Вводная картника

Кровавые хризантемы

Жестокая банда в 2000-х занималась грабежами и убийствами. Ее главарь приходил к жертвам с цветами

Силовые структуры

Мосгорсуд огласил приговор по уголовному делу банды «Желтых хризантем» — одной из самых жестоких группировок столичного региона последних лет. Свое название банда получила потому, что ее главарь Сергей Балихин по кличке Голос отправлялся на преступления с букетом хризантем. В 2014 году Балихин получил пожизненный срок за убийства восьми человек, бандитизм, разбойные нападения и незаконный оборот оружия. Однако, отсидев всего год в колонии особого режима, бандит начал давать показания и признался в новых преступлениях. Какими признаниями решил облегчить душу Балихин и что означала его привычка ходить на дело с букетом, выяснил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

Король электричек

Из пяти преступлений, совершенных бандой «Желтых хризантем», Сергей Балихин лишь однажды держал в руках букет хризантем. Три желтых цветка помогли ему спрятать оружие. В другом случае фигурировал букетик алых гвоздик — и не для того, чтобы спрятать пистолет, а чтобы отвлечь внимание окружающих.

Тем не менее звучное цветочное название прочно закрепилось за бандой, хотя фраза «Цветы — это я придумал», приписываемая Балихину, ни в одном из протоколов допроса, по словам следователей, не фигурирует. А сотрудники правоохранительных органов между собой называют эту группировку бандой Сереги Голоса.

Сергей Балихин — человек, на которого вы вряд ли обратили бы внимание, несмотря на его высокий рост и статную фигуру. Он родился в Москве в 1975 году, после восьмого класса пошел в техникум и получил диплом повара, но по специальности не работал, предпочтя более легкий способ заработка — торговлю в электричках Ленинградского направления

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

По словам следователя Никишиной, Балихин быстро заработал прозвище Голос — за звучность. Не будучи особо интеллектуальным человеком, он умудрялся продавать в электричках газету, которая тогда даже в метро раздавалась бесплатно. При этом Балихин обладал ярко выраженными лидерскими качествами.

Почти все его знакомые считали, что он человек с военным прошлым, да и сам Балихин поддерживал эту легенду, громогласно рассказывая про свою службу в Чечне. Правда, на деле он не служил не только в горячих точках, но и в армии вообще.

Вскоре Серега Голос возглавил неформальное объединение торговцев в электричках Ленинградского вокзала. К тому времени продавцы уже придерживались определенных правил, а взятая на себя Балихиным роль заключалась в том, что он решал, будет ли тот или иной человек торговать в электричках.

Решения Балихин принимал в зависимости от настроения, поэтому его боялись и не любили, но авторитет признавали — особенно в противостоянии с конкурентами. Работа продавца в электричках много времени у Балихина не отнимала, и он стал злоупотреблять алкоголем. Из-за этого от него ушла жена.

Именно на Ленинградском вокзале, в кафе «Обжорка», где располагался неформальный штаб торговцев из электричек этого направления, при невыясненных обстоятельствах примерно в 2004 году Балихин познакомился с Артемом Юрескулой, своим единственным другом и правой рукой в банде.

Как следует из материалов уголовного дела, уроженец Луганской области Юрескула никогда нигде не служил, но говорил, что он бывший сотрудник правоохранительных органов Украины и ветеран боевых действий в Чечне. На деле же, как и Балихин, он просто придумал себе боевое прошлое.

Они [Балихин и Юрескула] обладали хорошими спортивными данными, что часто требовалось при появлении конкурентов. Но иногда жестоко избивали не только упавших, но и потерявших сознание людей. Оба, кстати, могли из горла выпить бутылку водки, что часто и проделывали

один из свидетелей по делу банды «Желтых хризантем» — на допросе

«Бандиты наносили неоправданно сильные удары»

На допросах Балихин признавался, что первыми его преступлениями стали нападения на хорошо одетых пассажиров. Как говорит майор юстиции Екатерина Никишина, Голос — один или вдвоем с Юрескулой — примечал будущую жертву, следил за ней и в укромном месте — у трех вокзалов, метро или у ее дома — совершал нападение.

Бандиты наносили несколько ударов, порой неоправданно сильных, отбирали все ценности и деньги и скрывались. Это очень хорошо укладывается в стиль Балихина: с одной стороны, спланированное преступление, а с другой — залихватская удаль и неожиданный азарт, связанный с риском

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

Вообще, большая доля риска присутствует во всех преступлениях банды «Желтых хризантем»: часто нападения совершались средь бела дня и почти всегда — с особой жестокостью. При этом налетчиков не смущало большое количество прохожих, которые могли стать свидетелями преступлений.

Сам Балихин, кстати, не запоминал эти нападения — они в тот период были для него рутинными. По его словам, все преступления они совершали в состоянии сильного алкогольного опьянения, а потому порой уже на следующий день не могли вспомнить ни место нападения, ни его обстоятельства.

...Однажды, в начале 2007 года, в кафе «Обжорка» Балихин привел некоего Сергея Ходыкина и познакомил его с Юрескулой. По показаниям свидетелей, Голос сразу стал громко говорить, что Ходыкин — его добрый знакомый, ветеран боевых действий в Чечне и заслуженный человек.

На самом же деле Ходыкин хоть и служил в российской армии, но в боевых действиях участия не принимал. Он имел высшее образование и в родном городе Гуково Ростовской области получил судимость за присвоение имущества в крупном размере: будучи продавцом в магазине, Ходыкин потихоньку таскал домой товар.

Его приговорили к четырем годам условно, но он нарушил порядок учета в подразделении Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России и был объявлен в федеральный розыск. Сам Ходыкин между тем уехал в Москву, где устроился работать курьером в фирму «Спасибо-98»

Руководил фирмой Муна Рахман, 1955 года рождения — гражданин Бангладеш. Он приехал в Москву в 1991 году, получил второе, российское гражданство и сумел за относительно короткий срок создать устойчивое предприятие, филиалы которого были практически во всех крупных торговых точках столицы и ближайшего Подмосковья.

В марте 2007 года Ходыкин, познакомившись с Балихиным и Юрескулой, предложил им совершить нападение на квартиру бангладешца и забрать все находившиеся там деньги — по словам Ходыкина, Рахман постоянно хранил дома не менее 300 тысяч долларов. Откуда взялась эта цифра, осталось неизвестным ни бандитам, ни следствию.

Из материалов уголовного дела — фрагмент из явки с повинной осужденного к пожизненному лишению свободы Сергея Балихина от 26 марта 2016 года

Хочу сообщить правоохранительным органам Российской Федерации о других совершенных мною преступлениях и о лицах, принимавших в них участие, о которых я ранее не сообщал.

В апреле 2007 года, точную дату сейчас назвать не могу, но в этот день умер первый президент РФ Борис Ельцин, я совместно с Артемом Юрескулой и Николаем Аверковым совершил разбойное нападение и убийство предпринимателя из Республики Бангладеш.

Нападение было совершено в квартире потерпевшего в многоэтажном доме на Волжском бульваре Москвы, неподалеку от станции метро «Волжская», при этом использовались обрез ружья МЦ-20-01 и штык-нож к автомату Калашникова образца 1947 года.

Информацию о предпринимателе нам сообщил Сергей Ходыкин, который рассказал, что этот бангладешец владеет сетью магазинов по продаже электронной техники. Эта осведомленность объясняется тем, что Ходыкин некоторое время работал у потерпевшего.

По его словам, дома у бангладешца постоянно хранится 300-400 тысяч долларов, за участие в преступлении Ходыкин хотел треть, а просто за то, что передал информацию, – 20 процентов от всей добычи.

Не дожившие до признаний

Как говорит следователь по особо важным делам Екатерина Никишина, в ходе первого следствия Сергей Балихин ничего не рассказывал ни о нападении на бангладешца, ни об участии в банде Ходыкина и Николая Аверкова, родного брата жены Юрескулы, который в первом деле был свидетелем.

После новых показаний Балихина фамилия Ходыкина в деле банды Сергея Голоса всплыла впервые. Следователи сразу подняли материалы об убийстве Муны Рахмана, тело которого было обнаружено 24 апреля 2007 года. Доставленный в Москву из колонии особого режима в Мордовии, Балихин очень подробно рассказал о расправе над бангладешцем.

В частности, Голос рассказал, что вместе с сообщниками следил за Рахманом, а примерно за месяц до преступления Ходыкин и Юрескула проникли к нему в квартиру, представившись сотрудниками милиции.

Уже во время следствия выяснилось, что в тот вечер у предпринимателя из Бангладеш в гостях была подруга, бывший главбух его фирмы. Она запомнила лица «милиционеров», проверивших документы у Рахмана, и, несмотря на прошедшие годы, однозначно опознала обоих по фотографиям — и Ходыкина, и Юрескулу

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

Когда Балихин стал давать новые показания, Юрескула уже погиб. 29 августа 2009 года он был найден мертвым под окнами жилой многоэтажки на Панфиловском проспекте в Зеленограде, где вместе с женой арендовал квартиру. По официальной версии, Артем покончил с собой из-за проблем с психикой, вызванных злоупотреблением алкоголем. Достоверно известно одно: в момент смерти Юрескула был один — на это указывают несколько свидетелей.

Не дожил до новых показаний босса и Николай Аверков. 17-летним юношей он в 2005 году приехал к сестре в Москву, познакомился с Юрескулой и стал принимать активное участие в деятельности банды и в совместных попойках. Это не прошло бесследно: 7 сентября 2014 года, меньше чем за три недели до оглашения приговора в отношении банды Сергея Балихина, Аверков скончался в реанимации одной из московских больниц от острой почечной недостаточности, вызванной злоупотреблением алкоголем. До самой смерти в деле о бандитизме он был свидетелем. Таким образом, следователям оставалось найти лишь одного подручного Балихина — Сергея Ходыкина.

«Главарь хотел его убить, но они смогли договориться»

Как говорит майор юстиции Екатерина Никишина, Ходыкина немедленно объявили в розыск и обнаружили в Белгородской области. Он и на допросах, и на суде утверждал, что вообще не знаком с Балихиным, а уж тем более не принимал участие в деятельности банды.

А в день убийства Рахмана Ходыкин, по его словам, был у родственников в Воронежской области, причем гостил у них с марта. Но эти слова оказалось очень просто опровергнуть: следователи нашли свидетелей, которые видели Ходыкина с другими участниками банды «Желтых хризантем» и вспомнили «ветерана Чечни» и его приметную татуировку на плече.

Родственники Ходыкина тоже дали развернутые показания, из которых следовало, что 23 апреля 2007 года — в день убийства бангладешца — Сергей действительно гостил у них. Правда, приехал он не в марте, а буквально накануне этого дня.

Более того, нам удалось найти человека, которому Ходыкин говорил: Балихин хотел его убить, но они смогли договориться, поскольку Ходыкин в надежном месте спрятал компромат на Балихина. И Балихин знал, что в случае смерти Ходыкина этот компромат сразу попадет в прокуратуру. Так версия Ходыкина потерпела сокрушительное поражение

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

Как установило следствие, несколько недель Юрескула и Ходыкин следили за Муной Рахманом. Они установили адрес квартиры, где он проживал, его привычки и круг общения и даже договорились, что добычу разделят поровну. Но в середине апреля Ходыкин перестал выходить на связь с сообщниками: он, никому ничего не сказав, уехал в Воронежскую область, к дяде и тете, с которыми не общался восемь лет, и просидел там до августа.

...23 апреля 2007 года около 20:00 Муна Рахман приехал домой и вошел в подъезд. На первом этаже возле лифта его уже ждал Юрескула, а на 13-м этаже, у дверей квартиры — Балихин и Аверков. Уже из лифта Юрескула позвонил сообщникам и сообщил, что они поднимаются вместе с Рахманом.

Когда Муса вышел из лифта, на него напали и спереди, и сзади, избили, затащили в квартиру, сковали руки наручниками и долго пытали, выясняя, где предприниматель хранит сотни тысяч долларов, о которых говорил Ходыкин

Обыскав квартиру, бандиты нашли лишь 40 тысяч долларов, несколько видеокамер и сотовых телефонов. А затем, по версии следствия, Балихин ударил Рахмана ножом, нанеся ему смертельное ранение. Деньги Балихин и Юрескула разделили пополам. Ни Аверков, ни тем более Ходыкин не получили ни копейки.

«Он заявил, что шел не убивать, а только грабить»

На первом уголовном процессе следствие доказало четыре нападения, совершенные бандой «Желтых хризантем», в результате которых погибли восемь человек.

Список доказанных преступлений банды Сергея Балихина (первый приговор)

7 марта 2009 года. Тройное убийство цветочника Пальчука, его жены и несовершеннолетнего сына.

26 ноября 2010 года. Нападение на павильон «Мобилка» возле платформы Петровско-Разумовская. Убит продавец, похищено свыше 100 б/у сотовых телефонов.

18 марта 2011 года. Нападение на ювелирный магазин «Голдсфера» неподалеку от Киевского вокзала, на Брянской улице. Убиты три человека.

29 декабря 2011 года. Убийство директора ювелирного магазина, расположенного во Дворце бракосочетания на Бутырской улице, 15.

За эти преступления осудили главаря банды Балихина и двоих его сообщников — Марата Юсупова и Виктора Якубива. Юсупов был оружейником банды и сбывал краденое, а во время нападения на ломбард у Киевского вокзала собирал с витрин драгоценности, за что получил 19 лет. Позже его приговор был смягчен Верховным судом.

Что до Якубива, то он принимал участие в убийстве семьи Пальчуков, за что получил 14 лет лишения свободы. Но в приговоре фигурировали «иные неустановленные следствием лица» — те, кто помогал выносить ценности и сбывал их. Их имена в конце концов назвал сам Балихин — после того, как его пожизненный приговор не удалось отменить или изменить в Верховном суде, и он вступил в законную силу.

Эти люди в поле зрения следствия не попадали. Они после приговора жили спокойно, убежденные, что Балихин их не выдаст, раз до сих пор о них молчал. Но в итоге Серега Голос сам назвал своих сообщников

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

Этими загадочными сообщниками оказались Тимофей Шатовкин и Денис Сарычев. Первый принимал активное участие в налете на салон «Мобилка», второй помогал убивать семью цветочника Пальчука. Они были задержаны и частично признали свою вину — но в отдельных преступлениях.

Шатовкин и Сарычев утверждают, что в банде «Желтых хризантем» участия не принимали и даже не знали о ее существовании. Просто однажды согласились помочь Сергею Балихину в его темных делах.

К примеру, Сарычев признал факт своего участия в нападении на семью Пальчуков, но заявил, что шел не убивать, а только грабить. И даже заметил, что во время преступления, после того как был убит Олег Пальчук, он оказался под давлением Балихина, и психологическим, и физическим: Голос якобы угрожал ему оружием

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

Правда, все эти доводы были полностью опровергнуты материалами дела — не только показаниями Сергея Балихина, но и объективными доказательствами. К примеру, на камерах видеонаблюдения видно, что Сарычев после совершения преступления выходит из дома уверенно, самостоятельно и абсолютно не опасается того, кто идет рядом с ним.

Балихин последовательно и уверенно описывал участие Шатовкина и Сарычева в банде, каждое их действие и разговоры с ними. Его показания при этом подтверждаются объективными данными.

«Балихин панически боялся выстрела в спину»

Следователи отмечают: банда Балихина характеризовалась сплоченностью участников, строгой иерархией и дисциплиной. Ее главарь не терпел никаких возражений, все решения принимал единолично. Он мог выслушать мнение своих подельников, чьи-то — внимательно, чьи-то — просто так, но определялся самостоятельно.

При задержании у бандитов изъяли семь пистолетов, четыре гранаты (три в тайнике и четвертую — у Балихина в кармане), два обреза и несколько сотен патронов.

Пожалуй, основным отличием этой банды от других было полное недоверие руководителя к своим подчиненным. По этой причине почти все убийства совершал сам Балихин — он панически боялся выстрела в спину даже от самых близких товарищей

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

Во время первого следствия и суда Балихин пытался изо всех сил приуменьшить свою роль — он надеялся на пусть и длинный, но ограниченный срок, а потому часть преступлений валил на покойного Юрескулу. Но после пожизненного срока терять Голосу стало нечего, и он начал сдавать подельников.

Причем «под раздачу» попали те бандиты, о которых Балихин молчал раньше и которые успешно избежали наказания и уже успокоились. Но даже после этих признаний следователь Никишина осторожно говорит, что не исключает новых явок Балихина с повинной.

На сегодня у нас нет уверенности, что известны абсолютно все преступления, совершенные бандой Сереги Голоса. Можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что теперь выявлены все участники банды, но и тут могут быть разные неожиданности. Сам Балихин однозначного ответа на прямо поставленные вопросы не дает

Екатерина Никишина
майор юстиции, следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве

***

16 июля коллегия присяжных заседателей единогласно вынесла вердикт участникам банды Сергея Балихина по кличке Голос: все подсудимые были признаны виновными и не заслуживающими снисхождения. 4 августа судья Мосгорсуда Сергей Подопригоров огласил приговор.

Сергей Балихин по новым эпизодам получил 18 лет лишения свободы в колонии особого режима, при этом его окончательное наказание — пожизненный срок — осталось без изменений. Сергей Ходыкин, ни на следствии, ни в суде не признавший свою вину, осужден к 17 годам; Тимофей Шатовкин — к 20 годам; Денис Сарычев — к 23 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Но главное остается вне приговора: несмотря на романтичное название банды — «Желтые хризантемы» — ее участники были лишь торговцами из электричек, жадными до легких денег. А на преступление они могли идти только пьяными.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Игорь Надеждин

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности