Вводная картника

«В любой кризисной ситуации нужно уметь принять взвешенное решение»

Зампред правительства Ленинградской области Дмитрий Ялов — о жизни региона в условиях пандемии

Россия

Пандемия коронавируса серьезно ударила по экономике регионов, заставив существенно пересмотреть планы на будущее. В условиях ограниченного времени приходилось принимать порой непростые решения, чтобы не просто поддержать экономику, бизнес и жителей, но и добиваться положительных результатов. О том, с какими сложностями столкнулась Ленинградская область в этот непростой год и какие решения принимало руководство, чтобы поддержать регион, в интервью «Ленте.ру» рассказал заместитель председателя правительства Ленинградской области — председатель комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Дмитрий Ялов.

«Лента.ру»: Ленинградская область, как и прежде, несмотря на пандемию, показывает весьма позитивные экономические результаты. Как руководитель экономического блока, скажите, что помогло быстро реагировать на внешние изменения и избежать негативных последствий в этот непростой год?

Дмитрий Ялов: В первую очередь принятие управленческой командой региона смелых и взвешенных решений. Весной по решению губернатора Ленинградской области основа нашей экономики — строительство, сельское хозяйство, вся обрабатывающая промышленность, системообразующие организации — не останавливала деятельность. Мы одними из первых сняли ограничения на работу малого бизнеса в сфере торговли и бытовых услуг. Сегодня мы наблюдаем восстановление индекса промышленного производства — 99,1 процента по итогам десяти месяцев, а оборот розничной торговли вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 5,6 процента.

В регионе был сделан уникальный шаг: территория была условно разделена на три зоны по принципу «светофора» в зависимости от степени распространения коронавирусной инфекции. Если в «красной зоне» вводились более строгие ограничения, то в «зеленой зоне» разрешалось работать почти всем при обязательном соблюдении масочного режима. Сегодня с уверенностью можно констатировать, что такой подход сработал. В «зеленых районах» роста заболеваемости выявлено не было, а в «красных» и «желтых» муниципальные власти, бизнес и население стали более ответственно относиться к соблюдению карантинных мер, что позволило быстрее приступить к отмене ограничений. Главный вывод, который мы сделали: в любой кризисной ситуации уметь объективно осмыслить происходящее и принять взвешенное решение, основанное на фактах и данных.

Известно, что как раз для принятия решений Ленинградская область использовала большие данные в период весенних ограничений. Насколько эта информация вам помогла и будете ли вы дальше работать с этими данными?

Большие данные, об использовании которых так много говорили до пандемии, вдруг стали для нас неотъемлемой частью работы. С апреля по июль Сбербанк предоставлял нам еженедельную аналитику потребительского спроса по 32 важнейшим товарным группам, а также общую информацию о начислениях заработных плат в регионе. Анализ проводился на основе данных реальной платежной активности по банковским картам и данных по эквайрингу. Благодаря этому мы получали практически в реальном времени, в отличие от официальной статистики, оценку происходящего в экономике.

Мы, кстати, оценивали влияние принимаемых решений — ввода или снятия ограничительных мер — на деловую активность бизнеса, динамику и объемы торгового оборота, потребительское поведение жителей региона. На разных этапах прослеживались разные тенденции. Например, в период самых жестких ограничений более чем на 90 процентов «упали» сферы туризма и спорта, продажа одежды и обуви, услуги парикмахерских и салонов красоты. При этом наблюдался существенный рост в торговом обороте аптек, магазинов строительных материалов и продовольственных магазинов.

Это не первый наш опыт получения больших данных. В прошлом году мы реализовали два пилотных проекта по анализу численности и динамики перемещения населения с использованием данных мобильных операторов в городах и поселениях агломерационной зоны Ленинградской области. Для нас было важно получить не только численность, но и информацию о маятниковой трудовой миграции. Но для принятия решений о развитии территории, например, строительстве социальных объектов или дорожно-транспортной инфраструктуре эти данные не подходят из-за слишком высокой погрешности. Но, например, мы используем эти знания для принятия решения о необходимом количестве переписчиков при проведении Всероссийской переписи населения в следующем году, чтобы они могли опросить всех живущих в приграничных к Петербургу районах.

То есть цифровизация пошла региону на пользу…

Есть такая шутка: «Кто является двигателем цифровой трансформации? CEO, CDTO или COVID-19». Пока с большим перевесом выигрывает COVID-19. Ничто так сильно не способствует трансформации, как реальная потребность. Пандемия и ограничения в работе МФЦ многих подтолкнула к активному использованию электронных сервисов и услуг, и мы на деле увидели, какие госуслуги реально прошли цифровую трансформацию — их можно просто и быстро получить на портале, — а какие нет. Например, оказались недоработанными региональные госуслуги по линии социальной защиты населения, комитет экономического развития и инвестиционной деятельности совместно с профильным комитетом соцзащиты как раз сейчас занимаются «перепрошивкой», реинжинирингом 26 таких услуг, устраняя лишние процессы и недоработки. Затем мы заново их автоматизируем и уже будем предоставлять в новом качестве — данные о получателях будут в большей степени заполнены, а решения приниматься полуавтоматически и даже проактивно.

Давайте поговорим о том, как чувствует себя бизнес. Несмотря на пандемию, Ленинградская область в сентябре подписала ряд инвестиционных соглашений в рамках Балтийского регионального инвестиционного форума (BRIEF-20). Как вы оцениваете итоги форума?

Для меня лично и для многих наших партнеров форум стал хорошим поводом живой встречи и обсуждения актуальной повестки и новых возможностей, которые открыла нам пандемия, а именно — перестройки глобальных цепочек добавленной стоимости. Мы провели форум в гибридном формате, но в целом он собрал более 700 участников из 10 стран.

Часть из подписанных соглашений мы планировали заключить на Российском инвестиционном форуме в Сочи и Петербургском международном экономическом форуме. В основном это новые проекты компаний среднего уровня, а также инвестиции в расширение уже действующих производств. Но хочу отметить несколько принципиально новых направлений. Например, подписано соглашение о реализации первого инвестиционного проекта по созданию коммерческой недвижимости в агломерационной зоне — в Мурино. Мы рассчитываем, что этот деловой центр станет отправной точкой для тиражирования подобных проектов. Это позволит нам создать новые рабочие места для «белых воротничков» и сократить трудовую маятниковую миграцию в соседний Санкт-Петербург.

Второй момент — новый подход в работе с инвесторами Петербурга и Ленобласти. Наше Агентство экономического развития с коллегами из города подписали соглашение о создании «единого окна» для инвесторов. Мы заявляли об этом год назад на Координационном совете по вопросам социально-экономического развития Санкт-Петербурга и Ленинградской области и закрепили соглашением в этом году. Мы будем вести совместную работу по трем направлениям: обмен информацией, организация мероприятий в инвестиционной сфере и развитие «единого окна» для инвесторов.

Насколько охотно сейчас идут в регион зарубежные инвесторы? Комфортно ли им работать в России?

Иностранному бизнесу по-прежнему выгодно инвестировать в Россию с точки зрения затрат на локализацию производств и близости рынка сбыта. Ленинградская область — сильный рынок и удобный по логистике регион. Инвесторы приходят сюда, поскольку здесь можно производить продукцию на российский, европейский и мировые рынки. У нас есть варианты размещения как для инвесторов, желающих быть рядом с портовой инфраструктурой, так и ближе к такому крупному рынку сбыта, как Санкт-Петербург. Кроме того, диверсифицированная экономика Ленинградской области позволяет создать выгодную сеть кооперации внутри региона.

Иностранным инвесторам важны простые и открытые правила игры, в этих взаимоотношениях не может быть полутонов. Один из примеров — наше законодательство по налоговым льготам. Какими бы выгодными ни были эти преференции, если они не понятны для бизнеса — они не работают. Чтобы упросить процедуру, мы приняли решение давать льготы региональным инвестиционным проектам исходя из объема инвестиций на четыре-шесть лет. Эта схема понятна для иностранных инвесторов, и они активно ей пользуются.

Сегодня из более чем 300 инвестпроектов, которые сопровождаются нашим Агентством экономического развития, 50 — иностранные. Многие уже работающие в Ленинградской области зарубежные компании заинтересованы в расширении своих производственных мощностей. Это хороший знак, значит, у нас им работать комфортно.

Насколько сильные корректировки внесла пандемия в Стратегию социально-экономического развития региона до 2030 года?

Мы приняли решение не менять наши стратегические цели, а изменить подход к их реализации. Во-первых, Стратегия социально-экономического развития региона увязана с национальными проектами, реализация которых продолжается. Во-вторых, выбранные нами приоритеты ориентированы на решение системных проблем, которые в кризисных условиях только могут усилиться, а значит, потребуют большего внимания. И, наконец, даже с учетом кризиса и периода восстановления экономики, риск значительного недостижения целей к 2024 году нами пока не прогнозируется.

Мы принимали стратегию в 2016 году и тогда договорились, что будем актуализировать этот документ каждые 2-3 года, иначе он превратится в пыльную книгу на полке. В 2019 году мы внесли первые корректировки в документ стратпланирования, увязав его с национальными целями. Сегодня, несмотря на общую волатильность, вызванную пандемией, можно сделать однозначный вывод: реальные стратегические цели при общей нестабильности могут быть долгосрочными, рассчитанными на 10-20 лет. А вот подходы к их реализации могут меняться гораздо чаще, каждые 2-3 года. Именно поэтому, продумывая стратегические документы, нужно уделить внимание не только формулированию целей и задач, но и думать, как Стратегия будет реализована, какие инструменты нужно применять, чтобы она заработала.

Если говорить о приоритетах, то какие механизмы в системе госуправления Ленинградской области используются для достижения ключевых целей?

Во-первых, важно интегрировать стратегические приоритеты развития в ежедневную работу органов власти. Каждый исполнитель в той или иной сфере должен знать стратегические задачи, проводить мониторинг их результатов и четко вписывать их в отраслевые госпрограммы и проекты.

В Ленинградской области мы разработали и постепенно внедряем «целевую модель» стратегического планирования. Мы детализировали план мероприятий объемной Стратегии в виде набора стратегических карт по каждому приоритету. Каждая такая карта представляет собой один лист, но в нем рисуется полная картина развития сферы — доступная и понятная. Затем, жестко связали Стратегию и госпрограммы, проработали мобильное управление финансами внутри этих госпрограмм.

Чтобы система управления приоритетами заработала в полной мере, нужны изменения на оперативном уровне. В такой ситуации нужно быть гибкими, мобильными и работать исключительно на конечный результат. Немаловажную роль играют ценности и принципы нашей деятельности, которые мы выработали в комитете экономического развития и инвестиционной деятельности. Ключевыми из них являются сотрудничество, взаимопомощь, инициативность, честность, лидерство, саморазвитие. Эти важные слова, «расшитые» в более подробные формулировки, превращены в карту принципов, которые можно найти у каждого сотрудника комитета. Такой подход работает на достижение целей, которые мы ставим себе на стратегических сессиях. Договорившись в начале года, так сказать, на берегу о том, к каким целям мы идем, измерив их достижение в конкретных цифрах, датах, мы в конце года можем четко видеть, какие вершины удалось покорить, а на каких направлениях нужны дополнительные силы и ресурсы.