Вводная картника

«Валили на землю и били впятером»

Стрельба в безоружных, жестокие побои и кровь на асфальте. Как белорусский ОМОН подавляет протесты

Бывший СССР

Фото: Сергей Гриц / AP

Протесты в Белоруссии не стихают уже пятый день. Но если изначально люди выражали несогласие с результатами выборов, то со вчерашнего дня в стране начались акции против жестокости властей в отношении граждан. По всей стране люди встают в живые цепи с цветами и воздушными шариками, призывая силовиков отказаться от показательной и неоправданной жестокости во время разгона протестных акций. К гражданам присоединились даже бывшие и действующие сотрудники силовых структур. Они публикуют видео, на которых выбрасывают свою форму и знаки отличия со словами: «Сейчас мне стыдно. Позор. Позор тем, кто выполняет такие приказы». «Лента.ру» обратилась к своим читателям в Белоруссии и попросила анонимно рассказать, о том, с какими проявлениями неоправданной жестокости со стороны силовиков им пришлось столкнуться.

Предупреждение: в тексте содержатся подробные описания, видео- и фотосъемка сцен насилия

«Женщин били дубинкой по рукам» (Витебск)

Знаю случай, когда люди ехали в машине с красно-белым флагом, на них накинулись шестеро омоновцев и начали людей вытягивать и вытаскивать из машины. Забрали на двое суток.

Вопиющий случай произошел днем 11 августа. Двух женщин, просто прохожих, выходивших из магазина, затолкали в автозак. Там всех, кто не сложил руки за спиной, били дубинкой. Да, и женщин тоже били дубинками по рукам. Продержали их двое суток, а потом сказали: «Если вы подписываете протокол, что ходили по городу и кричали "Стоп, таракан [народное прозвище Лукашенко]!", мы вас отпускаем. Если не подпишете — сажаем на 15 суток».

Прим. редакции: Кроме того, читательница «Ленты.ру» попросила нас показать материалы сообщества «Типичный Витебск» в Instagram. На одной из записей сотрудник ОМОН вышел на дорогу и начал стрелять в проезжавшую мимо машину.

Фото опубликовано @typical_vitebsk

«Валили, впятером били дубинками» (Минск)

Возвращался вчера с протестов домой в район Уручье (там каждую ночь происходят столкновения — прим. «Ленты.ру») и увидел на другой стороне проспекта несколько автобусов с ОМОНом. Со мной были еще несколько человек, мы рассеялись по улице, чтобы нас было сложнее поймать, и наблюдали, как на другой стороне дороги задерживают людей. Но тут я заметил, что и на нашей стороне появился ОМОН и уже бежит в нашу сторону.

Я еле успел забежать в своей подъезд, захватив троих случайных людей, и закрыть дверь. После этого я с общего балкона наблюдал, как омоновцы толпой избивают тех, кто не успел убежать.

Валили на землю, впятером били дубинками не сопротивляющихся людей. Соседи по дому скинули из своей квартиры два стула, пытаясь отогнать ОМОН от людей

Минутами позже к остановке подъехал рейсовый автобус с пассажирами. После того как двери открылись — ОМОН рванулся туда, вытащил людей на улицу — обычных пассажиров разных возрастов — и начал избивать. Одному человеку удалось вырваться, перебраться через ограждение между полосами и убежать на другую сторону проспекта, за ним уже решили не гнаться.

Мои друзья, с которыми я ходил на протесты, столкнулись с тем, что ОМОН рассредоточился по жилым дворам, подстерегая и избивая проходящих там людей. Мои друзья были вынуждены спешно уехать оттуда на машине и пережидать полтора часа в более тихом районе.

«Хватали всех, кто попадется» (Минск)

Я был на протестах в первый день. Когда на стеле «Минск — город герой» зачистка была практически закончена, ОМОН перешел в наступление на Немиге, выстроился в цепь со щитами, за которой ехала машина с водометом. Мы с друзьями уходили домой дворами, периодически сталкиваясь со спасающимися людьми. Все шарахались в стороны от микроавтобусов без опознавательных знаков, в которых перемещались менты. Те чуть притормаживали, хватали первых попавшихся и швыряли внутрь.

«Расстреливали машины с людьми» (Минск)

В первую ночь протестов мы ушли домой переодеться — живем рядом, около километра идти пешком, — но обратно нам так и не удалось вернуться. Раздались взрывы, крики, с балкона мы увидели, что вся толпа добежала примерно до нашего дома и ее рассеяли. Дорожку перед нашим домом перекрыли, ее всю заняла спецтехника силовиков — и автобусы с ОМОНом, перекрывавшие дворы, потом и военные машины приехали.

Мы с балконов им кричали, мол, «ребят, мы же ваши», они нам отвечали жестами. А вот когда подъехали люди в масках на черных внедорожниках, стало действительно страшно. Я увидел, как по стоящим на балконах людям бежит красная точка. Все убежали внутрь, а всем, кто потом пытался снова выйти на балкон, светили лазерными прицелами и кричали, чтобы свалили и не вылезали, грозились стрелять и прожекторами просвечивали все квартиры. И вот так мы всем домом пролежали на полу примерно час.

Приятель рассказал, как в ту же ночь, в центре, три-четыре микроавтобуса силовиков влетели в толпу на пешеходной части дороги, оттуда выскочили бойцы и начали стрелять в упор по убегающим людям — светошумовыми гранатами, пулями резиновыми.

10 числа мы тоже вышли и впервые увидели, как ОМОН стал разделять толпу с помощью машин скорой помощи. Врачей же протестующие всегда пропускали. И менты этим воспользовались.

Еще мы видели, что происходит с машинами, которые пытались блокировать проезд автозаков: ОМОНовцы выходят, проходят немного вперед по пробке, резко разворачиваются и расстреливают машины обычных людей в лоб

11 числа на фоне информации о том, что будут отключения интернета, и я попытался попасть домой до шести. Увидел по дороге огромную очередь автозаков в центре, даже брендированный автобус роты почетного караула — что за подразделение там на самом деле сидело, не знаю, — и все они заезжали во дворы. Мы договорились с ребятами встретиться к семи, но за это время буквально на каждом перекрестке появилась ГАИ, и везде рассекали машины с затонированными стеклами, я еле добрался до друзей в соседнем доме, потому что хватать начали всех подряд — группы, одиночек, расстреливали машины с людьми, водителей вытаскивали из автомобилей, попутно разбивая стекла машины, забирали у всех телефоны и проверяли на предмет участия в оппозиционных группах. Центр был просто мертвый.

Тем же вечером мы увидели, как по проспекту бегут молодые ребята, явно подростки, лет может 15-ти, за ними гонится ОМОН. С балконов им все кричали, где открыты подъезды. Их попыталась забрать проезжающая мимо машина. Ребята заскочить не успели, зато автомобилист своим маневром помешал синему автобусу силовиков догнать ребят.

«Автозак наехал на людей на моих глазах» (Минск)

Я работаю волонтером сейчас. Мы покупаем медикаменты и оставляем их в определенных точках, чтобы люди могли оказывать помощь друг другу. То, что я видела своими глазами, никогда не позволит мне жить обычной жизнью, как раньше. Одно из самых страшных событий я видела 9 августа, на стеле в центре Минска. Все собирались на мирный протест, когда ОМОН начал избивать людей, и мы в дикой панике спрятались во дворе.

К нам подбегает парень и говорит: "Ребята, ребят, дайте, пожалуйста, сигарет побольше, если у вас есть, прошу, только что на глазах кому-то оторвало руку». Он был весь в чужой крови и не мог успокоиться

В первую ночь в толпу безоружных людей въехал автозак и сбил человека на моих глазах. По информации государственных СМИ, он сам бросился на машину, но это не так, я видела. И оружия у людей не было, может, только у каких-то провокаторов. В эту же ночь мы оказались в районе Кальварийской улицы, ждали своих ребят. К нам подъехали двое мужчин, они были в растерянности, они были не местными и спрашивали, как им проехать.

Пока мы говорили, из-за поворота выехало три или четыре синих автобуса. Мои ребята сказали: «Да ладно, они сейчас проедут, это же просто синие бусики». Но нет. Передо мной открывается дверь и выскакивают люди в черном с треугольными нашивками — это спецподразделение МВД по борьбе с терроризмом «Алмаз». Все мои друзья говорят, что «алмазовцев» надо бояться больше всего, они самые жестокие. Они побежали за нами, мы бросились врассыпную, я пыталась перелезть через забор возле ТЦ, и какой-то парень перекинул меня. Судьба тех, кто не успел убежать, была печальна — их били, а потом увезли. Мы засели в кустах минут на 15, думали, что в безопасности, но потом заметили свет фонарей из соседних кустов, и это был ОМОН. Мы чудом снова убежали и спрятались в каком-то подъезде.

И вот последний случай на моих глазах произошел вчера ночью. Мы сидели в штабе и в окно увидели, как из кустов на проходящего мимо парня выскочило два мента — их называют «тихари», тех, кто прячется в засадах, — и начали его бить. Парню тогда повезло — удалось вырваться и убежать.

«Из-за стен слышны крики»

Примерно с 10 августа начались очень жесткие задержания. Остановили машину знакомых, вывели их на улицу — там ребята были крепкие, спортсмены, видимо, силовикам это показалось подозрительным.

Одному из них практически в упор выстрелили резиновой пулей, пробили легкое, второго положили на асфальт и начали бить краем ОМОНовского щита по затылку с криками: «Я с тебя сейчас скальп снимать буду!»

Слышали новость из Бреста, что там применили уже не резиновые, а настоящие пули? Официальная версия была, что на ОМОН пошла толпа с арматурами, и предупредительные выстрелы ее не остановили. Но это не так. Про арматуры не знаю, но нападать на ОМОН никто не собирался. Люди вообще стараются не собираться в большие группы, поэтому наши каратели ходят по дворам и стреляют по всем, кого видят, и по окнам квартир, потому что оттуда им кричат «Позор!» и прочее. Вообще во дворе могут задержать абсолютно непричастного человека, да еще и избить всей толпой. Видели ролик, как парень с девушкой сидели у подъезда, а их ни с того, ни с чего человек десять «космонавтов» запинали?

Жильцы домов стали помогать протестующим — выкладывают в паблики коды от подъездов или просто стоят, держат двери открытыми. Но против ОМОНа это уже не помогает. Они не только взламывают двери подъездов, но и вовсю шарятся в самих домах, могут вломиться в любую квартиру. Правда, ходят слухи, что вламываются они в основном к тем, кто работал независимым наблюдателем.

C автомобилистами у них тоже своя методика появилась. Многие не решаются идти пешком и едут на машинах протестовать, сигналят, громко включают музыку, которая «неправильная», по мнению властей. Но с ними в пробках стоят и люди, которые по своим делам едут. Так вот, что стал делать ОМОН: они произвольно могут подойти к любой машине, разбить стекла, вытащить пассажиров через окна, избить и утащить в автозак. Неважно, протестующий это или абсолютно левый человек.

Все сообщения, когда автомобилисты наезжают на ОМОН, таранят их — это легко объяснить. В людей же стреляют. Вчера, например, менты расстреляли какой-то «каблучок», проезжающий мимо, водитель пытался как-то вырулить и двинулся в сторону другой группы силовиков. Тогда его взял на таран внедорожник спецназа, а потом машину буквально изрешетили.

Вообще, еще на прошлой неделе начались жестокости. В центре Минска был велопробег солидарности. К одному молодому парню сзади подбежал ОМОНовец и так его ударил, что тот упал и потерял сознание. Подошли еще «космонавты» и за руки за ноги, бесчувственного, забросили в автозак как мешок с картошкой.

Около временного изолятора в Окрестино, куда свозят всех, кого задержали в Минске, собирается куча родственников, которые не могут найти своих родных. Из-за стен слышны крики задержанных. Люди, которые выходят, рассказывают об издевательствах — что их как во время войны в Ираке раздевают догола, выводят в коридор и избивают, и так каждый день. 12 августа в изолятор приехала целая вереница скорых, настоящих, с врачами. Видимо, перестарались. В районных РУВД задержанных насильно укладывают штабелями на сырую землю, это видят все жители окрестных многоэтажек.

От редакции

Рассказы наших читателей полностью или частично совпадают с тем, что можно прочитать в оппозиционных Telegram-каналах и СМИ. Например, корреспондент издания «Наша Нива» заснял человека со следами сильных побоев, выходящего из изолятора в Окрестино.

По его словам, группу задержанных держали во дворе отделения милиции на улице ночь и день, и только к вечеру завели, наконец, в камеру. В ней находилось 64 человека, хотя она была рассчитана на восьмерых. Многие из задержанных были с травмами, но медпомощи им никто не оказывал.

Как били? Хорошо били. Всем — руками, ногами, дубинками. Не по одному человеку — сразу толпой. Когда на Окрестино привезли — тоже всех били. Когда выпускали — уже выборочно, не понравился кто-то — били

бывший узник временного изолятора

Протесты в Белоруссии не стихают, но трансформируются — чем более жестокими становятся действия силовиков, тем длиннее выстраиваются «цепи солидарности» вдоль дорог в крупных городах. 13 августа начались забастовки на крупнейших предприятиях страны. БелАЗ работу не остановил, но вышел на улицу с требованием отставки руководства Белоруссии и новых президентских выборов. Мэр Жодино (город, где расположен завод) заверил, что завтра выйдет вместе с коллективом.

t.me

За БелАЗом потянулись и другие — работники МАЗа объявили забастовку и всем коллективом кричат «Позор!», то же самое происходит на заводах «Интеграл», «Керамин», «Терразит», «Гродно Азот». Сотрудники крупнейшего в Белоруссии строительного предприятия МАПИД выстроились в свою «цепь солидарности», а коллектив «Гродножилстроя» требует от властей переговоров и отмены результатов выборов.

К промышленникам присоединяются и другие — врачи, даже работники филармонии, сотрудники частных предприятий и простые горожане строят «цепи солидарности». Свою поддержку протестующим выразили послы всех стран ЕС. 13 августа они коллективно возложили цветы на место смерти протестующего у метро Пушкинская, который, по официальной версии, погиб от самодельной бомбы, по неофициальной, — от гранаты, брошенной силовиками.

Протест в Белоруссии все больше набирает обороты. А нарушения правовых и этических норм со стороны силовых подразделений и откровенные зверства — никак не способствуют стабилизации. Вопрос лишь в том, как далеко готовы зайти сторонники Лукашенко в попытках сохранить его власть.

Ксения Богачева

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности