газета «Политикен», климатические проекты российской компании были отмечены «мошенничеством и преувеличенными цифрами». Это на ее страницах утверждает Ламберт Шнайдер, координатор исследований в немецком Институте прикладной экологии и член Исполнительного совета Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата (РКИК ООН) механизма чистого развития (МЧР). Вместе со своей коллегой Аней Коллмус Шнайдер подробно проанализировал климатические проекты «Галополимера». Исследователи обнаружили, что заводы «искусственно умножили» производство высокоэффективных парниковых газов HFC23 и SF6. Впоследствии заводы уничтожали те же газы, за счет которых получали кредиты от кредитной системы ООН.

Еще в 2011 году «Коммерсант» сообщал о международных судебных разбирательствах с ОАО «ГалоПолимер», связанных с двойной продажей углеродных единиц. В 2015 году это же издание писало о международной критике российских проектов по снижению выбросов хладона-23 и гексафторида серы. По данным авторов материала, опубликованного в журнале Nature Climate Change, и на которое ссылался «Коммерсант», в 2011 году операторы трех химических заводов, управляемых ОАО «ГалоПолимер», отключили системы безопасности и специально увеличили производство газов обоих видов с тем, чтобы заработать на продаже будущих сокращений. «Если вы производите больше парниковых газов только затем, чтобы разрушить их и сгенерировать больше углеродных единиц, вы вообще-то разрушаете климат ради прибыли»,— заявил Ламберт Шнайдер, являвшийся и тогда одним из соавторов исследования.

«Существовал извращенный стимул увеличить выбросы парниковых газов, — говорит Ламберт Шнайдер, — потому что климатические кредиты, которые они получили вместо этого, стоили гораздо больше денег, чем стоимость уничтожения газов».

Регулирование выбросов парниковых газов на рыночной основе предполагал принятый еще в 1997 году Киотский протокол. Присоединившиеся к нему страны взяли на себя обязательство с 2008 по 2012 год сократить выбросы СО2 в среднем на 5 процентов по сравнению с уровнем 1990 года. Те, кто превышал свой лимит, могли докупить квоты. Или, наоборот, продать их другой стране, если выбросы от собственного производства были ниже нормы. Докупать или продавать можно было так называемые единицы сокращения выбросов (ЕСВ, 1 ЕСВ равнялась 1 тонне двуокиси углерода).

Торговля кредитами была настолько масштабной, что в 2011 году она составила 39 процентов от всей выручки «Галополимера». Только в 2010 и 2011 годах «Галополимер» заработал более 1,46 миллиарда датских крон (около 260 миллионов долларов), продав искусственно завышенные климатические кредиты, говорится в годовом финансовом отчете, предоставленном исследовательским консорциумом OCCRP. Это крупная сумма, которая, по словам Ламберта Шнайдера, была заработана за счет ущерба, причиненного климату планеты. «Тревожно видеть, насколько продажа поддельных сокращений выбросов увеличила выручку и прибыль в балансах «Галополимера». Поскольку некоторые кредиты были проданы только после 2011 года, полная картина, вероятно, еще хуже», — сказал Шнайдер в интервью «Политикен».

Обманутые

Сегодня Дмитрий Мазепин является основным владельцем крупнейших производителей удобрений в России — «Уралхима» и «Уралкалия». «За Мазепиным стоит много скандалов, как личных, так и в его компаниях, где его обвиняют в вымогательстве у конкурентов», — заявил «Политикен» заместитель директора Transparency International в России Илья Шуманов.

Бывший топ-менеджер «Сибура» впервые попал в список Forbes «100 самых богатых бизнесменов России» в 2010 году с состоянием 950 миллионов долларов. В 2015 году его активы издание оценило уже в 1,3 миллиарда долларов (63 строчка в списке Forbes). В том же году он продал «Галополимер» своему деловому партнеру Михаилу Генкину, занимавшему должность директора по развитию бизнеса и члена совета директоров «Уралхима».

В январе этого года «Политикен» сообщила, что восемь датских компаний купили климатическую компенсацию у «Галополимер». Эти закупки позволили им выбросить 2,6 миллиона тонн дополнительного углекислого газа в период с 2008 по 2012 год. Это эквивалентно выбросам углекислого газа всей Дании за один год. Но датская сделка составляла лишь малую часть деловых операций Мазепина. Исследования «Политикен» показывают, что в общей сложности 447 компаний в 24 странах купили климатическую компенсацию у российской компании.

Среди покупателей — крупнейшие производители парниковых газов в Европе: производитель цемента Cementa AB (Швеция), нефтяная компания ConocoPhillips (Норвегия) и немецкие сталелитейные гиганты Salzgitter AG, Rogesa и ThyssenKrupp.

«Политикен» поделилась научной критикой проектов с пятью компаниями, которые в общей сложности купили у «Галополимера» более 7,6 миллиона кредитов. Шведская компания Cementa AB написала по электронной почте: «Мы очень сожалеем, если купили права на выбросы, которые, как оказалось, вытекают из проекта, не приводящего к реальному сокращению изменения климата». ConocoPhillips не ответила на критику климатических кредитов, купленных для компенсации добычи нефти с месторождения Экофиск в Северном море. В электронном письме компания написала, что кредиты были куплены у «уважаемого глобального банка» и одобрены независимым агентством Det Norske Veritas и энергетическими властями Швейцарии. Производитель стали Dillinger Hütte, которому принадлежит Rogesa, ответил в электронном письме, что компания не располагает никакой «официальной информацией, расследованиями или результатами на сегодняшний день относительно фиктивной и мошеннической торговли выбросами». Salzgitter AG комментариев не дала, а ThyssenKrupp ответила, что сама компания не изучает детально проекты, а полагается на внешнюю проверку.

Чья ответственность

Ни одна из компаний, к которым обратилась датская газета, напрямую не ответила на критику, направленную против «Галополимера». Как пишет издание, ссылаясь на слова исследователей, никто из компаний не хотел брать на себя ответственность за дополнительные выбросы парниковых газов, которым они способствовали.

Советник по вопросам климата из CARE Danmark Джон Нордбо считает это возмутительным: «Каждая тонна углекислого газа, выброшенная в атмосферу в результате этого обмана, составляет ровно столько же, сколько тонна, попадающая в атмосферу сейчас. Так что не похоже, что климатические последствия в 2012 или 2015 годах будут менее серьезными, чем сегодня. Единственное, что изменилось, — это то, что стало труднее достичь климатических целей, которые мы должны достичь из-за маневров, которые они делали», отметил эксперт в разговоре с «Политикен».

Из 447 компаний, купивших климатическую компенсацию у «Галополимера», некоторые представляют собой небольшие комбинированные теплоэлектростанции. Поскольку углеродный рынок ЕС работал в то время, вполне вероятно, что многие покупали свои кредиты через посредников. В этих случаях компании не будут знать о происхождении компенсации. Но крупные компании, такие как Oersted A/S и немецкие стальные гиганты, купив миллионы кредитов, должны знать лучше, утверждает Джон Нордбо. Он подчеркивает тот факт, что датское правительство, в частности, отказалось от аналогичных китайских проектов еще в 2009 году из-за опасений по поводу их качества. Датское энергетическое агентство также отказалось от всех российских проектов из-за «значительной неопределенности» в отношении кредитов.

Датское энергетическое агентство также отказалось от всех российских проектов из-за «значительной неопределенности» в отношении кредитов. «Что касается Oersted A/S, который в то время назывался Dong Energy, я знаю, что они знали о проблемах с этими проектами. А что касается огромных немецких стальных гигантов, то я отказываюсь верить, что они также не должны были быть осведомлены о дискуссии по поводу такого рода кредитов и о том, почему они не были хороши для климата», — сказал Джон Нордбо.

В Германии координатор исследований Ламберт Шнайдер опасается за будущее. «Главный вопрос заключается в том, узнали ли мы что-нибудь из этого дела. И будут ли извлеченные уроки учтены в ходе текущих переговоров по правилам будущих углеродных рынков, которые являются частью Парижского соглашения ООН. Переговоры очень противоречивы, а проект правил относительно расплывчат, когда речь заходит о целостности и качестве, — подчеркнул эксперт. Переговоры о новом рынке климатических кредитов планируется провести на 26-ой сессии Конференции ООН по изменению климата, которая пройдет в шотландском городе Глазго с 1 по 12 ноября 2021 года.