Вводная картника

Ключ к Карабаху

Азербайджан отбил у Армении город Шуши. Почему две страны воюют за него уже сто лет?

Бывший СССР

«Кто владеет Шуши, тот владеет Карабахом» — так говорят в Армении и в Карабахе. В Азербайджане, где город принято называть Шуша, тоже прекрасно осознают военное, историческое и символическое значение этой старинной горной крепости. В годы карабахской войны 1992-1994 годов захват армянскими войсками этого считавшегося неприступным форпоста стал переломным моментом и определил исход противостояния. Та же роль досталась городу и сегодня: на 43-й день карабахской войны-2020 Шуши пал под натиском азербайджанских сил. За этим последовала фактическая капитуляция Армении и Нагорного Карабаха и спешное подписание перемирия на крайне невыгодных для армян условиях. «Лента.ру» вспомнила историю карабахской твердыни и выяснила, как потеря одного города решает исход всей войны.

Шуши — город, построенный вокруг крепости, возведенной на горном плато площадью в два-три квадратных километра. С трех сторон это плато обрывается отвесными скалами высотой 70-80 метров. Все, кто бывал здесь, вспоминают красоту этих мест. По утрам у подножия скал стелется густой туман, и плато смотрится как остров в облаках, с которого открывается потрясающий вид на долину. Весной и летом она вся покрыта зеленью. Лесистая местность испещрена ущельями с кристально чистыми ручьями, а деревья переплетаются в самые причудливые формы.

В октябре 2020-го эту идиллию нарушила война. В стремлении как можно быстрее добраться до Шуши и захватить город армия Азербайджана применила всю мощь своего вооружения, включая фосфорные боеприпасы, выжигающие все живое. Не исключено, что опыт их применения азербайджанские военные переняли у турецких коллег. Леса стали проблемой во время наступления — технику через них провести сложно, а разведывательно-диверсионные группы регулярно терпели неудачи, то и дело натыкаясь на армянские засады, — армяне намного лучше знают эту местность, да и лес сам по себе фактор обороны, а не наступления. Он к тому же полностью нивелирует возможности главного оружия Азербайджана в этой войне — беспилотников.

С каждым днем атаки азербайджанских сил становились все интенсивнее. Судя по всему, военных подгоняли сроки: 9 ноября — День государственного флага Азербайджана, и, очевидно, военно-политическое руководство страны решило к этой дате во что бы то ни стало взять город, имеющий не только стратегическое, но и символическое значение для обеих стран. Возможно, именно этим объясняется поспешность президента Ильхама Алиева, еще 8 ноября заявившего, что Шуши перешел под контроль ВС Азербайджана. Это заявление оказалось полуправдой и было опровергнуто сразу несколькими независимыми источниками. Вскоре выяснилось, что политическое руководство Армении и Карабаха приняло решение оставить Шуши еще 7 ноября, но в городе осталась пара сотен армянских бойцов, отказавшихся уходить с позиций. Они до сих пор ведут бои в районе Шуши — даже после подписания договора о перемирии.

Так или иначе, атаки азербайджанцев окончательно достигли цели лишь 9 ноября. В этот день Шуша стала азербайджанской, открыв новую страницу своей многовековой и подчас страшной истории.

Рождение твердыни

На том месте, где сейчас находится Шуши, в 1428 году было какое-то поселение. Что оно собой представляло, сказать сложно — источников мало, но именно здесь в 1428 году епископ Мануэл (в некоторых источниках Тер-Манвел), служивший в церкви Амарас в Карабахе, переписал Евангелие, ныне хранящееся в армянском Институте древних рукописей Матенадаран. На последней странице этого Евангелия, в колофоне, автор пишет, что проделал работу «в селе Шушу земли Амарас». Никакой крепости в те времена не было, но селение на скале явно было. Судя по данным недавних раскопок, их там было даже два. В более поздних армянских источниках селения упоминаются под названиями Кар и Караглух — на армянском «камень, скала, глыба» и «каменная голова» соответственно. В наши дни чуть южнее Шуши расположено село Каринтак — «под камнем». Так или иначе, очевидно, что в первой половине XV века на этих землях были армянские поселения, а крепость появилась на этом месте через 200 лет.

Самые древние упоминания Шуши как крепости относятся к началу XVIII века: «Аван-юзбаши, прибыв и укрепившись в скале Шоша, прославился. Это было в 1717 году», — указывал в своих хрониках вардапет (архимандрит) Хачик Дадян (каталог писаний, ч.1, Вагаршапат, 1898, стр.35). Автор описывал военное становление одного из видных лидеров армянской национально-освободительной борьбы против турок и туркоманов, потомственного армянского князя Авана-юзбаши, впоследствии решением иранского шаха Тахмаспа II ставшего ханом всего Карабаха. Он и заложил первый камень Шушинской крепости, о чем в своем рапорте (1725 год) писал русский генерал Михаил Матюшкин: «Сотник Аван, внимая просьбам населения Карабаха, своими людьми числом 10 тысяч… строит новую крепость».

В те годы Карабах представлял собой пентурион — пять относительно независимых армянских княжеств (Хачен, Дизак, Джраберд, Гюлистан, Варанда), вместе известных как Хамс. Все они управлялись армянскими княжескими домами, каждое княжество было организовано вокруг своей крепости. Шушинская стала оплотом последнего из перечисленных княжеств — Варанды, будущий правитель которой Шахназар II вошел в историю как «погубитель Карабаха». После изгнания турок с этих земель в 1733-м между княжествами возникли распри, главным зачинщиком которых стал как раз мелик Шахназар. Он был полутурком, сыном армянского мелика и пленной турчанки, а в своем правлении не знал ни правил, ни границ: жил многоженцем среди христиан, силой отнял дочь князя Дизака у ее мужа, потом женился на дочери родного брата своей первой жены. В конце концов он собственноручно убил родного брата Овсепа, правившего Варандой, приказал вырезать его семью и занял его место на престоле. Не желая терпеть столь непредсказуемого соседа, два из четырех оставшихся княжеств решили пойти войной на Шахназара. Тот не растерялся и призвал на помощь… турок.

С этого момента начинается уже азербайджанская версия основания Шуши: Шахназар, привлекший к борьбе с прочими армянскими меликами (князьями) Панах-Али-хана, сдал ему крепость Шуши. До этого Панах-хан, согласно свидетельству азербайджанского историка Мирзы Джамала Карабахского, работал коллектором у одного из армянских меликов, затем подался в бега и стал мелким разбойником. Он разбогател на грабежах и обзавелся своей маленькой бандой, набрал силу и впоследствии оказался в нужное время в нужном месте.

«Мелик Шах-Назар может собрать войска близ 1000 человек; сей предатель своего отечества призвал Панахана, бывшего прежде начальником незнатной части кочующих магометан близ границ карабагских, отдал ему в руки свой крепкий замок Шушикала и учинился ему», — писал Александр Суворов князю Потемкину. Но в азербайджанской историографии этот эпизод выглядит иначе. Азербайджанец Панах-хан (в реальности его родословная восходит к туркам из Туркестана, то есть Центральной Азии), подчинил себе сначала Шахназара (что опровергается в том числе азербайджанскими историками), затем построил крепость Шуши, которая якобы была названа Панахабадом. Опираясь на Панахабад, Панах-хан завоевал весь Карабах и объединил его в Карабахское ханство — довольно мощную самоуправляемую единицу, подчиненную, впрочем, Сефевидской Персии. Сам же стал основателем Джеванширской династии карабахских ханов — по имени местечка в княжестве Дизак, откуда был родом Панах-хан.

Турецкий гамбит в Закавказье

Шуши стал столицей Карабахского ханства под управлением Джеванширов, постепенно превращаясь из крепости в город. По сути Шуши и был единственным городом ханства, остальные — более или менее крупные селения. Какое-то время ханство подчинялось персам, однако в 1813-м отошло к Российской империи по Гюлистанскому договору. Город последовательно включался в Каспийскую область, Шемахинскую, Елизаветпольскую и Бакинскую губернии. Он развивался и вскоре стал третьим крупным культурным и экономическим центром на Южном Кавказе после Баку и Тбилиси. Население в Шуши разделилось по принципу всего Карабаха тех лет: армяне жили преимущественно в верхней, горной части, азербайджанцы предпочли нижнюю часть города. И жили в принципе мирно, не мешая друг другу. Город развивался согласно российским планам застройки: строились церкви, монастыри, училища, семинарии, мечети, театры, школы, музыкальные дома и много чего еще — эти объекты возводились одновременно по всему городу, чтобы никто не чувствовал себя обделенным.

Пожалуй, то была эпоха расцвета межнациональной культуры согласия в Карабахе. Выходцем из Шуши был Наджаф Везиров — видный азербайджанский драматург, писатель, создатель азербайджанского театра. Первые его комедии «Камень, брошенный вслед, угодит в пятку» и «Позднее раскаяние плодов не дает» были напечатаны в армянской церковной типографии (1893). Широкую известность получили шушинские ансамбли, строившие свое творчество на армянском, азербайджанском и грузинском фольклоре. Самый известный из таких коллективов основал азербайджанский тарист Садыхджан. В этом ансамбле играл его ученик, один из самых известных армянских таристов своего времени Лазарь Тер-Вартанесов. Вместе они гастролировали по миру, давали концерты в Баку, Тбилиси и Ереване. Азербайджанская поэтесса Хан-Кызы провела в город водопровод, общественный деятель и меценат Мкртич Хандамирян построил первый в городе театр.

Но эпоха благоденствия продлилась недолго. Свою роль сыграли нестабильная военно-политическая ситуация на периферии Российской империи, притеснения армян в Турции, закончившиеся геноцидом, и обрушившаяся как снег на голову Первая мировая. На фоне усиления турецкого влияния росли националистические настроения среди местных армян и азербайджанцев.

Первые армяно-азербайджанские столкновения в Шуши были зафиксированы в 1906 году — тогда сгорело чуть ли не полгорода, сотни человек погибли с обеих сторон, многие бежали. С тех пор конфликты не утихали ни на день, а кульминация армяно-азербайджанского противостояния пришлась на 1918-1920 годы. Именно этот период можно по праву считать первой карабахской войной.

Ближе к концу Первой мировой, когда Кавказский фронт фактически прекратил свое существование, грузины, армяне и азербайджанцы попытались создать Закавказскую демократическую федеративную республику (ЗДФР), однако с этим были категорически не согласны турки. Под их нажимом ЗДФР продержалась месяц и распалась на Армению, Грузию и Азербайджан. Последний, провозглашая независимость 28 мая 1918 года, заявил права на территории Карабаха и Зангезура (юг нынешней Армении). Местные армяне с этим не согласились и сами провозгласили независимость Карабаха. В ответ Азербайджан привлек турецкие войска, попытавшись силой удержать Карабах и Зангезур. Пролилась кровь.

Тогда же турки заняли Шуши, и вооруженные столкновения в городе и его окрестностях продолжались вплоть до ноября 1918-го, когда турки капитулировали перед войсками Антанты и вынуждены были отвести свою армию. Тогда армян и азербайджанцев развели английские войска, они же назначили генерал-губернатором спорных территорий азербайджанца (этнического курда) Хосров-бека Султанова — убежденного пантюркиста. Впоследствии англичане помогли ему разоружить армянское население не только в Шуши, но и в окрестных селах, а после закрыли глаза на резню, которую устроили азербайджанские националисты.

Регулярные эпизоды этноцида армян на территории Карабаха и Зангезура, ответные нападения армян на азербайджанцев, убийства, поджоги — все это продолжалось до весны 1920 года и закончилось Шушинской резней: армянская часть города была разрушена, все армяне (23 396 человек, половина населения города) убиты или изгнаны. Начальника полиции Шуши, этнического армянина, сожгли заживо, армянского епископа повесили. «Я с ужасом вспоминаю и сегодня ту картину, которую мы увидели в Шуши в мае 1920 года. Красивейший армянский город был разгромлен, разрушен до основания, а в колодцах мы видели трупы маленьких детишек и женщин», — вспоминал впоследствии советский политический деятель Серго Орджоникидзе.

Ситуация более-менее нормализовалась с установлением советской власти сначала в Азербайджане, затем и в Армении. Территориальные споры между двумя теперь уже социалистическими республиками решали на самом высоком уровне в Москве. Зангезур остался за Арменией, Карабах сначала тоже. Кавбюро большевиков 4 июля 1921 года решило передать Нагорный Карабах Армянской ССР, но на следующий день ЦК РКП(б) с перевесом в один голос приняло противоположное решение — передать Карабах Азербайджану. Так возник фундамент для нагорно-карабахского конфликта в его современном виде. До начала войны за него оставалось менее 60 лет.

Штурм Шуши

В советский период Шуши зачах. Это был единственный город в Карабахе, населенный преимущественно азербайджанцами. Столицей Карабаха стал Степанакерт — город в десяти километрах к северо-востоку от Шуши (азербайджанцы предпочитают топоним Ханкенди). Лишь в поздние советские годы руководство Азербайджанской ССР вспомнило о существовании Шуши, объявило его историческим заповедником и принялось восстанавливать — но только восточную часть, где преимущественно жили азербайджанцы. Вместе с тем армянские кладбища разрушались, надгробия использовались в качестве строительного материала. С ростом межэтнического напряжения в конце 1980-х все памятники армянской культуры нередко и вовсе сносились. Армяне, напротив, реставрировали исторические мечети.

По-настоящему важным объектом город стал уже в годы второй карабахской войны в 1992-1994 годах. «В начале февраля военачальник народного фронта Азербайджана Рагим Газиев передислоцировал две ракетные установки "Град" в расположенную над Степанакертом Шушу, чтобы оттуда вести обстрел города», — пишет в своей книге «Черный сад» журналист Томас де Ваал. «Любой мог проснуться утром с похмелья, после ночной попойки, сесть в "Град" и стрелять, стрелять, стрелять по Степанакерту — без цели, без каких-либо координат», — приводит журналист слова азербайджанского офицера. Шуши стал проблемой для армянских сил, его было решено отбить. Азербайджанские силы же чувствовали себя в безопасности — эту крепость взять было не так просто.

Штурм города был организован 8-9 мая, в нем принимал участие будущий президент Нагорно-Карабахской республики, а затем и Армении Роберт Кочарян и другие люди, сделавшие впоследствии серьезную карьеру. Например, предыдущий министр обороны Армении Сейран Оганян, главком сил Карабаха, будущий глава Минобороны Самвел Бабаян и другие. В обороне Шуши участвовал, в частности, печально известный Шамиль Басаев.

8 мая 1992 года армянские силы окружили Шуши, но вместо атаки на город пошли на окрестные деревни. Это было тактическим шагом по выманиванию части азербайджанских сил из крепости. «Нам нужно было сделать вид, что мы хотим захватить эти деревни, чтобы сбить с толку противника», — объяснял потом командующий операцией Аркадий Тер-Тадевосян. Его план сработал: в какой-то момент оборона Шуши истончилась настолько, что ее можно было прорвать, чем не преминули воспользоваться армянские силы. Так вместо запланированных трех-четырех дней Шуши пал за сутки, азербайджанцы оставили в городе бронетехнику, «Грады» и потеряли 150-200 человек. Потери армянской стороны не превышали полусотни погибших.

Шушинская операция стала первым крупным успехом армянских сил в карабахской войне, первой ласточкой грядущей победы. После нее сколоченное наспех армянское ополчение стало переформировываться в регулярную армию, а в Азербайджане, как сообщал Томас де Ваал со ссылкой на очевидцев, просто рыдали. Взятие Шуши позволило обезопасить Степанакерт и перебросить силы на другие направления.

В Азербайджане же принялись искать виновных в Шушинском поражении. Экс-министр обороны Азербайджана Рагим Газиев и бывший начальник Генштаба ВС Шахин Мусаев за «сдачу» Шуши были обвинены в госизмене. Газиев пытался бежать, но был пойман, отсидел срок и был помилован в 2005 году, но до этого успел спасти Мусаева — тот бежал в Россию.

Вторая карабахская завершилась весной 1994-го победой армян и трехсторонним — Ереван, Степанакерт, Баку — перемирием. Кроме самого Нагорного Карабаха под армянским контролем остались окружающие районы, так называемый «пояс безопасности» — Физули, Джебраил, Зангелан, Кубатлы, Агдам, Лачин, Кельбаджар. Начались переговоры, которые, впрочем, не предполагали перехода Шуши Азербайджану. Город расположен в границах Нагорного Карабаха, статус которого, согласно идее посредников, должен быть определен юридически обязывающим референдумом. Нынешнему президенту Азербайджана эта идея, видимо, пришлась не по душе.

Крепкий орешек

Шуши — самое прочное место в Карабахе, с плато открывается дорога на столицу Степанакерт. С севера, единственной подступной стороны, Шуши упирался в армянский тыл, три оставшихся стороны — неприступные скалы. При этом Карабах — небольшая земля, места для масштабного стратегического маневра здесь нет. Иными словами, кто бы ни наступал на Карабах, рано или поздно он придет к Шуши. Это знают и азербайджанцы, и армяне — наступающая и обороняющаяся сторона в равной мере в курсе планов противника, неожиданности здесь быть не может.

7-8 ноября к Шуши прорвались передовые отряды ВС Азербайджана, некоторым из них удалось проникнуть в город. В ночь с 8 на 9 ноября Азербайджан резко нарастил боевой напор, значительно изменив в свою пользу оперативную ситуацию, и практически взял под контроль Шуши. Тем не менее город все еще отчаянно сопротивлялся усилиями оставшихся там армянских отрядов, на окраинах велись упорные бои между армянскими и азербайджанскими силами. В качестве доказательства из Шуши вели трансляции армянские бойцы: да, азербайджанцы в городе, да, воюем, но стоим. Факт продолжающихся боев отдельно подтвердил армянский премьер Никол Пашинян, а после него — представитель Армии обороны Карабаха. Но оба они умолчали о том, что 10 ноября сказал президент НКР Араик Арутюнян: в реальности политическое решение о сдаче Шуши было принято двумя днями ранее — 7 ноября.

При этом все карты изначально были на столе — имели то, что имели. Ждать существенной военной поддержки из Армении защитникам Шуши не приходилось, сбитый Азербайджаном российский Ми-24 тому свидетельство. Артерия, связывающая Армению с Карабахом, в условиях активных военных действий превратилась в капилляр — пути снабжения находились в зоне прямого поражения азербайджанских сил. Армения открыто ввязаться в войну так и не решилась, поскольку не признавала Карабах ни независимым государством, ни тем более своей территорией. Угрозы Пашиняна признать независимость Карабаха, требования признать республику, обращенные к Парижу и Нью-Дели, разговоры об «исправительной сецессии» и так далее — все это было блефом, не более, в игре под названием «покерный Карабах».

Шуши — самый крепкий орешек на территории Карабаха. Сила, которая в состоянии расколоть его, получает контроль над остальной частью края — отсюда можно двинуться куда угодно, опираясь на твердый каменный тыл, хоть напрямую к Степанакерту. Так и произошло. По сути, армянская сторона на высшем уровне отказалась от защиты города, оборона держалась на инициативе армянских бойцов на местах. Таким образом, третья карабахская война может быть по праву названа Первой Шушинской. Она завершилась разгромом двух армянских сторон. Вместе с этим, надо полагать, нагорнокарабахский конфликт как таковой урегулирован — не переговорами, а силовым путем. Азербайджан решил пойти ва-банк и затеял игру с нулевой суммой, в которой вышел абсолютным победителем. Не самым честным путем, совершая военные преступления, но факт остается фактом: желаемого он добился. Судить его, как победителя, вряд ли будут.

Что касается Армении — в стране продолжается политическая катастрофа. Никол Пашинян два с половиной года назад сверг прежние власти и, образно говоря, на коне взобрался на политический олимп Армении под шквал аплодисментов всего мира. Он был общенациональным лидером, а после вчерашнего в одночасье стал национальным предателем. Объявив о капитуляции (но избежав самого этого слова) через Facebook, Пашинян сообщил, что собирается устроить митинг. Пока он это говорил, в Ереване глубокой ночью разъяренные граждане ворвались в здание парламента. Несколько десятков человек поймали и избили до полусмерти давнего друга Пашиняна, спикера парламента Армении Арарата Мирзояна. Парламент призывают объявить недоверие премьер-министру, кто-то и вовсе требует линчевать Пашиняна, а подписанные им документы дератифицировать. Премьер пока на публике не появлялся, члены его политической команды сидят тише воды, ниже травы.

Так или иначе, внутриармянская политика после военного поражения — вопрос второй. Главный итог Первой Шушинской — потеря Карабаха для армян. Похоже, безвозвратная — там уже дислоцированы российские миротворцы. Кроме земель непосредственно в Карабахе Ереван обязался передать Азербайджану некоторые позиции на северо-востоке Армении — «территории, удерживаемые армянской стороной в Газахском районе Азербайджана». Все это произошло при правлении Никола Воваевича Пашиняна — премьер-министра Армении с 9 мая 2018 года по, предположительно, осень 2020-го.

Элен Бабаян (Ереван) , специально для «Ленты.ру»

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности