Вводная картника

«Они выстраивают альтернативную реальность»

YouTube блокирует и удаляет пользователей из России. Как с этим бороться?

Интернет и СМИ

Фото: Dado Ruvic / Reuters

Каждую минуту на YouTube загружают более 500 часов видеоконтента. Для контроля над всем этим бесконечным потоком у площадки есть собственные алгоритмы, которые отслеживают нарушение авторских прав и запрещенный контент. За порядком следят и живые модераторы — их усилиями площадка избавляется от роликов с насилием, убийствами и порнографией. Несмотря на мощные инструменты, видеохостинг не может окончательно справиться с распространением деструктивного контента. Нередко происходит обратная ситуация: блокировке подвергаются вполне безобидные в сравнении с массивом жестокого и экстремистского контента на YouTube видео и каналы. В этом году сервис забанил ряд русскоязычных СМИ, которые считают это решение политическим. Кто они, почему считают это цензурой и почему российские власти встали на их защиту — в материале «Ленты.ру».

«С нами просто не выходят на связь»

За последние несколько лет YouTube заблокировал около 200 русскоязычных каналов. В правилах видеохостинга говорится, что перед удалением видео или аккаунта владелец контента должен получить предупреждение о нарушении правил сообщества. Эту информацию модераторы должны сообщать в письме, в уведомлении на сайте, в приложении, а также на странице настроек канала. Большинство попавших в черный список русскоязычных пользователей говорят, что не получали объяснений о причинах блокировки.

В мае 2020 года администрация площадки без предупреждения заблокировала аккаунты телеканала «Крым 24» и русскоязычных информационных агентств Anna News и News-Front. Каналы освещают новости из России, Украины и других регионов. В своих видео журналисты делали основной акцент на военных столкновениях в ЛНР и ДНР, немало внимания уделялось и сирийской проблеме. На сайтах информационных агентств говорится, что большинство их корреспондентов — волонтеры из разных стран. Владельцы каналов утверждают, что не знают, почему попали в черный список.

«Сегодня без предъявления претензий YouTube удалил канал News-Front, существовавший пять с половиной лет, имевший более 450 тысяч подписчиков и около 0,5 миллиарда просмотров. Канал не имел на сегодняшнее утро ни одного предупреждения о нарушении правил сообщества», — писал руководитель информационного агентства News-Front Константин Кнырик в своем Telegram-канале.

Вскоре после случившегося редакция «Крым 24» отметила, что хостинг написал «довольно смутную» формулировку по поводу блокировки аккаунта — «за нарушение условий использования YouTube». Представители канала попытались обратиться в службу поддержки, но более подробную информацию так и не получили.

Спустя несколько месяцев YouTube продолжил блокировать русскоязычные СМИ. Под нож модераторов попали три аккаунта, включая аккаунт телеканала «Царьград» православного предпринимателя Константина Малофеева. Главный редактор телеканала Дарья Токарева пообещала подать в суд на видеохостинг в связи с его «незаконными действиями».

«Администрация сервиса и сейчас не объясняет причины блокировки. С нами просто не выходят на связь, поэтому конфликт мы планируем решать в суде», — отметила Токарева.

Вскоре после этого заявления Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) обратился в Google, чтобы выяснить причины попадания в черный список. Однако в российском офисе американской корпорации не смогли прокомментировать проблему — сотрудники сослались на то, что они не занимаются администрированием YouTube.

«Мы столкнулись с очень странной ситуацией, когда на сайте Google в разделе "О компании" в списке офисов указан офис ООО "Гугл" в Москве, а при обращении по указанному адресу нам сообщают, что google.ru не имеет отношения к американской компании», — прокомментировали неожиданный ответ ИТ-гиганта представители СПЧ.

Битва за «Беслан»

К 16-й годовщине трагедии в Беслане журналист ВГТРК Александр Рогаткин снял документальный фильм «Беслан». На YouTube он получил маркировку «18+». Авторам сообщили, что пользователи отметили ролик как «недопустимый». Маркировка означает, что видео могут смотреть только зарегистрированные совершеннолетние посетители, что существенно сокращает его аудиторию. Кроме того, ролик не показывается в рекомендациях и не получает монетизацию. Перед этим ленту транслировали в эфире «России 1» — никаких недопустимых моментов руководство федерального телеканала в ней не выявило.

Ситуацией заинтересовался Роскомнадзор. Представители ведомства отправили в Google официальный запрос с требованием объяснить наложенные на ролик ограничения. Регулятор расценил действия администрации YouTube как попытку цензуры и потребовал от Google соблюдать закон по распространению информации на территории России.

Однако администрация YouTube с претензиями не согласилась. Руководство хостинга пояснило, что фильм получил такую маркировку из-за сцен жестокости, на которые пожаловались юзеры.

«Безопасность зрителей, авторов и партнеров YouTube — наш главный приоритет. На платформе запрещено публиковать контент с изображениями насилия или жестокости. Если пользователи находят то, что нарушает правила нашего сообщества, они могут сообщить об этом», — подчеркнули в офисе YouTube.

«YouTube отмечает контент, который не содержит в себе запрещенной информации и транслировался на федеральных каналах, как недопустимый, но при этом совершенно не ограничивает доступ к опасным материалам, содержащим сцены жестокости, насилия и неправомерного поведения, — возмущается в разговоре с «Лентой.ру» первый заместитель председателя Комиссии по развитию информационного общества Общественной палаты Александр Малькевич.

Он убежден, что выборочная модерация YouTube «носит все признаки политической цензуры» и связана с политической повесткой США. Так считает и Борис Едидин, заместитель генерального директора Института развития интернета (ИРИ) по правовым вопросам. Он называет выборочную модерацию очередной пробой сил интернет-гигантов по «выстраиванию альтернативной реальности». Эксперт пояснил, что корпорации вроде YouTube будут бороться за свое право цензурирования контента для самостоятельного определения медиаповестки. В частности, это будет использоваться для политических целей.
«Ну а чему здесь удивляться. YouTube — это американская корпорация, которая должна помогать своей стране против других стран. В общем, это нормально для них», — говорит президент компании «Крибрум» Игорь Ашманов.

На идеологическую подоплеку блокировок, по его мнению, указывает то, что забаненные каналы имеют прогосударственную позицию. «Второй признак, что ведется именно идеологическая работа, — это то, что блокируется без объяснений, и часто их добиться не удается. Либо они фейковые», — заявил Ашманов. В качестве примера он привел историю знакомого владельца пророссийского YouTube-канала. Контент его канала был заблокирован по обращению правообладателей. При этом автор канала фактически и являлся правообладателем.

Есть и другая точка зрения. К примеру, в Совете Федерации не склонны считать действия YouTube цензурой в отношении России. «Цензура — это обязательная предварительная модерация контента перед его публикацией, обычно осуществляемая уполномоченными на то государственными органами. YouTube — частная компания, а не госструктура, контент был опубликован, а затем удален по решению администрации», — говорит первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Ирина Рукавишникова, ссылаясь на недавний случай с фильмом «Беслан». При этом Рукавишникова разделяет мнение о том, что двойные стандарты в отношении России и всего российского в мире действительно существуют.

«Не понимают язык штрафов»

Администрирование YouTube беспокоит российские власти. Раздражение, в частности, вызывает тот факт, что выборочная модерация обходит стороной огромное количество деструктивного контента. В этой связи в России обсуждается усиление контроля за интернет-площадками и ужесточение ответственности за распространение таких видео.

Под деструктивным контентом подразумеваются ролики, демонстрирующие жестокость. Дедовщина с избиением молодых людей в армии, убийство домашних животных, скандирование лозунгов «Москалей на ножи» — весь этот контент собирает десятки тысяч просмотров на YouTube. Однако модераторы площадки порой не реагируют на просьбы удалить спорные видео даже после официальных запросов Роскомнадзора в компанию Google, которой принадлежит YouTube

Ашманов называет этот способ действенным в борьбе с цензурой. Он ссылается на западный опыт, где законодательство предусматривает крупные штрафы за распространение деструктивного контента.

«В той же Европе такие законы есть, и там за отказ соцсети удалить контент, который признан каким-то регулятором плохим, штрафы могут быть совершенно гигантские. Либо по закону до 50 миллионов евро, либо вообще оборотный штраф — а это могут быть несколько миллиардов евро», — отметил он, предложив дополнительный механизм — полную блокировку сервиса на территории страны «чисто для воспитательных мер».

В ИРИ более сдержаны. По мнению Едидина, эффект будет, если IT-компании обяжут сделать публичными и открытыми внутренние правила модерации. Общество должно знать и корректировать стандарты компаний при работе с информацией, считает он.

Замглавы ИРИ выступает за безусловное право государства оставлять за собой последнее слово при определении законности и допустимости распространения контента. Чиновники также должны иметь возможность передавать это право определенной ими общественной организации, полагает Едидин.

«В-третьих, нарушение такого общественного договора должно строго караться, любые попытки злоупотреблений и ограничений должны стать экономически нецелесообразны и связаны с несоизмеримыми потерями выручки или аудитории сервисов», — заявил Едидин. Все предложенные меры являются интернациональными, поэтому в решении таких задач важно заручиться и поддержкой других стран, подчеркивает он.

Сенатор Ирина Рукавишникова в свою очередь считает, что драконовские меры в отношении видеосервисов не будут эффективными. Она напоминает, что с юридической точки зрения любой канал, размещенный на площадке YouTube, является собственностью хостинга, а не чьей-либо еще, включая авторов этих каналов.

«Единственный выход из подобной ситуации — развивать собственные российские площадки в альтернативу YouTube и устанавливать на них собственные правила», — уверена Рукавишникова.

Саморегуляция или иллюзия?

Каково при этом место пользователя? Должен ли он участвовать в вопросе регулирования деструктивного контента? И способна ли отрасль сама себя отрегулировать в этом вопросе? Единого мнения по этому поводу тоже нет.

К примеру, в ИРИ считают вопрос саморегуляции крайне важным. Пользователи должны получить максимум информации о политике компании, иметь возможность просто и результативно коммуницировать с владельцами ресурсов по поводу противоправного контента, считает Едидин. Это обеспечит незамедлительное удаление запрещенной информации.

Заместитель генерального директора ИРИ полагает, что также необходимо обсуждать возможность компенсаций для граждан, которые пострадали от деструктивного контента. А в будущем нужно будет ставить вопрос о полноценном международном аудите деятельности IT-компаний и выделении отдельных их подразделений (например, модерации контента, управления системами рекомендаций) в независимые компании.

На данный момент у крупных американских корпораций Facebook и Twitter нет даже представительств в России, поэтому для них вопрос с саморегулированием сразу же отпадает, считает Ашманов. Саморегуляцию он считает иллюзией, которая не должна мешать на пути законодательных перемен.

Алексей Глинкин

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности