Вводная картника

Власть и деньги

Здесь праздновали падение России и плели интриги с кузенами: чем жил «самый уродливый дворец мира»

Путешествия

Фото: Jayne Fincher / Princess Diana Archive / Getty Images

Императоры и короли, герцоги и князья состязались в роскоши своих замков, окруженных великолепными парками. Дворцы, которые пощадило время, в наши дни превращены в музеи, доступные для осмотра туристами. Так и подданные британской королевы Елизаветы II могут своими глазами увидеть, как живет их монархиня в своей лондонской резиденции — Букингемском дворце. Рассказом о нем «Лента.ру» продолжает серию статей о знаменитых резиденциях королей и императоров.

Не тот Бэкингем

В 1703 году герцог Букингемский (разумеется, не тот, что в качестве литературного персонажа фигурирует на страницах авантюрного романа Дюма «Три мушкетера») начал строительство своей лондонской резиденции. Богатый и влиятельный человек мог себе позволить расположиться в самом престижном районе стремительно растущего города — в относительной близости от Вестминстерского аббатства.

Изначально дворец дворцом не был: он назывался не palace («дворец»), а house («дом») и задумывался как большой частный особняк с достаточным, но не избыточным количеством парадных покоев и хозяйственных помещений. В таком качестве Букингем-хаус просуществовал около 60 лет, пока на него не положил глаз король Георг III.

Георг жил тогда в Лондоне в официальной резиденции — Сент-Джеймсском дворце, который короля уже не устраивал: тесноват, и отделка вышла из моды. В 1762 году король приобрел Букингем-хаус, решив, что после перестройки это сооружение будет куда лучше соответствовать монаршим запросам.

Однако решение принимается быстро, а реализуется несколько медленнее: свой окончательный вид Букингемский дворец обрел уже после смерти Георга III (который, кстати, занимал британский престол целых 59 лет). Расширение и реконструкция дворца, которыми последовательно занимались два весьма востребованных британских архитектора — сначала Джон Нэш, затем Эдвард Блор, продлились в общей сложности три четверти века.

Кстати, любопытный факт: Эдвард Блор создал проект дворца в Алупке по заказу российского вельможи графа Воронцова — того самого дворца, где бывал Пушкин, а затем жил Уинстон Черчилль во время Ялтинской конференции.

К зданию Букингем-хауса пристроили три здания, выдержанные в едином с ним стиле. Образовавшийся квадрат обрамляет просторный внутренний двор. В 1837 году, когда на престол вступила молодая королева Виктория (внучка Георга III), она объявила Букингемский дворец главной резиденцией британских монархов. Таковой дворец остается и по сей день.

Трудное детство принцессы

Будущая королева Виктория, дочь герцога Кентского Эдуарда (так и не дождавшегося своей очереди на престол четвертого сына Георга III) и немецкой герцогини Марии Луизы Виктории Саксен-Кобург-Заальфельдской, была хорошенькой круглолицей и темноволосой девушкой. Когда она стала британской монархиней, ей было всего восемнадцать. Можно было предположить, что Виктория больше грезила о романтической любви, нежели о власти над огромной Британской империей. Однако у королевы были довольно четкие виды на свое будущее.

Престол достался ей в результате демографической случайности. Ни один из трех ее дядей не оставил наследников, а ее отец, у которого тоже были проблемы с наследниками, скончался от воспаления легких, когда Александрине Виктории (таково было ее имя при крещении) было всего восемь месяцев. Герцог не оставил дочери ничего, кроме долгов и шансов со временем занять королевский престол.

Девочку воспитывали мать (у которой уже было двое детей от первого брака) и ее любовник, шталмейстер двора герцогини сэр Джон Понсонби Конрой, бравый офицер-красавец, единственным желанием которого было получить побольше денег и власти. Его высокопоставленная любовница поддерживала своего фаворита в этом стремлении.

Герцогиня и ее шталмейстер придумали специальную систему воспитания будущей королевы, назвав ее «кенсингтонской», по имени дворца, в котором жила Виктория с матерью до своего совершеннолетия. Целью системы было превратить девушку в послушное орудие своих воспитателей и фактически править вместо нее, став регентами при несовершеннолетней королеве.

Однако план не выгорел. Виктории исполнилось 18 лет 24 мая 1837 года, когда ее дядя, король Вильгельм IV, был еще жив. Едва отметив совершеннолетие, принцесса указала сэру Джону Понсонби Конрою на дверь, а с матерью просто перестала разговаривать. Менее месяца спустя дядя Вильгельм отправился в лучший мир, так и не оставив законных наследников.
Совершеннолетняя принцесса Виктория стала полноправной королевой без всяких регентов и занимала трон до января 1901-го — 63 года, семь месяцев и два дня. Дольше нее британский престол принадлежит только нынешней королеве Елизавете II.

Большая любовь королевы

Одним из первых самостоятельных решений королевы Виктории стала смена резиденции. Букингемский дворец стал (и по сей день остается) официальным местом пребывания британского монарха в столице королевства — Лондоне. Виктории пришлось позволить своей матери (вместе с ее наперсником Конроем) поселиться в Букингемском дворце: официально незамужняя женщина, даже монархиня, не могла жить отдельно от родителей. Однако королева постаралась, чтобы покои матери были максимально отдалены от ее собственных, и почти не общалась с герцогиней.

Репутации молодой монархини вредили дворцовые интриги. Так, в 1839 году произошла весьма неприятная история: у одной из фрейлин герцогини Кентской, леди Флоры Гастингс, стал расти живот, пошли сплетни, что она беременна от Конроя. Королева, не любившая леди Флору, дала ход этим сплетням. В итоге оказалось, что фрейлина девственна, а изменения фигуры вызваны тяжелой болезнью, от которой несчастная Флора в итоге скончалась. Среди оппозиционно настроенной аристократии и политиков произошедшее вызвало негативное отношение к Виктории.

Все попытки матери и Конроя влиять на нее Виктория неизменно пресекала, но понимала, что они прекратятся только когда она выйдет замуж. Королеве пришлось задуматься о выборе супруга. Заодно она запланировала расширение площади Букингемского дворца и обновление его отделки.

Избранником молодой британской монархини стал ее двоюродный брат и ровесник, герцог Альберт Саксен-Кобург-Готский (отец Альберта был родным братом матери Виктории). Забавно, что, по легенде, у будущих супругов при рождении была одна и та же повивальная бабка. Брак кузенов спланировали, разумеется, их старшие родственники во главе с бельгийским королем Леопольдом I, дядей обоих нареченных. Но Виктория практически сразу горячо влюбилась в своего жениха.

Она так писала об Альберте: «Он невероятно красив; его волосы примерно того же цвета, что и мои; у него большие голубые глаза, а еще у него красивый нос и очень милый рот с прекрасными зубами; но очарование кроется в самом выражении его лица, самым что ни на есть восхитительном. Он обладает всеми качествами, которые можно пожелать, чтобы сделать меня совершенно счастливой».

Молодой герцог приехал в Великобританию, чтобы поближе познакомиться со своей суженой и окончательно решить вопрос о браке. Поскольку жених был всего лишь захудалым немецким герцогом, а невеста — правящей британской королевой, официальное предложение исходило не от него, а от нее.

Королева огласила свое предложение 15 октября 1839 года, спустя неделю о королевской воле оповестили Тайный совет, а уже 10 февраля 1840 года Виктория и Альберт обвенчались в Королевской капелле Сент-Джеймсского дворца. Королева очень любила белый цвет и выбрала его для подвенечного платья. Считается, что именно эта свадьба задала моду на белые наряды невест, сохраняющуюся по сей день. Примечательно, что королева, умершая в 81-летнем возрасте после многолетнего вдовства, завещала похоронить себя тоже в белом подвенечном платье. Однако до этого было еще далеко: в 1840 году юная новобрачная радовалась своему новому статусу.

Дворец для девяти детей

«Я никогда, никогда прежде не переживала такого вечера! — писала влюбленная женщина. — Мой Дорогой, Дорогой, Дорогой Альберт… Его огромная любовь и привязанность подарили мне чувство небесной любви и счастья, которое я никогда прежде не надеялась обрести! Он заключил меня в свои объятия, и мы целовали друг друга снова и снова! Его красота, его нежность и мягкость! Могу ли я когда-нибудь действительно отблагодарить Провидение за такого Супруга!.. Это был самый счастливый день в моей жизни!»...

Королева потратила на окончательное совершенствование и украшение Букингемского дворца, где поселилась с мужем, 700 тысяч фунтов. Монархиня заказала, в частности, 500 блоков самого дорогого в Европе каррарского мрамора для декора парадных залов дворца.

Первым ребенком Виктории и Альберта стала дочь Виктория. Влюбленная королева в буквальном смысле «с первой ночи понесла» и родила девочку меньше чем через девять месяцев после официального бракосочетания. Беременность тяжело давалась королеве, она переживала из-за своего здоровья, изменившейся фигуры и опасений, что Альберт разлюбит ее. По воспоминаниям мужа, Виктория много капризничала и устраивала истерики всякий раз, когда ждала ребенка.

Королева не любила возиться с младенцами, они казались ей уродливыми. Так же неприятна ей была практика кормления грудью. Передав дочь кормилицам и нянькам и едва оправившись от родов, королева забеременела снова. Младший брат крошки Виктории, первый сын и наследник королевы Эдуард VII родился менее чем через год после сестры.

За ними последовали еще семь братьев и сестер: всего за 21 год брака Виктория и Альберт стали родителями девяти детей. Младшая, Беатрис, появилась на свет в 1857 году. Примечательно, что при довольно высоком уровне детской смертности даже в привилегированных слоях населения все отпрыски королевской пары выжили и достигли зрелости. У всех у них были свои покои в Букингемском дворце. Эдуард VII провел в нем большую часть своей жизни и в нем же умер в 1910 году.

Резиденция в упадке

Самый пышный зал Букингемского дворца был завершен в 1853 году. Его длина 36, а ширина — 18 метров. Первым крупным приемом, прошедшем в этом зале, стал праздник в честь окончания Крымской войны с Российской империей, завершившейся не в пользу России. Стены зала украшали шелк и позолота, с кессонного потолка светили огромные хрустальные люстры, на полу был драгоценный наборный паркет. Другие парадные покои дворца не уступали роскошью центральному залу.

Однако спустя пять лет Букингемский дворец оказался в немилости. 42-летний принц-консорт Альберт умер от болезни желудка. Безутешная Виктория облачилась в траур, который не снимала до конца своего правления, и покинула столь любимый ею дворец, который был свидетелем ее счастливого брака. Она перебралась в Виндзорский замок, где проводила большую часть времени, за что получила прозвище Виндзорская вдова.

Тем не менее празднование юбилеев правления Виктории (золотого и бриллиантового) проходили в Букингемском дворце. После смерти Виктории перед Букингемским дворцом ей поставили пышный памятник из позолоченной бронзы на мраморном постаменте.

Ее старший сын Эдуард, став главным обитателем Букингемского дворца, пригласил декораторов, которые переделали интерьеры во французском стиле, куда более игривом и фривольном, чем прежний георгианский. Но, воцарившись, Эдуард VII недолго наслаждался дворцом: он правил всего девять лет и умер в 1910 году. Его сын, король Георг V, очень любил загородную резиденцию Сандрингем и проводил в ней много времени; там он и умер.

Хотя Букингемский дворец был официальной монаршей резиденцией в столице, и к нему специально для королевских торжественных проездов проложили улицу Мэлл, он потихоньку приходил в запустение.

Правнук Виктории герцог Виндзорский (который недолгое время занимал британский трон под именем Эдуарда VIII, но отрекся от престола, чтобы жениться на разведенной американке Уоллис Симпсон) писал, что Букингемский дворец «со своими большими залами и бесконечными коридорами казался наполненным запахом плесени, который я до сих пор чувствую всякий раз, когда вхожу в него». Герцог не любил резиденцию своей бабки и отца, а когда отрекся от престола, вообще мало жил в Великобритании, предпочитая более теплые края — например, юг Франции.

Символ монархии

Жизнь возвратилась в Букингемский дворец, когда королем стал младший брат герцога Виндзорского Георг VI. Его правление стало символом борьбы Великобритании во Второй мировой войне. Король и его семья, в том числе наследница престола принцесса Елизавета, проводили много времени в Лондоне, поддерживая своих подданных. Когда вскоре после войны, в 1952 году, Георг VI умер, и Елизавета стала королевой, Букингемский дворец вернул себе статус официальной королевской резиденции.

В Букингемском дворце Елизавета II принимает новых премьер-министров Великобритании, а также официальные делегации и иностранных послов. С центрального балкона дворца, по давно заведенной традиции, королева и ее семья приветствуют подданных в праздники и особо торжественные дни — например, в дни свадьбы принцев и принцесс. Хотя газета The Guardian в свое время назвала дворец «одним из самых уродливых сооружений мира», в нем охотно бывают туристы: их официально допускают в резиденцию с 1993 года. Посетителей приглашают в Букингемский дворец только в августе и сентябре, когда королева покидает Лондон и уезжает в другие свои резиденции.

Туристы могут увидеть, разумеется, не все комнаты дворца, а только парадные покои, в которых размещена часть коллекции произведений искусства, принадлежащих королеве, в частности — картины Рубенса и Рембрандта, бронзовые часы, севрский фарфор и антикварная мебель. Резиденцию окружают сады Букингемского дворца. Это самый большой частный парк в Лондоне с искусственным прудом, который появился в 1828 году. Планировкой парка первоначально занимался Ланселот Браун, затем сады перепланировали Вильям Эйлтон и Джон Нэш.

Особое внимание к Букингемскому дворцу было приковано в конце августа и начале сентября 1997 года, когда трагически погибла принцесса Диана, бывшая супруга сына Елизаветы II принца Чарлза и мать ее внуков Уильяма и Гарри. Королева тогда по своему обыкновению покинула Лондон. Скорбящие подданные, любившие «королеву людских сердец леди Ди», как они ее называли, принесли охапки цветов, свечи и фотографии к ограде Кенсингтонского дворца, где жила принцесса, и к ограде Букингемского дворца, устроив там стихийные мемориалы. Слой цветов достигал полутора метров.

А в Букингемском дворце в это время королевы не было, поэтому над дворцом не поднимали флага: когда монархини нет во дворце, королевский штандарт не поднимают. Возмущенные таблоиды во главе с The Sun требовали, чтобы во дворце приспустили штандарт, продемонстрировав официальные соболезнования. В итоге народ и королева достигли компромисса: в день похорон монархиня приехала в Лондон, и подданные увидели над дворцом траурно приспущенный флаг.

Вероника Гудкова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности