Вводная картника

Мамина кровинушка

Монстры из глубин, верующие насильники и роботы в новом сериале Ридли Скотта

Культура

Кадр: сериал «Воспитанные волками»

HBO Max выпустил свое главное шоу осени, постапокалиптическую сай-фай-драму «Воспитанные волками». Шоураннером выступил сценарист «Пленниц» и «Мотылька» Аарон Гузиковский, однако внимание публики к сериалу привлек создатель «Чужих» Ридли Скотт, взявшийся за съемку первых эпизодов. При этом «Воспитанные волками» напрашивается на сравнения с последними фантастическими фильмами Скотта не только из-за визуальной составляющей пилотных серий, но и метасюжета всего шоу. В эпическом сериале нашлось место и религиозным войнам, и опасным ксеноморфам, и спящим андроидам — «Лента.ру» рассказывает, к чему из такого богатого набора следует присмотреться повнимательнее.

Миниатюрный космический корабль приземляется на Кеплер-22б (к слову, реальная экзопланета в созвездии Лебедя, находящаяся в обитаемой зоне солнцеподобной звезды). Внутри — два андроида, Мать (Аманда Коллин) и Отец (Абубакар Салим), да дюжина человеческих эмбрионов, которых роботы должны взрастить, чтобы людской род не исчез окончательно. На Земле дела совсем плохи — та стала практически непригодна для жизни из-за затяжной глобальной войны между приверженцами могущественного культа Митры и атеистами. Последние, предвидя скорое поражение, запустили на необитаемую планету андроидов в надежде построить общество, которое избежит ошибок человечества на Земле.

Спустя двенадцать лет у робо-семьи остается лишь один ребенок Кэмпион (Винта МакГрат) — Кеплер-22б оказался куда более суровым местом, чем предполагалось. К этому времени на планету прибывает космический ковчег с культистами, которые также покинули разоренную Землю в поисках нового дома. Отец, понимающий, что попытка колонизации провалилась, хочет передать последнего выжившего ребенка людям, однако Мать, главная задача которой — охранять свое «потомство», выступает против. Между андроидами происходит первая серьезная ссора, которая, по сути, и раскрывает всю суть «Воспитанных волками».

В беседах между собой Отец и Мать ведут себя слабоэмоционально, перебрасываясь «синтетическими» фразами, однако суть их диалогов всегда — конфронтация родителей. «Я думала, что мы синхронизированы, Отец. И что мы останемся синхронизированы до конца нашей работоспособности», — упрекает Мать своего коллегу-робота, узнав, что тот попытался тайком связаться с культистами. Что это, как не напоминание жены мужу о клятве верности до гроба? Андроиды хоть и не забывают регулярно напоминать о том, что они лишь роботы, выполняющие определенную задачу, все же предстают на экране людьми, которых авторы обнажили до крайности, лишив нормальной одежды и человеческих речевых оборотов. При таком методе, однако, весьма тяжело избежать налета карикатурности, и едва ли получится с серьезным лицом наблюдать драматичную сцену, в которой бледная женщина в обтягивающем силиконовом скафандре объявляет: «Отец отключился. Навсегда». Тем не менее «Воспитанные волками», в первую очередь, это драма о воспитании и взрослении, в которой бытовые семейные ситуации, связанные с моральными дилеммами, деконструируются и пристально изучаются. Служат тому не только «роботизированность» Матери и Отца (а ведь даже у человеческих родителей иногда проскользнет мысль о том, что его ребенок принимает его за машину), но и безжизненные декорации Кеплера-22б, в которых есть лишь две зоны — убежище и полный опасностей окружающий мир.

Ридли Скотт взялся за два первых эпизода «Воспитанных волками», и сейчас, когда половина всех серий уже вышла, можно заявить, что режиссер забрал себе все наиболее интересное, что мог предложить сериал. За один первый час «Воспитанных волками» происходит не только самый зрелищный экшен, но и все более-менее значимые события, а последующие эпизоды (режиссером третьего и четвертого выступил сын Ридли, Люк Скотт, пятого — Серджо Мимица-Геззан, сын классика хорватской анимации Ватрослава Мимицы) скатываются в разжевывание предыстории персонажей, которую можно было бы свести к паре строчек диалога — что и делается в первых эпизодах, однако зрителям все равно еще раз подробно расскажут и про возникновение Матери, и про разрываемую войной Землю, и про жизнь культистов на межпланетном ковчеге.

Тема веры и поиска бога, в которую Скотт ударился еще в последних фильмах серии «Чужие», продолжается и в «Воспитанных волками». Кэмпион, которому родители-андроиды категорически запрещают молиться, в тяжелых ситуациях начинает неосознанно обращаться к богу, в то время как религиозные последователи Митры демонстрируют все прелести крупного религиозного института — подковерные интриги, изнасилования высшими духовными лицами девочек-послушниц и прочие злоупотребления властью. Конфликт атеистов и культистов, в свою очередь, кажется не просто искусственным, но даже непродуманным — последователи Митры вроде бы и против влияния технологий на жизнь человека (к примеру, запрещают андроидам воспитывать детей), но при этом оказываются более технологически продвинутыми, нежели атеисты. Правоверные активно применяют андроидов в быту, используют робо-импланты, покоряют космос, и при этом смиренно падают ниц, столкнувшись с равносторонним валуном на неизведанной планете: он напомнил им о некоем пророчестве.

Несмотря на незаслуженно большое количество экранного времени, уделяемое приключениям культистов во главе с воином Маркусом (звезда сериала «Викинги» Трэвис Фиммел) и религиозным войнам, ключевая история «Воспитанных волками» разворачивается в маленькой коммуне из андроидов и человеческих детей. Воспитание тесно связано с моральными дилеммами, которые родителям приходится разрешать почти ежедневно. Вот и робо-семья сталкивается с этическими аспектами вегетарианства и абортов, детской наркоманией, классической стеной непонимания между поколениями и даже с тривиальным вопросом «кто в доме хозяин». Персонаж Коллин убедительно демонстрирует разрушительные — как для детской психики, так и, буквально, для всего живого на планете — последствия гиперопеки. Мать, ключевая героиня всего сериала, изводится заботой о детях вплоть до потери человеческого облика, а сюжет в итоге приводит к неуютной мысли о том, что чрезмерная материнская любовь не сильно отличается от религиозного фанатизма.

При грандиозном размахе первых эпизодов, темп, заданный Ридли Скоттом, впоследствии не выдерживается, — режиссер, очевидно, сделал в «Воспитанных волками», что хотел, и отправился снимать следующего «Чужого». При этом весь выдуманный Аароном Гузиковским мир так и сквозит мифологией фантастических фильмов Скотта — да что уж там, само устройство андроидов и ксеноморфные хищники из недр Кеплера-22б уже говорят о том, что «Воспитанные волками» запросто могли бы разворачиваться во вселенной «Чужих». Сама франшиза после громкого успеха первого фильма кочевала из рук в руки к разным режиссерам с переменным успехом, то же самое сейчас происходит с эпизодами «Воспитанных волками». Жаль только, что Джеймс Кэмерон и Дэвид Финчер на этот раз за работу не взялись.

Илья Кролевский

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности