Вводная картника

«Российских игроков ущемляют»

Netflix уничтожил онлайн-кинотеатры Европы. Как с этим будут бороться в России?

Интернет и СМИ

Российские онлайн-кинотеатры быстро развиваются и завоевывают все больше и больше зрителей. Однако конкурировать с зарубежными гигантами они не готовы. И дело не столько в качестве контента или финансировании, сколько в неравенстве прав отечественных и иностранных аудиовизуальных сервисов. Часть американских кинотеатров не имеет офисов в России, поэтому им удается обходить требования законодательства, уклоняться от налогов, а следовательно — существенно экономить. Как вернуть баланс прав и спасти отечественные площадки от риска неравенства прав отечественных и иностранных аудиовизуальных сервисов — в материале «Ленты.ру».

Догнать, но не перегнать Америку

Российский рынок видеосервисов год от года стремительно растет. По итогам 2019-го, совокупная выручка таких легальных площадок выросла на 45 процентов и составила 27 миллиардов рублей. Для сравнения: в 2018 году аналитики из Telecom Daily насчитали лишь 18,6 миллиарда рублей. По их прогнозу, в 2020 году рынок будет расти еще сильнее.

Интерес к онлайн-кинотеатрам спровоцировала в том числе и пандемия коронавируса. Для оказавшихся в заточении людей интернет стал единственным окном в мир и источником развлечений. Сами сервисы тоже подталкивали пользователей к регистрации на площадках. Многие из них предоставляли бесплатный (или почти бесплатный) доступ к огромной библиотеке с фильмами и сериалами. Кинотеатр ivi предлагал новым юзерам подписку за 1 рубль, а «Кинопоиск», Premier и Wink позволяли месяц смотреть их контент безвозмездно. Часть сервисов продлили свои промоакции и после окончания режима самоизоляции.

Если брать в расчет полную стоимость подписок, то российские аудиовизуальные сервисы оказываются даже дешевле зарубежных конкурентов. Аналитики из Telecom Daily проверили цены 18 российских и 6 иностранных онлайн-площадок. Исследование показало, что средняя стоимость подписки на онлайн-видеосервисы в России составила 265 рублей. Самым дешевым признали отечественный сервис Premier (29 рублей в месяц), а наиболее дорогим — американский Netflix (650 рублей в месяц).

Несмотря на обилие оригинального контента, российские аудиовизуальные сервисы находятся под угрозой экспансии зарубежных конкурентов. На сегодняшний день иностранные гиганты занимают относительно небольшую долю рынка — до 15 процентов в платной модели и до 35 процентов в рекламной. Однако практика европейских государств указывает на риски для отечественных видеосерисов.

Согласно данным исследовательской компании Ampere Analysis за 2019 год, около 80 процентов от всех подписок на аудиовизуальные сервисы в Европе приходится только на американские сервисы Netflix и Amazon Prime Video. Наибольшее количество пользователей этих платформ живут во Франции, Великобритании, Германии и Испании. На локальные европейские онлайн-кинотеатры приходится всего 20 процентов подписок — аудитория местных игроков совсем незначительная.

Причин такого дисбаланса может быть несколько, однако эксперты видят главную угрозу в несовершенстве правового регулирования. Именно она могла привести к тому, что Европа и некоторые другие регионы мира буквально «сдали» рынок американским гигантам. В России этого пока не произошло, но предпосылки к этому есть. Если нарастающая борьба онлайн-кинотеатров на отечественном рынке продолжится, российские сервисы окажутся не готовы к полномасштабной конкуренции, говорят специалисты в России.

В чем сила?

Опасность недобросовестной конкуренции заключается в том, что многие зарубежные онлайн-сервисы не имеют официального представительства в России. Этот факт дает серьезное преимущество всем тем площадкам, которые действуют на территории страны.

«Если у иностранной компании нет представительства или юридического лица, то в этом случае достоверно судить о ее доходе, о том, что она соблюдает права граждан в части локализации данных и осуществляет иные действия, которые от нее требуют законы России, доподлинно невозможно», — объясняет председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России Александр Журавлев.

По словам юриста, иностранные компании без представительства осуществляют взаиморасчеты не напрямую, а через платежных агентов. Можно предположить, что некоторые зарубежные игроки имеют конкурентное преимущество по сравнению с теми, кто официально представлен в стране. Журавлев пояснил, что у открывших в России офис компаний все происходит намного прозрачнее, чем у аналогичных платформ без представительства. Например, налоговые органы могут достоверно посчитать все операции и исчислить соответствующие налоги. В то же время представители Роскомнадзора имеют возможность проверить, действует ли компания в соответствии с российским законом — локализованы ли персональные данные россиян и находятся ли они на российских серверах, работники реагируют быстрее на вопросы и жалобы пользователей.

«Таким образом, исполнение законов требует определенных расходов — платить налоги, платить за серверы по хранению персональных данных. Возможно, платить за некоторый персонал, который работает с пользователями на территории России», — отметил эксперт.

Иностранные платформы без официального представительства таким образом получают конкурентное преимущество. Юристы указывают на недостаток рычагов воздействия на зарубежных игроков — из-за нехватки информации об их выручке невозможно выстроить их эффективное налогообложение, подчеркивает Журавлев. Оштрафовать нерезидента тоже невозможно, пока он не зарегистрировался в государстве, в котором по сути ведет бизнес.

Как решить проблему неравенства?

В России с июля 2017 года действует ограничение на иностранное владение аудиовизуальными сервисами, согласно которому доля зарубежного участия в их уставном капитале не должна превышать 20 процентов. По словам генерального директора Ассоциации интернет-видео Алексея Бырдина, для превышения этой доли иностранным сервисам нужно получить одобрение правительственной комиссии. Только после этого зарубежные игроки могут учредить дочернюю компанию или открыть филиал. «Так иностранные игроки становятся субъектом взаимодействия с российскими регуляторами — наравне с отечественными игроками», — пояснил Бырдин.

Эксперт добавил, что в настоящее время многие иностранные компании работают на российском рынке не полностью легально: они оказывают здесь услуги, но не исполняют требования отраслевого регулирования. «Разумеется, эта ситуация подрывает конкуренцию и ущемляет интересы российских сервисов», — подытожил специалист.

Опрошенные эксперты пришли к выводу, что для защиты российских онлайн-сервисов от иностранной экспансии нужно принимать меры, в том числе и на законодательном уровне.

Алексей Бырдин видит проблему в самом законе о регулировании работы онлайн-кинотеатров, а конкретно — в формировании Реестра аудиовизуальных сервисов. В этот список попадают только те площадки, суточная посещаемость которых составляет более 100 тысяч пользователей, находящихся на территории России. Любопытно, что за три года работы этого закона он ни разу не применялся из-за технических нюансов.

Корректно подсчитать аудиторию очень сложно, ведь сервисы работают и на десктопах, и на мобильных устройствах, и на SmartTV. Из-за этого закон сейчас не работает. Мы предлагаем оценивать объективный показатель — выручку сервисов

Генеральный директор Ассоциации интернет-видео Алексей Бырдин


С этой точкой зрения согласен и Александр Журавлев. По его мнению, сейчас существуют серьезные проблемы с системой и порядком подсчета пользователей для включения в реестр аудиовизуальных сервисов. Более того, многие компании попросту не попадают под действия закона — например, YouTube.

Даже если иностранные компании проявят сознательность и начнут открывать представительства в России, сама система их регистрации нуждается в реформировании. Журавлев убежден в том, что нынешнюю процедуру надо упростить или подыскать ей альтернативу. В Ассоциации юристов России предлагают организовать ее по аналогии с регистрацией в личном кабинете на сайте. Представители видеосервисов смогут подавать через эту страницу налоговые декларации, включать информацию о себе как о налогоплательщике, а также исполнять другие требования российского законодательства. Журавлев ссылается на аналогичный опыт Канады и Израиля, который могла бы заимствовать и Россия, сделав эту процедуру более доступной.

Алексей Глинкин

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности