Вводная картинка

«Сижу и обливаюсь слезами» Кто и как создает в России истории о добром, светлом и вечном

Интернет и СМИ

Начало 2020 года для всего мира ознаменовалось новой, крайне непривычной жизнью — из-за пандемии коронавируса жители разных стран вынужденно ушли на карантин. Новая реальность продемонстрировала, что в обществе есть запрос на доброе, светлое и вечное. Человечество устало от долгой изоляции и от плохих новостей, которые начали преследовать его буквально с начала года. Множество людей в России изо дня в день работают над созданием доброго и одновременно неглупого и важного контента. Кто эти люди и что они хотят сказать обществу — в материале «Ленты.ру».

«Покажите это детям»

Немец загнал молодую Аню в сарай. «Зачем ты пришла?» — хладнокровно спрашивает он по-русски, доставая нож. «Я маму ищу», — со слезами отвечает скованная страхом девушка в деревенских одеяниях. Он ей не верит, опускается на колени и намеревается снять с нее скальп. Аня кричит, но вырваться не может. Фашист совершает надрез над ее бровью, по Аниному лицу растеклась кровь, но в ту же секунду фашист падает — сзади его пронзает ножом мужчина в форме немецкого офицера. Спаситель говорит ей «беги», и Аня убегает в лес, не разбирая дороги. А в следующем кадре она, уже с перемотанной головой, на фоне портрета Сталина отчитывается перед советскими военнослужащими, как чудом спаслась от смерти. «Из города никуда не уезжайте. Будьте готовы к новым заданиям», — деловито поручает ей советский офицер.

Это один день из жизни Анны Сергеевны Колоколовой. Она прошла войну и служила в разведке. Теперь она в доме престарелых и, улыбаясь, машет зрителям ролика в Instagram. Он исчезнет через 24 часа — это сторис, с помощью которых российские кинематографисты решили рассказать о подвигах людей, доживающих свой век в российских домах престарелых. «Без вашего внимания они исчезают так же, как этот сторис», — гласит последний кадр.

Этот ролик — часть социального проекта «Исчезающие истории» к 75-летию Победы, который «Студия Mozga» придумала для фонда помощи старикам «Старость в радость». Авторы проекта реконструировали моменты из жизни пожилых людей, находящихся сейчас в пансионатах, и решили подать их в виде сторис. Контент исчезает через 24 часа, поэтому, чтобы старики и их подвиги не были забыты, пользователям Instagram предложили сохранить короткие ролики на своих страницах. Ведь именно так большая аудитория узнает о проблеме домов престарелых в России.

Так в России появился первый Instagram-сериал. Он не носил развлекательный характер, но нашел отклик у молодой аудитории. «Несмотря на то что это был сложный для промоушена формат, мы собрали больше 10 миллионов просмотров в сторис. Это нелегко, потому что через 24 часа сериал пропадает. Но в этом и заключалась идея», — рассказал «Ленте.ру» режиссер проекта Олег Агейчев.

Идея Instagram-сериала оформилась не сразу. Изначально студия планировала предложить коммерческому бренду экранизировать биографии людей в короткометражках. На первоначальном этапе спонсора не нашлось. «В итоге пришла идея делать это в сторис, и тогда появился крайне эффектный контекст, что жизнь бабушек и дедушек в домах престарелых исчезает без нашего внимания так же, как сторис. Этот контекст привлек спонсора», — объясняет Агейчев.

Для привлечения внимания к проекту задействовали блогеров. Эффект не заставил себя долго ждать — миллионы просмотров и сотни благодарных комментариев от россиян, чьи душевные струны он затронул. Некоторые зрители отмечали, что авторам удалось показать героизм народа без слепого патриотизма, присущего проектам о Великой Отечественной войне.

«Сижу и обливаюсь слезами. Если вы еще не видели "Исчезающие истории" — немедленно смотрите, отложив все свои дела. И покажите детям (только не самым маленьким). Да, это про войну, и про героизм — но не ура-патриотический, а повседневный и от этого бесконечно леденящий душу», — делились они в другой популярной соцсети — Facebоok. Заточенный под Instagram, проект вышел за его пределы.

Помощь проекту оказывал Институт развития интернета (ИРИ), который в прошлом году начал финансировать социально значимые проекты, способные заинтересовать молодежь. Во внеконкурсной программе IX Московского кинофестиваля «Будем жить» предстанут еще три онлайн-проекта, создававшихся при поддержке ИРИ: сериал «НАЙДЕН_ЖИВ» с Артуром Смольяниновым, реалити-шоу «Пережить, чтобы помнить» с Денисом Косяковым и проект о фронтовых операторах «Как снимали войну». Он будет проходить на нескольких площадках столицы с 26 августа по 2 сентября, главной из которых станет кинотеатр под открытым небом на Поклонной горе.

«НАЙДЕН_ЖИВ» посвящен работе поисково-спасательных отрядов «Лиза Алерт». За десять лет существования волонтеры этого общественного объединения нашли живыми свыше 11 тысяч человек. В четырехсерийной картине показано, как слаженно организована работа поисковых отрядов, а также — как легко потерять ребенка и что он испытывает, оказавшись один в огромном лесу.

Режиссер фильма Ольга Арлаускас давно сотрудничает с «Лизой Алерт» как автор. Она сняла документальный фильм об организации для Первого канала, а затем и еще одну документальную ленту «ЯВОЛОНТЕР. Истории неравнодушных». Теперь дело за игровым сериалом, в котором яростная поклонница импакт-кино Арлаускас не смогла обойтись без социальной подоплеки — она хочет не просто развлекать зрителя, а разбудить в нем желание действовать. Например, вступить в ряды добровольцев «Лизы Алерт». «Я хочу снимать такое кино, которое бы сделало из моей страны место более комфортное, спокойное и безопасное для моих детей», — говорит режиссер «НАЙДЕН_ЖИВ».

«Это страшно интересно»

На большом экране фестиваля «Будем жить» покажут премьеру еще одного проекта ИРИ о Великой Отечественной войне — «Как снимали войну». В отличие от пронзительного и заточенного под соцсети формата «Исчезающих историй», «Как снимали войну» — итог вдумчивой, скрупулезной работы с архивами, в результате которой удалось восстановить справедливость и вернуть авторство операторам, подставлявшимся под пули во время боевых действий.

Во время войны на фронтах порядка трехсот советских операторов отсняли тонны документальной хроники, большая часть которой обезличена.

«У кинематографистов существует такое понятие — братская могила. Это начальные или финальные титры, в которых перечислены все участники съемок. Под одним фильмом подписаны 15 операторов. Но кто из них какой эпизод снял, понять невозможно. Кто действительно подставлялся под пули, а кто снимал инсценировки далеко от линии фронта, по большей части неизвестно», — говорит Алексей Ханютин, глава Гильдии неигрового кино и телевидения, которая воплощала документальный проект.

Во время его подготовки выяснилось, например, что даже великий режиссер Андрей Тарковский, использовавший кадры военной кинохроники в фильме «Зеркало», доподлинно не знал, кому они принадлежали. По сути соавтор картины, которую называют одним из лучших фильмов всех времен, до последнего времени оставался неизвестным. Авторам «Как снимали войну» удалось его установить. «Может быть, это и небольшое открытие, но это маленькая запоздалая справедливость, с помощью которой мы отдаем должное тому скромному человеку, чье имя никогда и нигде не звучало», — замечает Ханютин.

Вернуть авторство анонимным кадрам получилось благодаря монтажным листам, содержавшим пояснения к отснятому материалу, который фронтовые операторы отправляли в Москву. Их сопоставляли с неатрибутированной пленкой из архива. По словам Ханютина, и без того непростая работа с архивами осложнялась карантином. Режим изоляции совпал с периодом, на который был запланирован ресерч. Главный архив, где хранятся практически все материалы, снятые во время войны, в Красногорске закрылся. Приходилось выкручиваться с помощью электронного, в котором были только уже смонтированные съемки, а необходимых для работы кинолетописи, киножурналов и их обрезков, в которых обычно собрано самое интересное, — нет.

Режим самоизоляции спутал планы и съемочной группе «Исчезающих историй». По словам режиссера проекта Олега Агейчева, несмотря на то, что съемки проходили в специальной кинодеревне в Карелии, где не было зараженных, некоторые артисты и работники группы побоялись ехать на съемку. Кроме того, команда столкнулась с проблемой проживания и питания, поскольку формально никто не имел права работать.

Несмотря на сложности, проекты все-таки запустились. Но подводить итоги пока рано, говорит Ханютин. 20 фильмов (пока снято 9 из них), выход которых запланирован до ноября, должны будут посмотреть как минимум полмиллиона молодых людей, живущих в России. В дистрибуции Гильдии помогает портал «Кино-театр.ру».

«Они открывают нам глаза на то, как функционирует сегодня интернет. Пока ролики смотрят неплохо, причем все клики органические, без накруток. Плюс ведется интенсивная кампания в прессе, — поясняет Ханютин. — Мы все-таки киношники, занимаемся в основном изготовлением контента. Сфера продвижения в сети для многих из нас — новая сфера, но мне это страшно интересно, это такой челлендж, просто моментально видна реакция аудитории. Моментальный бокс офис, если говорить на языке кинотеатральных подкастов».

В ИРИ «Ленте.ру» рассказали, что реакция аудитории — как раз то, чем и будет измеряться успешность проектов, проспонсированных институтом.

«На данный момент основной KPI, по которому мы оцениваем проекты — это количество просмотров. Это же является одним из целевых показателей федерального проекта «Цифровая культура» национального проекта «Культура», в рамках которого мы работаем. Также мы смотрим реакцию аудитории, используя социологию, такие исследования проводятся в настоящее время», — заявил генеральный директор организации Антон Ключкин и пообещал поделиться результатами в конце года.

ИРИ поддерживает просветительские и социально ориентированные проекты (видеоролики, анимацию, подкасты, трансляции и игры), которые мотивируют молодых людей на нравственные поступки. Институт организовывает конкурсы, с помощью которых помогает его победителям обрести популярность среди интернет-аудитории. Участники конкурса должны привлекать внимание к таким важным темам, как волонтерство, бескорыстная помощь людям, сохранение памяти о событиях прошлого. В состав наблюдательного совета, который отбирает заявки, входят режиссер Тимур Бекмамбетов, музыкант Сергей Шнуров, писатель Александр Цыпкин, глава студии «Анимаккорд» Дмитрий Ловейко, гендиректор «Яндекса» Елена Бунина, руководитель Mail.Ru Group Борис Добродеев, глава Rambler Group Рафаэль Абрамян, председатель правления «Газпром-медиа холдинга» Дмитрий Чернышенко, а также видеоблогер Амиран Сардаров. В рамках двух конкурсных волн до конца года планируется реализовать более 140 проектов. Всего же в этом году ИРИ поддержит больше 200 социально значимых проектов.

В ИРИ расценивают выход их проектов за рамки интернет-пространства как возможность поговорить с новой аудиторией. «В профессиональном плане это дополнительные возможности для производителя быть замеченным индустрией», — отмечает Ключкин.

Может ли документальное кино о войне в перспективе рассчитывать на коммерческий успех? Президент Гильдии неигрового кино считает, что это возможно — все зависит от качества контента и его социальной остроты.

«Кому-то нужны подпорки в виде государственной поддержки, и государство должно такую поддержку оказывать, особенно когда речь идет о просветительских проектах или тех проектах, которые идут впереди аудитории. А есть вирусный контент, который может вполне обойтись с помощью коммерции», — размышляет Ханютин. Но даже серьезный разговор об истории сейчас вызывает большой зрительский интерес, считает он: «Поищите в интернете выступления публициста Марка Солонина. Вы увидитесь тому, сколько тысяч просмотров собирает этот контент».