«Это отдельная маленькая жизнь»

Как российский турист впервые пересек на лыжах плато Путорана

Фото: Андрей Подкорытов

Андрей Подкорытов — кандидат в мастера спорта по спортивному туризму, фотограф. Призер и финалист ряда всероссийских и международных фотоконкурсов дикой природы. Обладатель премии «Хрустальный пик» (2015 год). Совершил несколько сложнейших одиночных походов. Побывал на плато Путорана восемь раз (семь из них — в одиночку) и прошел там пешком, на пакрафте (сверхлегкой надувной лодке) и на лыжах около 3 тысяч километров. Весной 2020 года за 26 дней совершил первое одиночное лыжное пересечение плато Путорана, пройдя по снегу более 300 километров. «Лента.ру» пообщалась с путешественником и публикует его рассказ и фотографии.

«Лента.ру»: Как вы к этому пришли?

Андрей Подкорытов: Мои одиночные походы выросли из многолетнего опыта групповых походов в рамках спортивного туризма. Ни в коем случае не противопоставляю эти форматы друг другу, по возможности стараюсь ходить как в групповые походы, так и в одиночные. Опыт групповых походов позволяет в сольном формате чувствовать себя увереннее и иметь запас прочности.

 Андрей Подкорытов

Андрей Подкорытов

Первый групповой спортивный поход был в 2006 году — Алтай, горная «единичка» (горный поход 1-й категории сложности, всего категорий шесть — прим. «Ленты.ру»), а крайний (у представителей ряда профессий и увлечений принято таким образом избегать слова «последний» — прим. «Ленты.ру») — в 2019 году. И снова Алтай, лыжная «пятерка». За это время было много пеших, горных и лыжных походов от 2-й до 5-й категории: северный Тянь-Шань, Западный и Восточный Саяны, Кавказ, Приполярный Урал (зимой и летом), Камчатка, Кузнецкий Алатау, Алтай, плато Путорана. Случались и незарегистрированные групповые походы с хорошими людьми — Пинежские пещеры в Архангельской области, заполярная Швеция, Финляндия, тренировочные сплавы.

Первый одиночный опыт сложился в 2012-м. В тот год я как аспирант получил грант президента РФ для обучения за рубежом и на восемь месяцев поехал стажироваться в Канаду. Можно сказать, обстоятельства вынудили идти в одиночку — очень хотелось увидеть изнутри знаменитые Канадские Скалистые горы. Ну и понеслась... С тех пор в сольном формате удалось посмотреть Скалистые горы (три раза), плато Путорана (семь раз), Северный Урал (два раза) и немного Чукотку. Зимние и летние маршруты по несколько дней на Южном Урале не считаю — это хорошо знакомые родные места.

К погружению в одиночный туризм подтолкнули вполне конкретные причины. В целом интерес к любым походам для меня обусловливают два фактора, коротко — это спорт и фото. В групповом спортивном походе всегда график и четкий план, всегда «быстрее, выше, сильнее». И чем сложнее поход, тем эти ограничения жестче. В спортивных походах практически нет времени на вдумчивое фото: с ожиданием режимного света, с неспешным выбором точки съемки, с возможностью остаться лишний день в хорошем месте. А в формате соло ты сам себе хозяин — вольно распоряжаешься своим временем, силами, сам планируешь нитку маршрута и оцениваешь риски. Можно задержаться там, где складывается интересная фотосъемка. Правда, последнее время одиночные походы тоже стали полны спорта, и фото слегка теряет позиции..

Кстати, стереотип о том, что одному опаснее, работает не всегда. Мне приходилось бывать в групповых спортивных походах, где с техникой безопасности было печальнее, чем на моих одиночных маршрутах.

Расскажите о плато Путорана. Каково было впервые попасть туда?

Ух, рассказывать о плато Путорана можно долго. Притягивает оно многих, и всех по-разному. Рыбаков манят местные озера и реки с уникальной ихтиофауной. Кто-то ищет НЛО. Некоторых охотников, как ни прискорбно, тянет на плато за ценным трофеем — путоранский снежный баран, эндемик плато Путорана, занесен в Красную книгу РФ. Ну а большинство, конечно, интересует нетипичная и по-настоящему дикая природа заполярного Севера: махины плоских столовых гор, грандиозные каньоны и водопады заметно выделяют плато среди горных районов страны.

В последние годы плато активно рекламируют, на слуху клише типа «одно из самых труднодоступных мест на планете», «край десяти тысяч озер и тысячи водопадов» и прочие подобные. Плато и в самом деле является труднодоступным местом, но... не надо преувеличивать. В центр полуострова Таймыр или в какую-нибудь хитрую точку материковой Арктики попасть куда сложнее и дороже. И регулярных туров для туристов туда просто нет, а на плато Путорана их множество (правда, лишь в доступную западную часть, охранную зону Путоранского заповедника). Вот вам и труднодоступность... Туроператоры всеми силами эксплуатируют ореол загадочности и труднодоступности плато Путорана, продавая туры на пару-тройку благоустроенных баз в западной части плато. Удаленность от цивилизации, первозданная природа плато и капелька маркетинга делают свое дело.

Водопадов на плато действительно огромное количество. Самые интересные находятся глубоко внутри заповедника и любителям комфорта доступны только на вертолете, это резко снижает антропогенную нагрузку. К счастью, Путоранский заповедник занимает значительную часть плато Путорана, вход без разрешения туда запрещен.

Для посещения открыта охранная зона заповедника (режим там не так строг, как на основной территории), но и такой визит надо согласовывать. Замечательно, что в центральной части плато нет и не предвидится никакой инфраструктуры для туристов. Все программы и планы развития касаются только охранной зоны заповедника в западной части плато, доступной по рекам и озерам из Норильска. Я вовсе не злорадствую, просто повсеместный печальный опыт показывает, что массовый туризм, увы, губителен для природы.

Впервые на плато попал летом 2013 года с уральской группой, собирались пройти спортивный поход 5-й категории сложности, но не сложилось. Удалось пройти только половину запланированного маршрута. Из-за аномальной засухи (погодные аномалии на плато Путорана случаются чаще нормы) реки сильно обмелели, катер не мог нас забрать из конечной точки, и группе пришлось выходить в Норильск пешком. Но кое-что интересное на плато посмотреть удалось.

Правда, от грандиозных водопадов остались только грандиозные каньоны: 70-метровые гиганты значительно обмелели и выглядели струйками. Может быть, в качестве компенсации нашей группе и встретились путоранские снежные бараны, которых удалось сфотографировать. Заинтересовался эндемиком плато Путорана, результаты съемки отправил в дирекцию заповедника, завязался контакт. Плато чем-то зацепило, но я это осознал не сразу.

Расскажите о последующих путешествиях по плато. Что, как вы считаете, делает это место особенным?

В 2015 году решил вернуться на плато и согласовал с дирекцией заповедника одиночный маршрут через очаги обитания путоранского барана. Тогда все сложилось очень удачно, повезло найти группу молодых самцов и в течение нескольких часов снимать их на потрясающем фоне озера Кутарамакан. Фотоматериал получился довольно редким — ну и понеслось! После плодотворного маршрута 2015 года я понял, что прикипел к плато и буду возвращаться. Так и повелось.

В 2016 году посчастливилось участвовать совместно с сотрудниками Путоранского заповедника в работах по учету путоранского снежного барана. Мои просьбы об одиночном маршруте были услышаны, и дирекция заповедника предложила идеальный для меня вариант: одиночное прохождение левого берега реки Дёлочи при координации и связи с тремя группами других учетчиков на правом берегу.

Для работы нас забросили вертолетом. По окончании недельной работы по учету за сотрудниками прилетел вертолет — а у меня был запланирован одиночный маршрут со сбором данных по учету баранов. Удалось совместить приятное с полезным. Несмотря на засуху, суммарно вышел очень насыщенный маршрут на 30 дней и 580 километров, заповедник пересек с востока на запад. С 2016 года стал использовать пакрафт и перешел на пеше-водный формат походов. Это существенно расширило возможности планирования длинных маршрутов.

Летом 2017 года также удалось поработать в заповеднике, но в другом формате. Директор обозначил район, в котором ему был интересен маршрут по мониторингу численности снежного барана. У меня было около трех недель, половину времени потратил на обследование территории в интересах заповедника, а в оставшиеся дни выходил из центральной части плато своим ходом по интересному мне маршруту. К слову сказать, снимок с бараном на фоне озера Дулук с этого маршрута стал призером фотоконкурса «Золотая черепаха» и финалистом фотоконкурса РГО «Самая красивая страна».

В апреле 2017 года я сделал небольшой одиночный лыжный маршрут в западной части плато. Ледопады, конечно, потрясли, но хорошо заснять их очень сложно. Лыжный маршрут по плато Путорана — это уже спорт — слишком тяжелы и специфичны зимние условия на плато, тем более соло.

В 2018 году был просто самостоятельный пеше-водный поход. Нитку маршрута проложил через несколько интересных водопадов плато Путорана — самый высокий в России (Кандинский водопад, высота прямого падения воды 108 метров), один из самых мощных в России (Большой Курейский водопад), самый широкий водопад плато (Оранский водопад), а также водопадные каскады на слиянии рек Яктали и Дулисмар и водопад Грандиозный на реке Хигдэкит. Также удалось посмотреть крайне редко посещаемое озеро Хибарба-Дыл. Маршрут получился долгим (33 дня) и длинным (640 километров), а сезон опять был нетипичным — очень холодным.

Осенью 2019 года удалось расширить сезонность посещения плато и попасть туда в сентябре. К сожалению, к мягкой золотой осени я опоздал: на плато уже выпал снег, и начались осенние шторма. Но все равно получилось интересно. Приходить повторно в знакомые места в разное время года и в разный сезон — это потрясающе.

Помимо удаленности, нетипичного рельефа и огромной концентрации водопадов особенным это место делает его атмосфера. Плато Путорана — место непростое во всех смыслах. Это касается истории, геологии, магнитных аномалий, энергетики и прочих околоэзотерических моментов. Но как только про это начинают говорить публично, все скатывается к пошлому популизму на уровне желтой прессы. Над этим смеются — и правильно делают. Есть вещи, о которых не стоит громко говорить и писать. Предпочитаю не обсуждать ничего, что касается таких моментов.

Каким был ваш восьмой поход по плато? Чем он запомнился?

В марте-апреле 2020 года удалось одиночно пересечь плато Путорана на лыжах за 26 дней, протяженность маршрута составила 336 километров. Маршрут планировал и разрабатывал очень долго — около полутора лет. Подбирал и тестировал снаряжение на Северном Урале, Алтае и в других местах. По погоде получилось не совсем удачно — кое-что из планов пришлось отменить, — но в целом нитка маршрута сложилась.

Ключевые для меня места — водопад на реке Канда, Оранский каньон и озеро Аян, — их все же удалось посмотреть в зимних условиях. Удачно успел выйти на маршрут до начала карантина — получилась замечательная самоизоляция. Пока в России стремились к плато, я был непосредственно на нем. Через спутниковый телефон получал удивительные новости от своего связного — про закрытие авиасообщения, про карантин, цифровые пропуска и прочее.

Не хочется вдаваться в технические детали и особенности маршрута, но в смысле спорта он получился довольно сложным. В походах снимаю достаточно серьезной фототехникой, а она тяжелая — пришлось изобретать всякие хитрости, чтобы взять с собой и технику, и необходимое снаряжение, и продукты на автономный маршрут в 26 дней. Но фото на этом маршруте, конечно, было по остаточному принципу.

Одиночное пересечение плато Путорана

Andrey Podkorytov / YouTube

А еще поход получился очень дорогим. Поддержка производителей функциональной одежды (BASK, Satila) радует, но оплачивать все расходы приходится самому и живыми деньгами (самолет, рейсовый вертолет, сублимированные продукты, снаряжение, фотоаппаратура, снегоходная заброска и выброска, спутниковая связь, страховка и пр.). Так что я открыт к сотрудничеству.

Если можно, поделитесь: в чем вы находите сам смысл одиночных походов? Что это для вас?

Одиночные походы — это больше не про смысл, это про потребность. В книге «Свобода шамана» Владимира Серкина есть очень правильная рекомендация — никого не пускать на свой так называемый берег сокровищ. Поэтому отвечать подробно не буду. Если отдаленно и очень примерно — это что-то на пересечении слов «медитация», «развитие» и «отдых». Говорить подробнее не хочется.

С точки зрения фотографии, в одиночных походах вижу своеобразный эгоизм. Никто и никогда не увидит и не снимет того, что вижу я. Даже в этом же месте в другой раз уже будет как-то по-другому. Ты становишься единственным зрителем и, грубо говоря, забираешь всю уникальность себе, один. А в популярных сегодня фототурах визуальные радости делятся на всех, каждому по чуть-чуть.

Что может быть банальнее, чем целой группой в тысячный раз снимать Тоскану, лошадей камаргу или Лофотены? Там, наверное, прекрасно, и по торной тропе тебя подведут к лучшим точкам для съемки в нужное время. Но как это может сравниться, например, с посещением озера Хибарба-Дыл, фотографий которого вообще нет в интернете, а упоминания можно пересчитать по пальцам? Водопад Грандиозный в восточной части плато Путорана, водопадные каскады реки Канда, легендарный каньон реки Оран... Просто попасть в эти места — мечта, а поснимать там одному — сказка.

С изумлением смотрю в массмедиа (соцсети, Instagram, YouTube) на тех, кто изо всех сил непрерывно транслирует подробности своей жизни — мысли, фото, планы, радости, события — вовне, наружу, в прямом смысле на весь мир. Нужно ли это миру? Сомневаюсь. Длительное одиночное пребывание в дикой природе, помимо прочего, позволяет, наоборот, пристально посмотреть внутрь себя, провести ревизию, что-то поменять и проработать. И такие изменения не нуждаются в огласке.

Одиночный поход — это отдельная маленькая и неповторимая жизнь, которая остается цельным и ярким куском воспоминаний. Разве это не заманчиво — прожить несколько жизней вместо одной?

Степан Костецкий

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности