Вводная картника

«Это начало конца для воровского мира»

Отказ от воровских традиций, борьба за власть и суровые зоны: что ждет криминальный мир в 2021 году

Силовые структуры

В конце ноября люди из окружения главного вора в законе Азербайджана Надира Салифова, известного в криминальных кругах как Гули, рассказали, что причиной его убийства стала месть за отрезанное ухо. Расстрел Гули стал одним из самых громких событий 2020 года в криминальном мире. Но были и другие: воры в законе устраивали жестокие разборки, боролись за власть и отрекались от воровских традиций, чтобы не получить 15 лет тюрьмы по новой статье, внесенной в Уголовный кодекс специально для борьбы с преступными авторитетами. О том, что важного и интересного произошло в уходящем году в мире криминала и что ждет его дальше, «Ленте.ру» рассказала редактор информационного агентства (ИА) «Прайм Крайм» Виктория Гефтер.

«Лента.ру»: Что важного произошло в криминальном мире в 2020 году?

Виктория Гефтер: Похоже, в 2020 году начался конец воровского мира, каким мы его знали: причиной стала пресловутая «антиворовская» новелла в Уголовном кодексе [статья 210.1 УК РФ («Занятие высшего положения в преступной иерархии») — прим. «Ленты.ру»].

Воры перестали вести себя как воры, потому что отныне все, сказанное ими, может быть использовано против них. Сейчас эта статья работает достаточно эффективно, но избирательно. Пока в полной мере она не затронула ни одного вора первой величины. Правда, в 2021 году полиции предстоит улучшить нынешние показатели и работать в этом направлении эффективнее.

Поэтому в зоне риска окажутся все, кто состоит на учете как вор в законе. Это всего лишь вопрос времени при наличии политической воли, если она сохранится. При этом эмиграция для воров — не выход из положения: международный розыск осложнит жизнь где угодно.

Получается, для воров настали по-настоящему тяжелые времена?

Да, и эта тенденция со временем будет усиливаться. Едва ли власти ограничатся одними только приговорами. Скорее всего, для воров в законе, которые не отрекутся от своих убеждений на стадии следствия, создадут закрытые тюрьмы специального назначения.

Там их будут содержать отдельно от основной массы заключенных и с особо пристрастным персоналом охраны. Это будет нашим ответом американской тюрьме Гуантанамо.

Отсидка в таком учреждении потребует напряжения всех физических и моральных сил, которых у современных воров может и не оказаться.

Уже есть несколько прецедентов, когда в результате подобной профилактической работы воры попадали в психбольницы: например, Хамзат Аушев, известный в криминальных кругах как Хамзат Ингуш, и сейчас там

При этом у нынешних воров нет той мощной идеологической платформы [воровского кодекса], на которой стояли воры в середине прошлого столетия. А потому для них страдание за воровскую идею лишается какого бы то ни было сакрального смысла.

Не секрет, что есть «системные» воры в законе, помогающие властям контролировать преступный мир. Станет ли их больше?

Напротив, в последние годы силовики проводят политику вытеснения воров в законе за пределы России, поскольку их количество за время криминальных войн стало избыточным. Как показывает практика, чтобы держать ситуацию в преступном мире под контролем, вполне достаточно одного вора каждой национальности на всю страну.

В 2020 году СМИ писали о том, что воры в законе пытались устраивать бунты на российских зонах, чтобы взять их под контроль. Так ли это?

О бунтах, устроенных по указанию воров, мне ничего не известно. Единственный случай, который связывали с вором в законе Тюриком в исправительной колонии №15 (ИК-15) под Ангарском (Иркутская область), подтверждения не получил.

Во всяком случае, для Тюрика он не имел никаких последствий

К слову, сегодня российские тюрьмы отданы на откуп чеченцам — так же, как рынки азербайджанцам. Чеченские «смотрящие» в местах лишения свободы — это устойчивый тренд нашего времени. Если власть найдет ворам в законе альтернативу в плане управления криминалом, то она будет из Чечни.

Как воровской мир отреагировал на гибель Надира Салифова (Гули) — главного криминального авторитета Азербайджана?

Високосный 2020 год унес жизни сразу 12 действующих воров, в том числе таких известных в России, как Константин Борисов (Костыль), Владимир Зятьков (Зятек) и Кахабер Парпалия (Каха Гальский). Два грузинских вора — Сачино Гегечкори (Сачино) в Санкт-Петербурге и Эмзар Джапаридзе (Кватия) в Греции — скончались от COVID-19.

Но насильственная смерть Гули, убитого киллером в Турции, затмевает все прочие

Феномен Гули прекратился так же внезапно, как и возник, причем финал вора в законе был предсказуемым и закономерным. Долго гореть с такой яркостью оказалось не под силу даже ему. При этом после гибели Гули многие воры вздохнули с облегчением.

Он прошелся катком по самолюбию большинства криминальных авторитетов, которые думали, что представляют из себя что-то или претендовали на что-то до появления на криминальной сцене Гули.

Среди авторитетов ходили слухи, что на криминальный бизнес убитого Гули претендовал чеченский вор в законе Ахмед Домбаев (Шалинский).

Если у Гули и был бизнес, его унаследовал брат погибшего Намик Салифов (Бакинский). В этом плане Ахмеду Шалинскому ничего не светит. Правда, он активно действует в регионах. Чеченский вор в законе уже закрепил своих людей в Новосибирске и Томске, а сейчас присматривается к Челябинску и Екатеринбургу.

Кто сегодня остается лидером воровского мира?

Можно вспомнить Захария Калашова (Шакро Молодой). Правда, сегодня любой на месте Шакро охотно уступил бы свои «лидерские позиции», но ему, похоже, предстоит нести этот крест до конца.

Или Мераб Джангвеладзе (Сухумский), который всегда был силен. А сейчас, ко всему прочему, его оппоненты лишились административного ресурса, которым обладал прежний лидер преступного мира Аслан Усоян (Дед Хасан), и сдулись даже без вмешательства Мераба.

Чтобы подкосить Сухумского, его сегодня пытаются столкнуть с Тариэлом Ониани (Таро). Так по старинной формуле divide et impera [с латинского — «разделяй и властвуй»] укрепляются «лидерские позиции» Шакро Молодого.

Одним из главных процессов 2021 года обещает стать суд над Олегом Медведевым (Шишкановым). Каким, по-вашему, будет его итог?

Думаю, итог будет плачевным для Шишкана: за то, что отнимал чужие жизни, остаток своей он проведет в тюрьме. Вор в законе может убить, защищая свою жизнь или честь, но расправа над домочадцами делового партнера — это моветон [речь о похищении и убийстве раменского депутата Татьяны Сидоровой и троих членов ее семьи, в котором обвиняют Шишкана].

Если кто-то из воров и поддерживает Шишкана, как это делают его друзья-артисты, то мне об этом неизвестно.

Каких событий в воровском мире стоит ждать в 2021 году? Будут ли новые конфликты, коронации?

С учетом того, что к воровской короне сегодня прилагается от восьми до пятнадцати лет по статье 210.1 УК РФ, желающий ее надеть должен быть настоящим фанатиком. При этом где-нибудь в Абхазии новые коронации вполне возможны.

Что до конфликтов, то, вероятно, будет развиваться противостояние между Важей Биганишвили (Важа Тбилисский) и Шакро Молодым

Важа стал единственным вором в законе, нарушившим мораторий Шакро на новые коронации. А еще Важа Тбилисский коснулся чести воров в законе, находящихся в Греции, при поддержке ныне покойного Гули, и этот конфликт тоже может получить продолжение.

Между тем в Белоруссии спецслужбы поставили на паузу конфликт главного вора в законе страны Александра Кушнерова (Саша Кушнер) и Павла Алексеевича (Паштет). Со временем он продолжится. Если бы на исход этого противостояния принимались ставки, на победу Кушнера я бы не ставила. Максимум — на ничью.

Какое отношение у воров в законе к Новому году? Есть ли у них традиции — скажем, прощать врагов?

Насколько мне известно, традиции прощать своих врагов на Новый год у воров в законе нет. Но сама идея хороша во всякое время.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности