Елена Изергина

«Дверь распахивается, и входит Гагарин. Я взяла его под руку»

Как советская модель в одиночку показала наряды Славы Зайцева в Париже и стала музой Валентина Гафта

Ценности

Манекенщица Елена Изергина выросла в знаменитой семье, однако ее имя чаще всего упоминается в связи с именем первого мужа — актера Валентина Гафта. За годы модельной карьеры Елене удалось повстречаться с Юрием Гагариным, выехать в капстраны и в одиночку представить коллекцию Славы Зайцева в Париже. Рассказ о внучке профессора, ставшего прообразом доктора Айболита, продолжает серию материалов «Ленты.ру» о судьбах советских моделей.

Легендарная семья

Фамилия советской манекенщицы Елены Изергиной была отлично известна всем медикам СССР, но отнюдь не из-за ее привлекательной внешности. Дед Елены, Герой Социалистического Труда, доктор медицинских наук Петр Изергин, посвятил свою жизнь лечению детей от костного туберкулеза. Он был директором детского санатория имени Боброва в Алупке, который все называли просто Бобровкой.

Есть легенда, что Корней Чуковский придумал «доброго доктора Айболита», увидев Изергина: тот пытался спасти от страшной болезни дочь поэта Мурочку. Вероятнее всего, это не так, потому что сказка вышла в 1929 году — до того, как девочку привезли в санаторий. Мурочка, к сожалению, умерла, хотя доктор сделал все, что мог.

Именно Петр Изергин — его седые всклокоченные волосы, «испанская» бородка, круглые очки в металлической оправе — стал прообразом почти для всех иллюстраторов и экранизаторов «Айболита»

Доктора Изергина не стало в 1936 году: он умер в своем рабочем кабинете, на здоровье сказались перегрузки. Его внучка Леночка была тогда еще совсем маленькой. Дед, ставший Героем Соцтруда буквально за год до смерти, не оставил семье никаких особенных богатств. К тому же вскоре началась Великая Отечественная война, бедствовала вся страна. Благосостояние Изергиных окончательно подкосила смерть отца Лены: он умер, когда ему было чуть за пятьдесят.

По материнской линии у Елены имелись еще более известные родственники. Родной теткой ее матери была звезда Малого театра рубежа XIX-XX веков Елена Лешковская. Изергина, тезка и двоюродная внучка знаменитой актрисы, грезила театром, но не могла себе позволить долгую учебу, поэтому в вуз поступать не стала.

Елена окончила школу в Крыму и поступила в среднее Московское театрально-художественное училище, где получила специальность художника-бутафора. Это было уже в середине 1950-х. Молодая специалистка получила перспективное распределение — на киностудию «Мосфильм».

Самой известной картиной, в которой Елене довелось поработать после училища, был фильм Ивана Пырьева «Идиот», прославивший Юрия Яковлева. Изергина работала ассистенткой главного художника. Фильм вышел в 1958 году, но Елены на «Мосфильме» уже не было: ей пришлось уволиться из-за болезни. Однако связи с актерским миром у нее остались.

«Выхожу на подиум, а сама думаю: что я тут делаю?»

Болезнь Изергиной усугубила семейное безденежье, и, едва придя в себя, она стала искать подработки. Ей предложили позировать в съемке дамских шляпок для рекламы. Когда Елена одну за другой меняла шляпки, к ней подошла незнакомая женщина и пригласила пройти просмотр в ОДМО — Общесоюзном доме моделей одежды. Дама оказалась ассистенткой Аллы Левашовой, главы ОДМО. Левашовой тоже понравилась кандидатка в манекенщицы, и Изергину взяли на работу.

Елена получала совсем небольшую зарплату (как известно, демонстратор одежды, как официально называлась ее должность, получал ставку рабочего невысокой квалификации — 70 с небольшим рублей). Она проводила на работе всю рабочую неделю с девяти до шести, а иногда и вечера, и, как все ее коллеги, сама делала макияж и маникюр. Одежду, которую демонстрировали модели, они себе позволить не могли. Хорошие вещи и косметика были дефицитом. Однако по советским меркам это была яркая и интересная жизнь.

«Нынче любят недобро поговорить о тогдашних нравах в мире моды — не верьте, там скорее был институт благородных девиц, и, кстати, за этим весьма следили, — позже рассказывала Изергина в интервью. — Работать манекенщицей было не стыдно. Моя жизнь на Кузнецком Мосту проходила спокойно».

У начальства не было никаких вопросов к молодой девушке, а компетентные органы, учитывая ее безупречное личное дело и деда — Героя Соцтруда, выдали Елене разрешение на выезд за границу

Бывшая модель вспоминала, что войти в рабочий ритм ей удалось не сразу: «Помню, первая моя поездка была в Лейпциг. Выхожу на подиум, а сама думаю: что, собственно, я тут делаю? По какому праву?». Однако со временем все наладилось: кроме соцлагеря Изергину «выпускали» и в капстраны — Италию, Францию, Великобританию. Она побывала даже в Бразилии. Однажды из-за проблем с визами Елене пришлось в одиночку представлять в Париже всю коллекцию Славы Зайцева, которую модельер готовил для этого показа. А самого Зайцева во Францию не пустили.

Во время большой выставки советской промышленности в Лондоне, которая сопровождалась дефиле ОДМО, Елене удалось встретиться с первым в мире космонавтом Юрием Гагариным, только что вернувшимся из своего полета.

Ждем в своей комнате вызова на подиум. Дверь распахивается, и входит Гагарин собственной персоной! «Девочки, можно у вас передохнуть? — говорит. — Там меня на части рвут». Можете представить, что с нами стало! Тогда и сфотографировались на память. Я взяла его под руку

Елена Изергина

Параллельно с работой в ОДМО Елена все же исполнила свою мечту и поступила в ГИТИС, на театроведческий факультет. Она окончила его с отличием — и одновременно завершила карьеру манекенщицы. В целом Изергина посвятила дефиле и съемкам для журналов чуть менее 15 лет.

«Пахло в доме невозможно»

В самом начале своей работы в Доме моделей Елена стала встречаться с молодым перспективным актером по имени Валентин. Молодому человеку исполнилось всего двадцать три года — на полтора года меньше, чем его избраннице. Фамилия актера была Гафт. Ни он сам, ни его возлюбленная не могли тогда даже представить всесоюзную славу, которая пришла к Валентину в 1970-е годы. До этого было еще слишком далеко. К моменту знакомства с Изергиной у него были проблемы с трудоустройством: в театре имени Моссовета работа у Гафта не заладилась.

В начале 1960-х Гафт начал служить в Московском драматическом театре (ныне Театр на Малой Бронной), и его карьера наладилась. Он женился на Елене и переехал в комнату в коммуналке, где она жила с матерью. Молодой паре пришлось разделить комнату на части дощатыми перегородками, чтобы создать хотя бы иллюзию интимности

Изергина в интервью не любила касаться темы этого сравнительно недолгого (они прожили вместе около восьми лет) брака. Основной причиной их разрыва, если верить Гафту, стала любовь Елены к животным. «Она каждый день приносила домой или котенка, который писал на батарею, или безногих голубей, которые летали у нас над головой... Пахло в доме невозможно, — довольно едко вспоминал Валентин Иосифович. — Тараканы и клопы так вписывались в общую картину, что их жалко было давить».

Впрочем, в том же интервью Гафт намекает, что по молодости лет он не был верен жене. Актер принял как данность, что она тоже в итоге полюбила другого человека и рассталась с первым мужем. Новой любовью Елены, вторым ее мужем и отцом дочери стал киновед, драматург и театральный критик Даль Орлов.

Друзья исчезли с радаров

Орлов, ровесник Гафта, тоже был моложе Елены, но у них сразу сложились доверительные отношения, переросшие в крепкий брак. По словам Изергиной, он «разглядел» ее на подиуме (на показе ОДМО в Колонном зале Дома Союзов), а потом они познакомились на вечеринке, куда Елена пришла с подругой. Какое-то время Даль и Елена встречались как друзья, Орлов доставал для нее контрамарки в театры, но со временем чувства взяли свое, и Изергина ушла от Гафта.

По-настоящему объединили молодых людей работа и интерес к театру. Елена заканчивала ГИТИС, писала диплом об актере Евгении Леонове, с которым была знакома лично и даже дружила с его женой Вандой. После вуза бывшая манекенщица устроилась на работу заведующей литературной частью в Московский театр юного зрителя, родила дочь Ольгу.

16 лет спустя Изергина перешла из МТЮЗа в МХАТ имени Чехова, где ее руководителями стали сначала Олег Ефремов, а затем Олег Табаков. Близкой подругой Елены Изергиной была звезда Театра оперетты певица Татьяна Шмыга

Елена вспоминала, что после окончания модельной карьеры и развала СССР в ее жизни были разные периоды. Так, в 1990-е многие ее друзья по работе в кино «исчезли с радаров»: обстановка в стране была, мягко говоря, непростая, и театральный критик и киновед Даль Орлов бывшим знакомым стал уже не нужен. Однако настоящие друзья остались верны семье Орлова и Изергиной.

В зрелые годы экс-модель признавалась, что свойственный ей независимый характер не изменился с возрастом. Она не увлекалась косметикой и всегда носила только ту одежду, которая ей нравилась, не гонясь за трендами: например, длинные юбки и кроссовки. Изергина много путешествовала по Европе, особенно когда ее дочь вышла замуж за гражданина Германии.

В 2000-2010-е годы дочь Елены и Даля Орлова Ольга и ее муж Ульрих Леннартц много помогала Бобровке — санаторию, которому посвятил жизнь ее прадед Петр Изергин. Бывшая манекенщица вносила посильную лепту в эту работу. Последние годы она посвятила семье и подобранным на улице домашним животным, любовь к которым сохранилась у нее с молодости.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности